Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Reflection of a massive UAV attack: tactical issues from the experience of Syria and Libya

Reflection of a massive UAV attack: tactical issues from the experience of Syria and Libya

Опыт современных войн в Сирии и Ливии показывает, что все более активную роль не только в разведке, но в нанесении ударов по позициям противника играют беспилотные летательные аппараты. Особенно активно дроны использует Турция. Атаки БПЛА стали уже ее «фишкой».

А был ли «рой»?

На активное применение дронов турецкими вооруженными силами давно обратили внимание зарубежные эксперты. So, руководитель программы по изучению экстремизма и контртерроризма Института Ближнего Востока США Чарльз Листер, характеризуя сирийскую кампанию Турции, He noted, что она воюет в основном с помощью БПЛА, поддерживая их действия артиллерийским огнем.

В Идлибе Турция применяла беспилотные летательные аппараты двух типов: оперативно-тактические Bayraktar TB2 и многоцелевые TAI Anka. Новая тактика получила название «рой дронов» и позволила нанести серьезный ущерб сирийской армии. Первое время сирийские сухопутные войска чуть ли не ежедневно несли большие потери от действий турецких БПЛА.

However, последнее обстоятельство было вызвано скорее низким уровнем организации войсковой противовоздушной обороны САА. Yes and, strictly speaking, можно ли назвать «роем» одновременно летящие 5-6 drone? Поэтому некоторые эксперты вообще сомневаются в том, что можно говорить о каком-то «рое» дронов. Не так дешевы «Байрактары» в производстве, чтобы их роем бросали в атаку. Рой не рой, но те же 5-6 ударных БПЛА сегодня всё же приносят определённый эффект на ТВД.

Новые мишени и легкие цели

Впоследствии применение БПЛА турецкого производства вновь показало высокую эффективность во время боев в Ливии, где поддерживаемые Турцией силы Правительства национального согласия Фаиза Сараджа сражаются с Ливийской национальной армией маршала Халифы Хафтара.

Уничтожение пикапа ЛНА Хафтара турецким БПЛА
but here, в отличие от Сирии, войска Халифы Хафтара к атакам дронов оказались готовы. Этим объясняется и смещение целей атак беспилотников: если в Сирии «Байрактары» наносили удары по танкам, бронемашинам или автомобилям сирийских сухопутных войск, а также по укреплениям, то в Ливии объектами атак турецких дронов, помимо привычных мишеней, стали станции слежения и комплексы радиоэлектронной борьбы (EW) Russian production, которые находятся на вооружении армии Хафтара.

Особую эффективность в противодействии атакам дронов продемонстрировали ЗРК «Панцирь-С1» российского производства, находящиеся на вооружении армии Хафтара. Они уничтожили большое количество турецких дронов, что и заставило переориентировать атаки БПЛА на сами ЗРК «Панцирь-С1», которые ливийские военные могли выводить в одиночном варианте буквально посреди пустыни, превращая их в самые настоящие мишени.

for example, во время захвата верными ПНС войсками авиабазы «Аль-Ватия», игравшей важную роль в коммуникации ЛНА Хафтара, был уничтожен один из «Панцирей», о чем триумфально заявили представители Триполи.

Также в сети появилось видео якобы имевшего место уничтожения турецким беспилотником комплекса радиоэлектронной борьбы «Красуха». Однако кадры заставляют очень серьезно усомниться в правдивости турецких источников. Смотрите сами:

Reflection of a massive UAV attack: tactical issues from the experience of Syria and Libya

Special immunity? The United States does not believe in low mortality from COVID-19 in Russia

Помимо «Панцирь-С1», неплохую эффективность в борьбе с турецкими беспилотниками демонстрировали ЗРК «Бук-М2Э». Только в боях в провинции Идлиб ими были сбиты десятки турецких дронов. Такая неудача даже заставила Реджепа Эрдогана обратиться за помощью к НАТО в проведении разведки российской авиабазы Хмеймим, а это о многом говорит.

Но преимущества атаки с помощью дронов очевидны. И основаны они на эффекте неожиданности. for example, следуют два военных автомобиля без должного прикрытия ЗРК, и вот он – удар с воздуха.

Если крупные колонны, тем более военные объекты от дронов закрывать довольно просто с помощью средств ПВО и возможностей РЭБ, то как раз с малыми группами военных, небольшими блокпостами все обстоит плохо. Как защитить их от атак беспилотников – вопрос насущный, требующий решения.

Какую тактику отрабатывают в ВС РФ

В российской армии пока отрабатывалась тактика противодействия разведывательным дронам. Для этого создавались специальные группы в составе средств ПВО, РЭБ и снайперских пар с ПЗРК «Игла». Расчеты ПЗРК располагались на удалении от переднего края, чтобы нанести удары по БПЛА до того, как они выполнили свою задачу. Если ПЗРК не могли уничтожить БПЛА, в дело вступали ЗСУ «Шилка». Такая тактика была опробована на учениях в Восточном военном округе.

Reflection of a massive UAV attack: tactical issues from the experience of Syria and Libya

Против так называемого «роя» эффективны иные методы, а именно – радиоэлектронное подавление, включая «шумовую завесу». Комплекс РЭБ «Красуха» глушит сигналы управления БПЛА в радиусе 300 km. Затем в действие вступает «Панцирь», но работает он по дронам не дорогостоящими ракетами, а из спаренной 30-мм пушки, если высотность цели позволяет.

In this way, эффективное взаимодействие современных средств РЭБ и средств ПВО является главной основой тактики, позволяющей нейтрализовать даже массированную атаку дронов противника.

Ilya Polonsky

A source