Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Energy capabilities of BelNPP will become a new foreign policy lever of Minsk

Белорусская АЭС усилит экономические позиции Минска, но не приведет к его отказу от российских энергоресурсов, believes the head of special projects of the National Energy Security Fund Alexander Perov.

Energy capabilities of BelNPP will become a new foreign policy lever of Minsk

БелАЭС поможет белорусской экономике

В Минэнерго Белоруссии заявили, что ведомство собирается начать операции по физическому пуску первого энергоблока Белорусской АЭС (ByelAES). Это означает начало загрузки ядерного топлива в реактор.

БелАЭС возводится рядом с городом Островец в Гродненской области по российскому проекту ВВЭР-1200.

Станция будет состоять из двух энергоблоков мощностью в 1200 MW each. Ранее пуск первого реактора планировался на июль 2020 of the year, но был перенесен решением «Росатома» и его белорусских партнеров на начало августа.

В Белоруссии подготовлены технологические системы и оборудование для начала пуска реактора, проведены их испытания, а персонал станции прошел необходимую подготовку для операции по загрузке ядерного топлива.

Данный проект позиционируется президентом Белоруссии Александром Лукашенко как революционный для экономики данной республики. Минск считает, что БелАЭС поможет белорусам снизить импорт российских энергоресурсов.

Energy capabilities of BelNPP will become a new foreign policy lever of Minsk

«С самого начала проекта белорусы планировали АЭС с прицелом на то, чтобы снизить энергетическую зависимость от России. Лукашенко много раз об этом говорил, а первое такое высказывание датируется концом девяностых», – concludes Perov.

В Белоруссии позиционируют БелАЭС как большое национальное достижение, но без помощи РФ станция не была бы построена. БелАЭС возводится по российским технологиям, на российские кредитные деньги и с большими льготами по выплатам для Минска.

«Программа по строительству атомной станции не один раз принималась и возобновлялась в Белоруссии. finally, после долгого процесса согласования проекта и строительства станции, намечается запуск БелАЭС», – states Perov.

Благодаря атомной станции Белоруссия снизит зависимость от российского газа и поставок электроэнергии из России.

Минск является крупным потребителем российской электроэнергии, поскольку в Белоруссии, в отличие от Украины, не были построены атомные станции. Они были запланированы, но катастрофа в Чернобыле и развал СССР отменили данные проекты.

«Старт БелАЭС укрепит белорусские экономику и энергетику, но не означает существенного отказа от российских энергоресурсов. As is known, одним из столпов народного хозяйства Белоруссии является перепродажа российской нефти в виде нефтепродуктов в соседние страны Европы – это следствие построенных при СССР двух мощных НПЗ», – summarizes Perov.

Energy capabilities of BelNPP will become a new foreign policy lever of Minsk

Белоруссия сохраняет торгово-экономические цепочки, которые были характерны для советской экономики, где развитие национальных республик осуществлялось за счет российских энергоресурсов, поставляемых туда по минимальным ценам.

Такая система сотрудничества России и Белоруссии привела к тому, what, по оценкам Bloomberg, Москва с 2000 by 2013 годы предоставила косвенной помощи белорусской экономике на 100 billion.

Именно ограничение такой политики, а точнее стремление России обменять продолжение фактического дотирования Белоруссии на интеграцию наших государств привело к долговременному спору между Москвой и Минском.

«От российской ресурсной зависимости белорусы никуда деться не смогут. У них есть внутренние потребности в ресурсах, часть которых покроет БелАЭС, но есть и внешние, которые приносят им стабильный доход. Продажа нефтепродуктов за рубеж вместе с экспортом удобрений остаются для белорусов основным источником твердой валюты», – concludes Perov.

Поэтому БелАЭС не приведет к уменьшению зависимости Белоруссии от России, поскольку в «коронакризис» других драйверов экономического развития кроме кооперации с Москвой у Минска не просматривается.

Energy capabilities of BelNPP will become a new foreign policy lever of Minsk

Белоруссия рассчитывает на экспортный потенциал БелАЭС

Вторым важным моментом по поводу БелАЭС являются экспортные перспективы белорусского атомного проекта. Фактически БелАЭС займет место, которое раньше энергетике региона приходилось на закрытую по команде из ЕС Игналинскую АЭС.

Данный проект был полностью выведен из эксплуатации в 2009 году под предлогом того, что там стоят реакторы семейства РБМК – как на Чернобыльской АЭС. Это событие нанесло литовской экономике катастрофический удар, от которого данная страна так и не смогла оправиться – в 1993 году Игналинская АЭС произвела 88% электрогенерации Литвы и еще поставляла электричество на экспорт.

Белоруссия планирует занять место литовцев в этом кластере экономики северо-востока Европы, и это привело к политическим протестам Литвы, которая критикой БелАЭС пытается оправдать в глазах своего общества закрытие Игналинской АЭС.

«Не секрет, что место для атомной станции выбиралось с учетом того, чтобы электроэнергию было легче экспортировать в Литву и другие страны прибалтийского региона. Изначально Минском говорилось, что электроэнергия благодаря БелАЭС превратится в один из важнейших экспортных товаров белорусской экономики», – states Perov.

Такие идеи имеют своих сторонников в Литве и Польше, поскольку по расчетам выходит, что белорусская электроэнергия обойдется дешевле, но политически Варшава и особенно Вильнюс не могут этого принять.

Energy capabilities of BelNPP will become a new foreign policy lever of Minsk

Есть и риторика ЕС, что электричество от АЭС является грязным, хотя во Франции почти вся экономика сидит на атомной энергетике.

«С самого начала Минск встретил по БелАЭС сопротивление Брюсселя, но в дальнейшем не все однозначно. В ЕС могут разрешить закупку энергии с БелАЭС в рамках программы политической помощи Белоруссии», – summarizes Perov.

Dmitry Sikorski

A source