Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The phenomenon of Alexander Lukashenko: strange love for Russia

The phenomenon of Alexander Lukashenko: strange love for Russia

Белорусский дисбаланс

У вас никогда не возникало чувства какого-то дисбаланса при чтении очередных новостей, касающихся Белоруссии?

One side, братский народ, братская страна, союзное государство, республика с сопоставимым с Россией уровнем жизни… А с другой стороны — какие-то разговоры и действия, которые в наших глазах выглядят явно не пророссийскими.

One side, президент Лукашенко, приезжая на встречи с президентом Путиным, всячески подчеркивает свою дружбу с Россией и лично с президентом РФ, on the other hand, Белоруссия не признает, eg, Крым российским.

Таких примеров можно привести множество. При этом — опять парадокс: большинство из нас относится к белорусскому президенту как минимум с симпатией. At least, результаты сразу нескольких опросов говорят об этом. Лукашенко — самый популярный иностранный политик в России.

Probably, по симпатиям конкурировать с белорусским президентом мог только мэтр постсоветской политики Нурсултан Назарбаев.

Да и к Белоруссии мы относимся с большой симпатией. Вот такие парадоксы нашего восприятия личности и братской страны.

Химера Союзного государства

Я не претендую на истину в последней инстанции. Просто поразмышляю вместе с читателями о наших отношениях к Лукашенко и к Белоруссии вообще. Чего мы хотим от братского народа и его президента и чего хотят они от нас? Без шаблонов типа «за все хорошее, против всего плохого».

Мы много лет создаем химеру под названием Союзное государство. Я попытался ответить себе на вопрос что же я понимаю под этим громким названием. Единое государство? No. Государство из двух равноправных стран? Probably, also no. Слишком разные весовые категории у России и Белоруссии. Вхождение Белоруссии в состав РФ на правах региона? No. So that?

I think, что белорусы тоже не горят желанием терять собственную независимость. Не по каким-то политическим причинам. Все дело гораздо проще. Небольшое государство можно быстрее поднять экономически. Повысить уровень жизни народа и социальные гарантии людям. Хотя движение в обратном направлении, как мы видим на примере некоторых постсоветских государств, тоже достаточно стремительное. Но надежда-то — на хорошее будущее! Да и поднять экономически на ограниченных ресурсах, голом энтузиазме и окриках Лукашенко не получится. Рано или поздно наступит экономическийлимит”.

Пророссийский или прозападный?

Для меня странно даже собственное восприятие феномена Лукашенко. Попробуйте ответить на вопрос о позиции белорусского президента. Она пророссийская или прозападная? Я для себя определяю её как пророссийскую. Даже после очередных высказываний Лукашенко: «Россияне — это наши люди. От них, true, мало что сейчас зависит». Странная любовь, is not it?..

Мы возмущаемся периодически оценкой нашей страны, нашего президента со стороны Минска. Но потом быстро отходим. Братья имеют право на собственное мнение, on, so to speak, «бзики». Тем более что после каждого реального шага Москвы в ответ на антироссийские действия правительства или президента братской страны тут же следует «мы вас любим, мы ваши».

Чему мы удивляемся?

Вот буквально новость последних дней. Я о подписанном указе Лукашенко о возможности изменения «газового протокола». Вы удивлены? Я — нисколько.

The phenomenon of Alexander Lukashenko: strange love for Russia

The Government of Syria's army defeated the insurgents in the south-west of Aleppo

Вспомните недавнюю историю. Вопросы цены на энергоносители для Белоруссии всегда были камнем преткновения на любых встречах лидеров наших стран. Минску хотелось получать газ и нефть по внутрироссийским ценам и иметь свой «гешефт» за экспорт этих углеводородов дальше в Европу. Мы же аргументировали свой отказ тем, что мы ещё не союзное государство. И этот нерешаемый момент остается на будущее.

Белоруссия не богата ресурсами. Да и другие отрасли экономики не могут дать достаточных для устойчивого развития прибылей. Поэтому и вынужден Минск выжимать максимум из своего положения государства-транзитера углеводородов. Вынужден искать рынки сбыта для своей промышленной продукции. Вынужден идти на контакт с государствами, настроенными явно антирусски. Других-то рядом нет.

Сегодня мне абсолютно понятно, что никакого союзного государства в том варианте, о котором мы, Russians, think, не будет создано. At least, в нынешних реалиях и Белоруссии, and Russia. Никакого политического единства мы не достигнем. Минск почти открыто показывает то, что готов сотрудничать в экономической области, но не в политической. Причем сотрудничать на своих условиях.

За «жесткую руку»

by the way, пока работал над данным материалом, советский гражданин, there, глубоко внутри моей головы, нашел ответ на вопрос о популярности Лукашенко в России. we, Russians, особенно после последней реформы, сегодня воспринимаем Белоруссию как социальное государство. Country, где президент действительно не допускает каких-то действий, ухудшающих жизнь простого народа.

Не могу сказать, Is it really. Для этого надо жить в Белоруссии. Я о собственном восприятии, основанном на сообщениях в прессе и общении с достаточно ограниченным количеством белорусов.

One more thing. Жёсткость Александра Лукашенко при ликвидации каких-то антиправительственных и террористических актов мне импонирует. Произошел теракт — преступник найден и расстрелян по приговору суда. Без оглядки на «человечность» и «гуманность».

Незаконный митинг, собрание, шествие? Организаторы наказаны по решению суда. И не штрафами в сотню рублей. Alas, но советский я за «жесткую руку». Государство должно защищать и защищаться. Порядок согласно закону! Если закон будут уважать люди, то и закон будет уважать людей.

No, не «директор совхоза» и не мальчик для битья

Мне сложно судить о том, что же толкает Александра Лукашенко на явно провокационные действия в отношении Москвы. Я далек от мнения, которое упорно насаждается прессой, что белорусский президент «директор совхоза» по сути. За столько лет политической деятельности на самом верху международной политики Александр Григорьевич поднабрался политического опыта, заматерел и совсем не выглядит мальчиком для битья.

Probably, демарш Лукашенко, связанный с упомянутым указом, вызван гораздо более глубокими причинами. more precisely, с изменениями во внутренней политике России в связи с формированием нового правительства и грядущими изменениями конституции. Но это уже тема для будущих размышлений…

Alexander Staver

A source