Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

New commodity chains will become a real alternative to oil for Russia

России будет непросто уйти от нефти, says the director of the Center for Regional Policy, RANEPA Vladimir Klimanov.

New commodity chains will become a real alternative to oil for Russia

«Коронакризис» снизил зависимость бюджета от нефти и газа

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что зависимость России от нефтегазовых доходов никого не устраивает, но она поэтапно сокращается. В прошлом году доля нефти и газа в доходах федерального бюджета составила 40%.

According to Peskov, данная цифра за последние 10-15 лет неуклонно сокращается, и это видно невооруженным глазом.

AT 2020 году доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете должна упасть, because the, At first, весной резко обвалились мировые цены на энергоносители, and secondly, Россия снизила добычу и экспортные поставки нефти.

В апреле был подписан обновленный вариант сделки ОПЕК+, по которому Россия должна сократить добычу на более чем 2 million barrels per day.

Экспорт российской нефти в дальнее зарубежье снизился с января по август 2020 year 8,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Итоговый объем российского экспорта составил за этот период 150,96 million tons.

New commodity chains will become a real alternative to oil for Russia

Аналогичные проблемы у компании «Газпром». Выручка газового монополиста сократилась в 26 time, в результате чего Россия недополучила значительные объемы валютных доходов, которые ранее стабилизировали бюджет и всю финансовую систему.

Нефтегазовый сектор составляет менее 10% от общего объема российской экономики, но приносит стране до 70% валютных доходов – данный дисбаланс является главной причиной российской зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры.

Бюджетное правило, which was introduced in 2016 year, уменьшило масштабы нефтегазовой зависимости, но «коронакризис» и последующие за ним последствия для мирового энергетического рынка никто не мог тогда даже представить.

«В России длительное время говорили о том, что нам необходимо отходить от нефтяной иглы и снижать зависимость от нефтегазовых доходов, and in 2020 году мы реально вынуждены наблюдать данный процесс», – states Klimanov.

Несколько лет назад нефтегазовые доходы в структуре федерального бюджета составляли половину и даже более. К такому рубежу мы подходили дважды в новейшей истории. Оба раза эту негативную ситуацию сглаживали масштабные экономические кризисы.

New commodity chains will become a real alternative to oil for Russia

России необходимо развивать новые сектора экономики

«Текущее снижение доли нефтегазовых доходов в федеральном бюджете, как и в прошлых случаях, необходимо рассматривать как определенное благо. Благодаря этому Россия снижает зависимость от сектора экономики, чья работа напрямую связана с той конъюнктурой, которая существует на международном рынке», – summarizes Klimanov.

On the other hand, современная ситуация с углеводородами снижает объемы доходов федерального и региональных бюджетов.

«Вынужденная диверсификация источников доходов федерального бюджета не должна быть успокаивающим фактором. Нам нужно стремиться к тому, чтобы в России создавались инновационные отрасли экономики», – concludes Klimanov.

В первую очередь это нужно делать в обрабатывающих секторах, чтобы в России происходила реальная диверсификация экономики, хотя в эпоху глобального экономического кризиса такое будет сделать непросто.

«Существуют некоторые изменения – повышенную роль стало играть сельское хозяйство, где мы теперь занимаем лидерские позиции по ряду товарных групп. Стали развиваться какие-то отрасли, которые до этого не получали должного внимания. Это логистика, внутренний туризм, айти-технологии и некоторые другие направления», – states Klimanov.

It is hoped, что это принесет плоды, а новые отрасли увеличат свою роль в экономике и в федеральном бюджете РФ.

New commodity chains will become a real alternative to oil for Russia

«Достаточно ли этих драйверов для ускоренного развития страны? Тут нужно ответить отрицательно. Нам сегодня приходится работать в условиях искусственно ограниченного сотрудничества с партнерами из-за действия санкций. Последние играют как позитивную роль благодаря стимулам для ряда российских отраслей, так и негативную, и данное их значение превалирует», – summarizes Klimanov.

Из-за санкций мы ограничены в доступе к западным технологиям и финансовым ресурсам, которые необходимы РФ для экономического роста. В результате стоимость инноваций внутри России качественно повышается.

«Сохраняются большие неопределенности по «коронакризису» вместе с возможностью прихода новой волны пандемии. Поэтому мы вынуждены обременять себя дополнительными издержками на борьбу с такими рисками», – concludes Klimanov.

Because of this, according to the expert, драйверов для качественного рывка и переформатирования экономики РФ с нефтегазовой промышленности недостаточно, но к этому надо стремиться, поскольку это залог нормального развития страны.

В России давно говорят о необходимости развития обрабатывающей промышленности и инновационных производств, но куда должен пойти сбыт такой продукции и услуг? На внешнем рынке наши возможности ограничены – там идет борьба за рынки сбыта, а у западных конкурентов гораздо больше козырей. Из-за этого остается внутренний российский рынок вместе с импортозамещением.

New commodity chains will become a real alternative to oil for Russia

«Потенциал импортозамещения подходит к концу, so we can not speak, что мы сможем переориентировать еще какие-то предприятия на внутренний спрос. Нужно ориентироваться либо на совершенствование товарных позиций, либо на диверсификацию и внедрение в рамках этого процесса инновационных продуктов», – states Klimanov.

Иностранный рынок для нас ограничен, но по развивающимся странам имеются перспективы.

Dmitry Sikorski

A source