Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Where our security begins

Where our security begins

Новая дорога жизни

Вроде бы все неплохо понимают, с чего начинается национальная безопасность: не с Совета безопасности, а прямо с обороны. И с этим у России всё обстоит вполне пристойно, однако в XXI веке на первый план выходят совсем иные трудности и глобальные вызовы. Основными проблемными трендами стали глобальное потепление и экологическая нагрузка на планету, вызванная деятельностью человека.

За столь пафосным вступлением последует разговор о строительстве, which the, actually, можно было бы считать локальным. Кого сейчас удивишь или напугаешь очередной стройкой в Подмосковье? Yes, где-то неподалёку от Звенигорода, в деревне с характерным названием Грязи Одинцовского района запланирован ещё один загородный квартал, снова без школ и поликлиник.

Where our security begins

Вот так и строим, вот так и живём
И уже далеко не в первый раз – прямо в одной из природоохранных зон. There, где осуществляется водозабор в систему, снабжающую столицу довольно чистой Н2О. Пока ещё довольно чистой.

Но может пройти всего несколько лет, будет построено ещё несколько десятков посёлков или кварталов, которые всё ещё именуют «элитными», а Москва вдруг останется вообще без источников чистой воды. And all because, что строят уже не только в зонах, но и на пойменных землях. А они – самый надёжный фильтр для сточных вод. Last, а зачастую и единственный.

Член-корреспондент РАН Виктор Данилов-Данильян, ныне возглавляющий академический Институт водных проблем, отметил на брифинге в среду, что опасность строительства на пойменных землях связана прежде всего с тем, что именно поймы служат самым надёжным фильтром от попадания в воду загрязнений самого разного рода. Причём и естественных, and those, которые вызваны людьми, вплоть до химических.

Where our security begins

Виктор Данилов-Данильян возглавляет Институт водных проблем РАН
obviously, именно поэтому пойменные земли были когда-то превращены в запретные зоны санитарной охраны (ЗСО) под водозабор для Москвы. В соответствии с серией специальных постановлений 1940-1974 годов они составили до 18 процентов территории области. На всех этих территориях, despite, that 1980 года их в несколько заходов урезали.

В итоге площади ЗСО сократились в шесть раз, но вплоть до последнего времени в них по-прежнему осуществлялся регулярный и весьма жёсткий контроль за экологической обстановкой. Всё изменилось совсем недавно. more precisely, 19 December 2019 of the year, когда два региональных лидера (столичный и подмосковный) приняли постановление «О зонах санитарной охраны источников водоснабжения не территории Москвы и области» за номером 1705.

Этим постановлением, то есть парой росчерков пера, все нормативные акты РСФСР были объявлены не подлежащими применению на территории столицы и области. Вплоть до установления новых ЗСО – зон санитарной охраны, and in fact, ещё и очистки. В силе осталось только постановление 1980 of the year, the most, с которого началось шестикратное урезание.

Where our security begins

Where our security begins

Турецкие БПЛА атаковали север сирийского Алеппо

А ещё за год до 1705-го постановления господа Собянин и Воробьёв отменили согласование земель под строительство с органами санитарного надзора. Отменили напрочь, и ни о каких новых ЗСО не вспомнили. Строительный бум теперь может только нарастать, и где и что будут строить, it seems, in the lap of gods.

Thirst

Столичных и подмосковных застройщиков так и тянет к воде. Thirst, apparently, мучит. Приведём здесь лишь выдержки из очень краткого списка самых крупных строек, либо уже завершающихся, либо намеченных в Подмосковье, that (все до одной) не только грубо нарушают Водный кодекс, but also, пусть косвенно, затрагивают санитарные зоны. Некоторые и вовсе располагаются прямо в ЗСО.

1. «Мытищи-lite» — 12 малоэтажных (no more 5-7) корпусов на 22,65 га болот с камышами.
2. «Императорские Мытищи» — 19 домов на 11,28 it, которые обещано дополнить школой, двумя детскими садами и… о, miracle! – водозаборным узлом с фильтром. Благо есть откуда воду брать.
3. «Пироговская Ривьера» — 27 корпусов в 6-9 этажей всего в 80 метрах от берегов Пироговского (а как иначе) водохранилища. Территория уже в 51,3 га была незаконно выведена из состава земель сельхозназначения, а первые дома уже построены без очистных сооружений.
4. Болтино – более 100 малоэтажек и дуплексов на 13 га без подключения к очистным сооружениям.
5. ЖК «Афродита» с торгово-развлекательным комплексом и подключением к очистным сооружениям мебельной фабрики, стоки от которых идут непосредственно в речку Чанка, впадающую в Клязьму.

Все пять объектов строятся в ЗСО Восточной и Северной станций водоочистки, откуда поступает до 40 процентов водопроводной воды столицы. Не меньше десятка строек размещены в зоне москворецкого источника водоснабжения, а это остальные 60 процентов московской воды. Среди них особо стоит отметить три:

1. Ильинские луга — 60 домов на 200 it, непосредственно прилегающих к живописной старице Москвы-реки.
2. ЖК «Новая Рига» из 9 восьмиэтажек на 37,6 га заповедной земли.
3. Finally, ЖК «Лайково» из 62 домов на 4-12 этажей и 111 таунхаусов. Объект был наполовину заморожен после банкротства СУ-155 и нуждается в 14 billion. рублей бюджетного финансирования. Спасение обманутых дольщиков было куплено «Урбан-Групп» ценой разрешения незаконного строительства целого города на 30 thousands of residents. Непосредственно в природоохранной зоне, of course!

Амнистия.net

However, пока всё ещё не так плохо, как может показаться из первой части нашего комментария. Упомянутое постановление 1705, it seems, можно забыть, как страшный сон. The thing is, что всего две недели назад президент страны подписал адресованное кабинету министров поручение, которое можно считать чем-то вроде вето в адрес двух незадачливых региональных руководителей.

Where our security begins

Владимир Путин фактически потребовал от чиновников «обеспечить внесение в российское законодательство изменений, предусматривающих усиление правового режима зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, в том числе в части, касающейся ограничения использования земельных участков в границах этих зон для жилищного строительства».

Далее в поручениях президента идёт прямое обращение не только к федеральным министрам, но и к руководству Москвы и области — подготовить поправки в законодательство и «установить границы новых зон санитарной охраны (тех самых ЗСО. - Ed.) источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения столичного региона». Причём подготовить не вместо, а вместе с академиками из РАН.

Однако что такое у нас в стране поручение президента? На взгляд чиновников, не приказ, a binding, а не более чем инструмент, чтобы построить систему. Систему, as you know, для вытягивания средств из бюджета. А средств может понадобиться очень много.

На это и обратил внимание член-корреспондент РАН Данилов-Данильян, когда-то занимавший пост федерального экологического министра. he recalled, что «нагрузка на водные объекты, в том числе на источники питьевого водоснабжения, всё время растёт в силу целого комплекса причин. Растёт население, change, и не к лучшему, химический состав сточных вод, всё хуже и хуже люди ведут себя в отношении территорий водосбора».

В итоге на очистку воды для Москвы и пригородов приходится тратить всё больше денег, но скоро и это уже не поможет, считает авторитетный эколог. Виктор Данилов-Данильян справедливо считает, что в таких условиях границы зон санитарной охраны и законы должны быть ещё строже и соблюдаться беспрекословно, но в жизни приходится принимать как данность сокращение площадей ЗСО, которое кому-то очень нужно для извлечения запредельных прибылей.

Ещё один представитель РАН, академик Валерий Тишков, научный руководитель ИЭА РАН, He drew attention to the fact, what

«проблема охватывает не только водные ресурсы, но и наше историко-культурное наследие. Застройка полностью разрушает местность, никто не соблюдает закон об обязательных археологических раскопках, особенно со стороны частных владельцев. Это преступно».

Where our security begins

Академик Валерий Тишков руководит Институтом этнологии и антропологии
Академиков в полной мере поддержал известный телеведущий Максим Галкин, which the, however, надеется, что будет разработан некий свод требований, соответствующих времени. Ведь никто не говорит, что надо жить по принятым в 1940 году законам, нужно их модернизировать.

Where our security begins

Максим Галкин: у меня давно не было такого плотного контакта с аудиторией
Однако чиновники всеми силами пытаютсязамылитьлюбое поручение президента, которое может затронуть их интересы. Пугая массовым сносом многоквартирных домов в случае, если не будет амнистии по не менее массовым нарушениям Водного кодекса.

Максим Галкин отнюдь не случайно оказался на экологическом брифинге. Он напомнил пишущей и снимающей братии, что просто живёт в том месте, где все заинтересованы в отсутствии любых строек. Do I need to explain, что имелись в виду заповедные подмосковные земли, которые теперь с большой долей вероятности могут быть выведены из-под государственной охраны.

Но и он тоже против драконовских мер и предлагает провести избирательную амнистию объектов, которые уже существуют в природоохранных зонах. Большинство жителей Подмосковья, оказавшихся жителями природоохранных зон, нарушали нормативы ЗСО не по своей воле, а по вине властей.

Но из федеральных и местных властных структур почему-то уже не стесняясь говорят: не жили по закону десятки лет, вот и не надо начинать! А это неправильно! Надо выстроить систему, принять разумные законы и правила и жить по ним.

Как «прокатили» академиков

Пресс-конференция в среду, посвящённая проблемам с московской водой, was, perhaps, самой неординарной за многие годы. Только в 90-е «братва» могла устроить нечто подобное с катанием на «Гелендвагенах» и даже бронетранспортёрах. Экологам пришлось высказываться и отвечать на вопросы в салоне ультрасовременного автобуса, который почти два часа неторопливо колесил по изрядно загаженным «зимней химией» улицам и особенно набережным столицы.

Where our security begins

Why? not because, что в Москве большие проблемы с парковкой, о чём знают уже в самых дальних углах страны. And because, что в стационарных пресс-центрах экологов и журналистов решили не принимать. Сначала отказал правительственный официоз, сославшись на перегруженность зала, потом – уже столичный почти официоз, когда-то бивший все рекорды по тиражам.

There, рядом со станцией метро «Улица 1905 of the year", с чьей-то подачи поступили вообще весьма изящно, ответив «нет» поздним вечером накануне брифинга. Apparently, чтобы экологическая тусовка с участием СМИ уже точно сорвалась. Один из почти оппозиционных сайтов тут же поспешил с кричащим заголовком «В Москве запретили пресс-конференцию по проблеме, которой губернатору Подмосковья и мэру столицы поручил заняться президент».

May be, и запретили, но сорвать всё-таки не смогли. Высказаться сумели и академики, и представители экологической общественности, в том числе Альбина Дударева, председатель экологической комиссии в Общественной палате РФ.

Where our security begins

Альбина Дударева: какую воду будут пить наши дети?
she recalled, что сегодня общественный контроль в области экологии в нашей стране фактически запрещён.

«Почему такой запрет? Чего боятся те, кто писал этот закон? В мире экологическая безопасность стоит на первом месте, а у нас то, что мы сами себя травим при попустительстве наших властей, игнорируется. И это надо менять».

Вот почему и хочется напоследок выразить сожаление, что президент своими поручениями пока не отменил другое странное постановление – то, of 2018 of the year, где речь шла об отмене необходимости согласовывать разрешение на строительство с экологами. Неужели академиков и тут «прокатили»? What for? Чтобы застроить всё так, что ничего не то что заповедного — живого вокруг не останется. Даже воды?

А пить, actually, всем хочется. И пить нормальную чистую воду. Пусть не из Москвы-реки, это мэр Женевы может себе позволить утолять жажду чистейшей Н2О из одноименного с городом озера, но хотя бы из-под крана.

Alex Podymov, Анатолий Иванов, д.э.н., Professor

A source