Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Cyberworld or cyberwar?

О социальных возможностях киберпространства

Недавно глава Киберкомандования США заявил, что для предотвращения вмешательства в выборы президента США в 2020 g. будет снова проведена кибератака против Российской Федерации. Так что всё-таки несут нам виртуальные коммуникации, если «глобальная сверхдержава» открыто объявляет о «превентивной» атаке на Россию?

Немецкий политический теоретик Карл Шмитт (1988-1985) ввёл когда-то в политическую науку термин «номос». Это слово использовалось в Древней Греции в нескольких значениях – как закон или обычай, а также как территориально-административная единица. Карл Шмитт применил его для обозначения принципа организации любого пространства. Однако межевание специфической территории киберпространства возможно лишь теоретически. Эта территория уникальна, она может изменяться и чётких границ не имеет. Можно определить юрисдикцию над инфраструктурой, которая используется в Интернете, но не существует международно признанных правил, регулирующих поведение в киберпространстве.

Недавние тесты по адаптации российской инфраструктуры к автономной работе показали, what, несмотря на громкие заявления в западных СМИ об отключении России от Интернета, никаких экстраординарных последствий в Рунете замечено не было. Такие тесты проводились иьше, но на работу сети, at least, для большинства пользователей они не повлияли. Это говорит об эффективности мер по обеспечению бесперебойной работы Интернета в России в случае организованных кибератак со стороны стран, имеющих на сегодняшний день преимущества в управлении киберпространством.

О наступательных операциях в киберпространстве представители Пентагона открыто заявили в феврале 2019 of the year. В том же месяце Киберкомандование США официально подтвердило, что их специалисты провели кибератаку против российской инфраструктуры. Сейчас такие атаки готовятся снова. На сухом языке Государственного департамента США это называетс «действиями по нарушению или ухудшению способностей злонамеренных кибер-субъектов национального государства вмешиваться в выборы в США».

Глава АНБ и Киберкомандования США генерал Пол Накасоне отметил, что в качестве целей будут выбраны «высшее руководство и российская элита, but, probably, не сам президент Владимир Путин, потому что это бы выглядело слишком провокационно». По сообщению «Вашингтон пост», целью станут критические личные данные, представляющие определённую ценность. probably, не только личные данные

Возможности Киберкомандования США, CRU, АНБ и других структур, которые занимаются разработкой и применением киберинструментов, постоянно совершенствуются. Бюджет увеличивается, создаются новые подразделения и центры, проводятся специализированные мероприятия, на которых вербуются хакеры.

Ведущие технологические компании США выступают в одной связке с Белым домом и Госдепартаментом, полностью выполняя все политические предписания. Блокировка страниц в социальных сетях, создание режима невидимости для записей, которые не соответствуют идеологическим установкам американского руководства, да и банальное удаление аккаунтов – всё это уже стало жёсткой нормой.

В мире есть разные подходы к «свободному миру Интернета». От Китая с его «Золотым щитом» до Кубы, где персональных компьютеров минимум, посему нет и проблемы. Веерные отключения по политическим мотивам происходят периодически. В пример можно привести Грузию, где недавно были удалены сотни страниц на Facebook, связанные с правительством этой страны. Only 20 December, согласно заявлению главы отдела безопасности Facebook Натаниэль Глетчер, it was destroyed 39 accounts, 344 страницы, 13 групп в Facebook and 22 аккаунта в Instagram. Все они были зарегистрированы в Грузии. Администраторам Facebook не понравилась информация о местных политических событиях, распространявшаяся через эти страницы.

Известно также об удалении 610 accounts, 89 pages and 156 групп во Вьетнаме и США.

Агентство США по глобальным медиа систематически финансирует и обучает свою агентуру за рубежом. Обучают тому, ка вести пропаганду и проводить внешнюю политику США через региональные интернет-издания. В Интернете есть карта представительств этой структуры по всему миру, демонстрирующая охват по странам.

Недоумение пользователей Facebook по поводу странного поведения алгоритмов – только обкатка новых, непривычных ещё методов манипулирования сознанием. Здесь – передний край манипулирования, пока мало освоенный. Мир только начал вступать в кибер-эпоху, которая меняет лицо планеты. Перемены произойдут не сразу, «игроки», к ним только пристреливаются. Конфликты здесь неизбежны. Не нужно думать, что они могут быть улажены на площадке ООН по интернет-регулированию. США смотрят на Интернет как на новый фронтир, где действует принцип «кто смел, тот и съел». Пионеры киберфронтира в лице Киберкомандования США и наёмных хакеров будут пытаться поставить под свой контроль этот новый, обещающий невиданные возможности мир – как законными средствами, так и через проведение тайных операций по внедрению шпионских программ.

Поэтому тестирование суверенного Интернета – дело принципиальной важности, где сочетаются проблемы национальной безопасности, работы критической инфраструктуры, информационного противодействия и адекватной работы собственного информационного поля. Несмотря на несопоставимость экономик – американской и российской, русский язык по распространённости в сети Интернет занимает второе место после «международного английского» (по количеству носителей языка русские и русскоязычные – на 9-м месте в мире). А если учесть хорошую школу отечественных программистов и относительную дешевизну компьютерных решений в России, у её интернет-сообщества – хорошие перспективы.

Leonid Savin

A source