Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The new transit agreement of Russia and Ukraine will close the Ukrainian gas issue

Главным моментом в газовом споре остается заключение соглашения между Россией и Украиной – считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, Lecturer Financial University under the Government of Russia Stanislav Mitrahovich.

The new transit agreement of Russia and Ukraine will close the Ukrainian gas issue

Украинцы не имели шансов разыграть антимонопольную тему

Так Станислав Павлович прокомментировал разрешение украинского правительства компании «Нафтогаз» заключить с «Газпромом» новый транзитный договор на 2020-2024 годы и подписать мировое соглашение по всем судебным спорам за 2009-19 years.

Данное распоряжение украинского кабинета открывает дорогу для урегулирования всех споров между «Газпромом» и «Нафтогазом» – здесь можно вспомнить соглашение по закрытию антимонопольного дела на Украине, пусть и Митрахович считает этот момент малозначащим пунктом, поскольку данный казус придумали сами украинцы, и они бы, совершенно точно, не смогли бы его доказать в любом арбитраже.

«Если взять украинский антимонопольный штраф, то это была полная ерунда, поскольку украинцы выписали его на основе того, что «Газпром» не обеспечивал условия конкуренции при транспортировке своего газа через Украину», – concludes Mitrakhovich.

Naturally, «Газпром» не может отвечать за этот вопрос, поэтому это малозначимая штука. Actually, данный штраф был абсурдным на сто процентов, поскольку украинцы признали здесь «Газпром» монополистом на своем национальном рынке.

The new transit agreement of Russia and Ukraine will close the Ukrainian gas issue

Another question, что закрытие этого дела было одним из условий «Газпрома», it is not surprising, что данную проблему разрешили одной из первых, поскольку украинцы сами понимали, что им здесь не на что рассчитывать, и что это только повод для спекуляций СМИ.

«На самом деле, «Газпром» заказывал услугу у украинской стороны, если смотреть на условия контракта, и никак не отвечает за транзит своего газа через территорию Украины, но это не помешало Киеву вынести свое одиозное решение», – states Mitrakhovich.

У украинцев были определенные козыри

As the expert believes, у Украины были гораздо более сильные позиции, от которых «Нафтогаз» отказался в контексте урегулирования спора по штрафу Стокгольмского арбитража. В обмен на перечисление 2,9 млрд долларов украинцы отказались от своих претензий за 2018-19 years, а ведь при удачном стечении обстоятельств, Киев мог здесь повторить успех, который свалился на Украину в 2017 year.

Тогда шведские арбитры разделили два спора о лимите на прокачку – по контракту «Газпром» должен был прокачивать 110 billion cubic meters per year, и по принципу «бери или плати», что позволило придумать российской компании штраф в 4,6 billion.

The new transit agreement of Russia and Ukraine will close the Ukrainian gas issue

Украинцы не выполнили условие «бери или плати», which in 2017 года шведские арбитры обозначили в 5 млрд кубов прямых закупок газа, но и «Газпром» не прокачивал за это время через украинскую территорию контрактные 110 млрд кубов транзитного газа.

«Еще украинцы придумали иск к «Газпрому» за то, что российская компания перестанет пользоваться украинской ГТС и должна за это заплатить 12 billion. От этого Киев также отказался, although, несмотря на свою полную абсурдность, этот момент был посерьезней антимонопольного решения Украины. Были и украинские иски за неподачу «Газпромом» газа в 18-19 years ", – concludes Mitrakhovich.

Сложно воспринимать эти требования Киева, как справедливые, но у нас перед глазами решение шведских арбитров 2017 of the year, которое также является глубоко сомнительным, и чтобы не давать украинцам никакого повода, «Газпром» пошел на полное закрытие данного вопроса.

«У украинцев во всех этих исках шансы были спорные, но все-таки теоретически они существовали. Они могли что-то отсудить, а вот что касается антимонопольных 7 млрд – это была полная ерунда, и на Украине прекрасно об этом знали», – summarizes Mitrakhovich.

The new transit agreement of Russia and Ukraine will close the Ukrainian gas issue

Итогом переговоров должен быть новый контракт

Что касается последнего решения правительства Украины, the, по мнению Станислава Павловича, главным итогом должен быть контракт на транзит, а его стороны пока не подписали, причем причиной этого являются требования «Нафтогаза» по цене.

Рамочная газовая сделка России и Украины предполагает конкурентоспособную цену на газ, но после этого украинцы по своей традиции решили поднять цену вдвое, из-за чего переговоры между «Газпромом» и «Нафтогазом» продолжаются и вечером 30 December.

«Может быть контракт подпишут ночью, может завтра утром, днем или вечером. У нас был экстремальный опыт подписания контракта с Украиной между газовыми войнами 2006 and 2009 years. Тогда контракты не переставали продлевать, as a result, их подписывали в самый последний момент или даже уже в начале следующего календарного года», – states Mitrakhovich.

Mitrakhovich believes, если контракт сегодня или завтра заключен не будет, то эти события могут обернуться негативным сценарием – третьей газовой войной или чем-то в этом духе, but, likely, будет подписано новое транзитное соглашение вплоть до 2025 of the year

«Я так понимаю, спорят о цене прокачки, где украинцы хотели взвинтить цену в два раза», – concludes Mitrakhovich.

The new transit agreement of Russia and Ukraine will close the Ukrainian gas issue

Notably, что если ситуация разрешится, то мы фактически закрываем тему Украины в российском газовом экспорте, поскольку к 2025 году точно будут завершены все российские обходные газопроводы, из-за чего значение украинцев снизится до нуля.

«Надо будет посмотреть, какие будут отношения России и Евросоюза, Russia and Ukraine. К тому моменту должны быть окончены все российские транзитные газопроводы и может быть предложен проект «Турецкого потока-2». Тогда значение Украины действительно упадет до минимума – в лучшем случае до 10-15 billion cubic meters, а то и вообще до нуля», – summarizes Mitrakhovich.

Dmitry Sikorski

A source