Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Saraja's rate: explanation of Turkish choice in Libya

Saraja's rate: explanation of Turkish choice in Libya

Ливия превратилась в очередное поле противостояния ряда держав. Некогда богатое и сильное государство раздирает гражданская война, в которой главные акторы – Правительство национального согласия Файеза Сараджа и Ливийская национальная армия Халифы Хафтара.

Хотя Правительство национального согласия, обосновавшееся в Триполи, считается официально признанным Организацией Объединенных Наций, в действительности мировые державы разделились по вопросу реальной поддержки основных игроков ливийской политики. Но главным покровителем ПНС Сараджа является Турция. Халифе Хафтару, in its turn, приписывают поддержку со стороны России, Egypt, OAE, Greece, Франции и Кипра.

Неоосманизм, ворота миграции и «Братья-мусульмане»

Выбор Турции продиктован ее растущими политическими амбициями и экономическими интересами. At first, президент Турции Реджеп Эрдоган считает, что имеет полное право вмешиваться в ливийскую политику, так как до 1911 года Ливия входила в состав Османской империи. by the way, это была последняя североафриканская территория, утраченная османами в результате итало-турецкой войны. Турецкое влияние в Ливии всегда ощущалось особенно сильно, хотя после итало-турецкой войны и было несколько поколеблено итальянским влиянием.

Если Франция или Великобритания активно вмешиваются в дела бывших колоний, то почему бы этим не заняться Турции? Особенно если учесть, что относительно слабая и пассивная Италия не стремится участвовать в ливийской политике на столь же серьезном уровне, сколь и Турция. Так что присутствие в Ливии вполне укладывается в неоосманистские планы турецкого президента. Победа подконтрольных Анкаре сил в Ливии позволит начать экспансию и в другие страны арабской Северной Африки и Северо-Восточной Африки, некогда входившие в орбиту власти или хотя бы влияния Османской империи.

Но почему Сарадж? Да потому что за Халифой Хафтаром стоят арабские нефтяные монархии Саудовская Аравия и ОАЭ, рассчитывающие с его помощью очистить Ливию от враждебных им «Братьев-мусульман» и близких к ним организаций. Recep Erdogan, «Братьям-мусульманам» симпатизирующий, поддерживает их по идеологическим мотивам.

Saraja's rate: explanation of Turkish choice in Libya

Есть и еще один важный нюанс. Если Турция – азиатские ворота миграции в Европу, то Ливия – африканские ворота. Именно через Ливию устремляются в Италию и Францию колоссальные потоки африканских мигрантов из стран Восточной, Central, Западной Африки. We remember, как умело Эрдоган шантажировал Евросоюз потоком сирийских, иракских и афганских мигрантов, а Ливия – ключ для такого же шантажа африканскими мигрантами.

Экономические аспекты поддержки Сараджа

Secondly, у Турции, что еще более важно, есть очевидные экономические интересы в Восточном Средиземноморье. Libya, точнее ПНС в Триполи, является одним из немногих надежных экономических партнеров для Анкары в регионе, поскольку отношения с Грецией и Кипром по понятным причинам натянутые, с Израилем тоже не могут быть хорошими, а с Египтом испортились, так как Эрдоган поддерживает египетских «Братьев-мусульман» против военного руководства страны.

Israel, Egypt, Греция и Кипр создали Восточносредиземноморский газовый форум, места в котором для Турции не осталось. Они активно ведут разведку газовых месторождений в Восточном Средиземноморье, но именно тем же занимается и Турция. Во избежание конфликтов и провокаций геологоразведочные суда сопровождают турецкие беспилотники. obviously, что Турция стремится установить монополию над энергоресурсами Восточного Средиземноморья. Богатая нефтью и газом Ливия представляет в этом отношении для нее особый интерес.

Saraja's rate: explanation of Turkish choice in Libya

And again, our business is the pipe?

Подписанный с ПНС договор о разделении морских зон и континентальных шельфов в Восточном Средиземноморье фактически смыкает ливийскую и турецкую зоны, отрезая кипрскую, египетскую, израильскую и греческие зоны друг от друга и от остального Средиземноморья. Thereby, Турция наносит удар по своим энергетическим конкурентам в регионе. Поскольку договор подписан именно с Сараджем, задача Турции – сохранить власть ПНС Сараджа хотя бы в Триполи. В этом случае ПНС по-прежнему будет сохранять легитимность как структура власти, признанная ООН, and, Consequently, будут действительными все подписанные им соглашения и меморандумы.

Пока Турция остается наиболее успешным игроком в Ливии. Despite, что у Хафтара были влиятельные покровители, Турция стала первой из заинтересованных стран, не побоявшейся открыто включиться во внутриливийский конфликт, направив на помощь ПНС военную технику, weaponry, а затем и людей – сначала тысячи выведенных из сирийского Идлиба боевиков, а затем и профессиональных военных из регулярных вооруженных сил Турции.

Если остальные государства, поддерживающие Хафтара, не будут столь же активны, то Турции как минимум удастся добиться сохранения фактического контроля за Триполитанией, а как максимум – очистить от войск Хафтара большую часть страны. Однако военные неудачи Хафтара, да еще в совокупности с его почтенным возрастом (фельдмаршалу, yet, 76 years), могут заставить прежних покровителей отвернуться от военачальника и начать искать ему замену. So, в последнее время все чаще говорят о Сейфе аль-Исламестаршем сыне убитого лидера Ливийской Джамахирии Муаммара Каддафи. Его фигуру также связывают с оппонированием турецким интересам в стране.

Ilya Polonsky

A source