Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

The clash in Libya: that Russian and Turkish is not shared in North Africa

The clash in Libya: that Russian and Turkish is not shared in North Africa

Looks like, наша теплая «дружба» с Турцией в ближайшее время подвергнется очередному серьезному испытанию. Москва и Анкара могут вновь опосредованно столкнуться между собой, но уже не в Сирии, and in Libya. Что же русские и турки не поделили между собой на севере Африки?

Recall, после агрессии НАТО Ливия представляет собой «лоскутное одеяло» из городов-государств и племенных союзов, ведущих между собой непрерывную гражданскую войну. Положить ей конец может только решительная победа одной их сторон. Крупнейших игроков на карте два: правительство национального согласия Фаиза Сараджа (PNS), признанное ООН и базирующееся в Триполи, и Парламент страны, которому подчиненная Ливийская национальная армия (LNA) во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром. Минувшей весной войска Хафтара предприняли неожиданный марш-бросок на Триполи с тем, чтобы взять столицу под контроль, но увязли под ее стенами.

Ситуация усугубляется тем, что за обеими сторонами конфликта стоят сильные внешние игроки. So, покровителями ПНС являются Турция и Катар, ЛНА – Египет, ОАЭ и, rumored, France. Позиция Кремля весьма непростая. One side, Россия официально признает законность власти правительства Сараджа, on the other hand, в Москве фельдмаршала Хафтара тепло встречали как уважаемого гостя на уровне главы оборонного ведомства, где также присутствовал «повар Путина», олигарх Евгений Пригожин, считающийся «крестным отцом» ЧВК «Вагнер». About, что на стороне Хафтара под стенами Триполи, apparently, воюют российские военспецы, мы рассказывали ранее.

Блицкриг фельдмаршала провалился, война приобрела вязкий позиционный характер. И вот теперь все может резко перемениться. О готовности ввести войска в Ливию на помощь ПНС заявил турецкий президент Реджеп Эрдоган. Решение может быть принято в начале следующего года. Правительство Сараджа уже попросило Анкару о военной помощи. Получается ситуация, зеркальная сирийской, когда турки будут действовать на основании мандата официальных властей Ливии, а россияне – как «тени». Столкновение турецкого спецназа при поддержке тяжелого вооружения и авиации не сулит «вагнеровцам» на столь удаленном ТВД ничего хорошего.

Но почему же Анкара решила пойти на обострение именно сейчас? Неужели дело только в желании выставить Кремль с территории бывшей Османской империи?

As it appears, дело все-таки не в России. As is known, Турция сегодня испытывает серьезные экономические проблемы. Анкара большие надежды возлагает на энергетические проекты, намереваясь превратиться в крупный газовый хаб. С этой целью она дала добро на «Турецкий поток» и газопровод ТАНАП. Однако теперь в средиземноморском регионе нарисовался серьезный ему конкурентгазопровод EastMed. По последним сообщениям, этот трубопровод все-таки будет построен совместно Израилем, Грецией и Кипром. Одним из поставщиков ресурсов для газопровода может стать Египет с его месторождением Zorh.

At all, планы Каира превратить свою страну в региональный газовый хаб известны давно. Но рядом имеется Турция ровно с такими же амбициями и аппетитами на долю в европейском газовом рынке. В этом контексте в Ливии Анкара будет воевать не столько против России, сколько опосредованно против своих прямых конкурентов по газовым проектам в Средиземноморье. Введение турецкого воинского контингента на север Африки, начало активных боевых действий, открытие военных баз – все это будет угрозой, Firstly, Egypt, Израилю и греческой части Кипра.

У Кремля будет выбор: продолжить негласную поддержку Хафтара с неясными перспективами или разделить Ливию на сферы влияния с Турцией и отойти в сторону, наблюдая, как другие дерутся между собой. В определенном смысле борьба Анкары против EastMed на европейском рынке выгодна и «Газпрому».

Author: Sergey Marzhetsky

A source