Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Onishchenko warned about the risks of the introduction of a presumption of consent for posthumous donation

Onishchenko warned about the risks of the introduction of a presumption of consent for posthumous donation

Председатель комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов заявил о готовности законопроекта, по которому в России может появиться презумпция согласия на донорство органов после смерти. В настоящее время ожидается обсуждение закона. Первый заместитель председателя комитета по образованию и науке Gennady Onishchenko в комментарии Federal News Agency оценил риски введения такой презумпции в нашей стране.

«Эта инициатива предполагает презумпцию согласия на посмертное донорство — то есть человек может стать донором, если он не высказал при жизни письменного или устного отказа от этого, либо этот отказ не дали его родственники в течение трех часов после того, как у него диагностировали смерть мозга», — пояснил Морозов.

Законодатели работали над этим проектом продолжительное время вместе с экспертным сообществом и Министерством здравоохранения РФ. Но текст документа все еще нуждается в тщательном обсуждении и доработке.

"Basically, такая практика существует в мире. Нельзя, of course, не брать во внимание этические вопросы. Надо пройти некую морально-этическую эволюцию, чтобы это воспринималось хотя бы как допустимое явление. Это одна сторона вопроса. Сама идея закона приемлема, возможна для обсуждения, но надо внимательно рассмотреть этот законопроект с тем, чтобы не было криминальных злоупотреблений», — предостерег Онищенко.

В мире известна практика, когда человек завещает свои органы. Также существуют биологические паспорта, по которым видят, что может пригодиться из органов конкретного человека. Существуют банки таких данных.

Onishchenko warned about the risks of the introduction of a presumption of consent for posthumous donation

«Важно, чтобы не создавались такие условия, когда человека подталкивают к летальному исходу. В 90-е и фильмы снимали на эту тему. И отечественный кинематограф в том числе. Когда отыскивали людей, а потом убивали за большие деньги ради того, чтобы такой же, let's, ребенок жил. Если подобные вопросы в новом законопроекте будут купированы, то такой подход имеет право на жизнь» — прокомментировал Онищенко.

Эксперт опасается, что в случае принятия несовершенного закона могут быть случаи, когда ситуацию будут подгонять «под решение в конце задачника». Как в школе.

«Необходимо, чтобы в России было достаточно зрелое общество для этого. Но я надеюсь на другое — на то, что сегодняшние достижения в биотехнологиях, в синтетической биологии позволят выращивать внутренние органы. Брать мою клетку и для меня выращивать определенный орган. Если это направление, а оно сегодня имеет право на жизнь уже не просто в теории медицинской науки, а в практике, эта проблема именно таким образом будет решаться. Потому что все остальное имеет серьезные риски: ethical, моральные и криминальные. Мы ведь в России еще лет 15–20 назад, let's, брали клетку печени той же белой мыши и выращивали ее. И эта часть здоровой печени могла заместить в организме то, что было подвержено болезни», — рассказывает Онищенко.

Авторы законопроекта отмечают, что в тексте закона прописана обязанность медиков после смерти мозга у пациента сообщать его родственникам о намерении изъять у него органы. In that case, если родственников у покойного не окажется, вопрос будет решаться с помощью консилиумов. Если закон примут, человек может стать донором, если при жизни не давал письменного или устного отказа от дальнейшего использования своего тела.

Author: Наталья Романова

A source