Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Union ironclad military ambitions: in today's world, military alliances are meaningless

Ближе к Дню защитника Отечества в сети стали появляться известные фразы императора Александра III о том, что у России есть только два союзника: её армия и флот. Наиболее продвинутые пользователи в эту фразу добавляют современные рода войск, неизвестные в годы императора-миротворца.

Union ironclad military ambitions: in today's world, military alliances are meaningless

Из глубины истории

As is known, в годы правления Александра III Россия не вела ни одной войны. but, contrary to popular belief, император был не против военно-политических союзов с другими государствами. is he, eg, заключил важный для России военно-политический союз с Францией, продержавшийся почти тридцать лет, вплоть до падения Российской империи.

История военных союзов стара, как мир, or so. В памяти людей остался первый такой союз, названный Пелопоннесским. Его в середине 600-х годов до н. e. заключила Спарта с другими древнегреческими полисами против воинственных племен илотов. By the way, этот первый военный союз просуществовал целые два века.

В более позднее время союзы государств тоже создавались из-за периодически возникающих военных угроз. Так было с Эллинским союзом, крупнейшим объединением Древнего мира, средневековой Кальмарской унией Дании, Норвегии и Швеции, с Католической и Священной лигами.
В годы французской революции и после неё (from 1792 by 1814 years) для борьбы с Францией было заключено сразу шесть коалиций, участниками которых стали практически все ведущие государства Европы.

Finally, на континенте образовалось два мощных центра силы. Тройственный союз Германии, Италии и Австро-Венгрии и противостоящий ему уже упомянутый здесь союз России и Франции, который после присоединения к нему в 1904 году Великобритании получил историческое название Антанта. Особенность этих объединений была в равных, as they say, партнёрских отношениях.

Ситуация кардинально поменялась после второй мировой войны. Страны-победительницы настолько укрепились в военной и политической сфере, что соперничать с ними на равных никто не мог. Даже Британия, над которой «не заходило солнце», послушно встроилась в хвост Соединённых Штатов.

США стали центром притяжения десятков более слабых государств Европы (NATO), Asia (АНЗЮС, СЕАТО, СЕНТО и прочие региональные объединения), America (OAG) etc. По такому же принципу формировал вокруг себя союз дружественных государств (Варшавский пакт) и СССР.

Особенности современных союзов

Здесь важны были два обстоятельства: сильный лидер и угроза безопасности. Когда один из этих компонентов терял свой смысл, союз потихоньку распадался. Это случилось, eg, с азиатскими объединениями, завершившими свою деятельность ещё в советскую пору.

В условиях моноцентричного мира для слабых государств большого проку в военных союзах нет. Главное – не ссориться с лидером. but, если вспомнить войну в Ираке, Германия и Франция тогда открыто не поддержали Соединённые Штаты. Обошлось без последствий.

By the way, партнёры Америки это запомнили. Когда Трамп стал настаивать на увеличении финансирования альянса, только самые слабые участники объединения (Poland, страны Балтии и пр.) бросились исполнять требования Вашингтона. Rest, as the saying goes, не разбежались.

Примеры по Ираку и финансированию НАТО показывают, что в критической ситуации участники союза могут и пренебречь своими обязательствами, от чего амбиции других членов начинают вызывать сомнение.

Union ironclad military ambitions: in today's world, military alliances are meaningless

NATO military lost in the Lithuanian forests

Похожая история произошла с Турцией. In the autumn 2015 года она сбила в Сирии российский бомбардировщик. Задиристость Анкары объясняли тем, что она чувствовала за спиной силу НАТО и рассчитывала на её поддержку и помощь. Но в планы НАТО не входило воевать с Россией. Альянс достаточно решительно отмежевался от своего союзника. Пришлось Турции расхлёбывать конфликт в одиночку.

Так складываются сегодня отношения в самом мощном военно-политическом союзе мира НАТО, где господствует ведущая держава современности – США. По-иному смотрится организация, которую Россия создала весной 1992 года в Ташкенте, на развалинах СССР.

При изначально слабом лидере она не ставила себе иных задач, кроме региональных. Членов Ташкентского союза больше заботила ситуация внутри союза, перспективы перессориться без центра-арбитра боялись больше, чем внешних угроз. Членство в совместном договоре вроде как защищало от этого.

Положение мало поменялось через десять лет, когда Ташкентский пакт переоформили с договора о коллективной безопасности (ДКБ) в международную организацию, добавив в существующую аббревиатуру ключевую букву О. Что изменилось?

First of all, Россия стала безвозмездно готовить в своих учебных заведениях кадры для государств-членов ОДКБ, проводить совместные учения, помогать военной техникой и вооружением. Серьёзные испытания организацию пока миновали, если не считать войны 2008 года между Россией и Грузией. Союзники по ОДКБ тогда тихо отмолчались. Конфликт разруливали совсем другие силы.

It turns out, современные военные союзы хороши в дни мира. Они поддерживают амбиции своих участников потенциальной силой лидеров. Во время конфликтов ведущие державы военных объединений могут рассчитывать главным образом на себя. А сам союз остаётся нерушимым только до того момента, когда отдельные его члены почувствуют непреодолимую тягу сменить союзника прямо во время войны. Пример Второй мировой в этом случае весьма ярок. В итоге выяснилось, что Гитлера победили “all”, включая даже тех, кто до 1944 года состоял с нацистской Германией в военно-политическом союзе и намеревался оторвать себе кусок советской территории. If so, то каковы гарантии наполнения таких союзов смыслом?

So that, probably, правы те, кто накануне праздника защитников Отечества вспомнил давний афоризм императора Александра III про настоящих союзников России.

Gennady Granovsky

A source