Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

China - a "special area" of Taiwan?

China — «особый район» Taiwan?

Сепаратиста век недолог

С декабря Китай приостановил рассмотрение заявок от США на заход американских морских и воздушных судов в Гонконг. Это распространяется также и на посещение Гонконга военными судами США для пополнения запасов. И нельзя не признать, что это решение — весьма сдержанный ответ на подписанный Дональдом Трампом в конце ноября законО правах человека и демократии в Гонконге”.

Recall, этот закон позволял США вводить новые, а также продлевать старые санкции в отношении предприятий и официальных лиц КНР, деятельность которых в США сочтут в качестве угрозы правам человека в Гонконге.

China — «особый район» Taiwan?

Объявляя об упомянутых ответных мерах Пекина, официальный представитель китайского МИДа Хуа Чуньин заявила, what “США должны прекратить вмешиваться во внутренние дела КНР. При этом КНР может предпринять и другие шаги по защите своего суверенитета”. but, looks like, это не более чем бравада.

hard to imagine, что США и их союзники, прежде всего бывший владелец Гонконга — Великобритания, откажутся от продолжения вмешательства в ситуацию в этом регионе, at least, от влияния на тамошнюю ситуацию. Тем более что гонконгский фактор ввиду его известной финансово-экономической роли с давних пор для КНР — удобный рычаг прессинга на Пекин по геополитическим и экономическим вопросам («Гонконг. Главная ошибка Дэн Сяопина»).

known, что власти и СМИ большинства стран Юго-Восточной Азии с середины 2019 года едва ли не в унисон призывают США в связи с положением в Гонконге активнее противодействовать претензиям КНР почти на все острова Южно-Китайского моря. AND, как видно на приведённой выше карте, претензии эти представляются кому-то весьма серьёзными.

Этот призыв в Вашингтоне был своевременно услышан: 4 ноября госсекретарь США Майк Помпео заявил, что «мы колебались и делали гораздо меньше, чем следовало бы, когда Китай угрожал своим соседям, таким как Вьетнам и Филиппины, когда он предъявил претензии на всё Южно-Китайское море». Но в той же тональности Пекин ещё не ответил…

Подоплёка пекинского прагматизма прежде всего в том, что КНР давно стала внешнеполитическим и экономическом заложником своих активных рыночных реформ, стартовавших еще в конце 70-х годов прошлого века. И дело здесь, as it turns out, отнюдь не только в том, что у экономик КНР, “некоммунистического Китая” (Taiwan), Гонконга и Аомыня с каждым годом всё большерыночногосходства друг с другом.

Куда важнее то, что активное вовлечение КНР в мирохозяйственную систему не позволяет Пекину адекватно реагировать на подогреваемые извне сепаратистскиесобытияне только в Гонконге, но и в Тибете, Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Уйти от политического и экономического контроля США при полной поддержке транснационального капитала не удаётся даже коммунистическому Пекину.

Пекин не в силах превозмочь…

Пекин не может влиять и на традиционный курс США подовооружениюТайваня и его правовому обособлению от Китая, который набрал новую силу с середины 2010-х годов. Taiwan, где у власти многие годы стоял лидер Китая как «четвёртого» члена антигитлеровской коалиции генералиссимус Чан-Кайши, ещё в конце 50-х был вплетён в транснациональную экономическую систему.

China — «особый район» Taiwan?

China — «особый район» Taiwan?

Deliveries of weapons from Turkey not to help terrorists PNS Libya in the confrontation with the LDF

Нечасто можно было увидеть рядом лидеров двух Китаев: Чан Кайши и Мао Цзэдуна
И эта совершенно «особая» страна поныне категорически не соглашается с известной концепцией Дэн СяопинаОдна страна — две системы”, уже сослужившей в буквальном смысле плохую службу Пекину в Гонконге. На острове просто считают своих континентальных соплеменников временно заблудшими. Furthermore, там многие уверены, что когда-нибудь не Тайвань присоединится к КНР, а все полтора миллиарда «заблудших» китайцев примут как данность первенство острова.

China — «особый район» Taiwan?

По данным Госдепартамента и Минторга США (2019 city), экономическая и, that is, внутриполитическая стабильность КНР более чем наполовину зависят от открытых для Пекина зарубежных рынков — торговых и финансовых. Вдобавок до 60% совокупного ВВП КНР достигается за счёт иностранных инвестиций и технологий. В сегменте перерабатывающих отраслей их доля не менее 65%, а в их экспортном секторе — выше 70%.

Доля США в балансе внешней торговли КНР в целом на протяжении уже многих лет составляет не менее 15% (to 200 billion. Doll.) in year. Причём как минимум с 25-процентным профицитом в пользу Пекина. Немногим меньше показатели торговой зависимости КНР от ЕС и торгового профицита в китайскую пользу.

of course, что уже эти планки сами по себе ограничивают адекватное реагирование Пекина на всё более масштабное и изощрённое вмешательство Запада, repeat, не только в ситуацию в Гонконге. То есть перекрытие или даже временные шлагбаумы в США и других на рынках Запада или же в западных инвестициях ещё более смикшируют адекватное реагирование Пекина на внешнее вмешательство во внутренние дела КНР.

То же самое характерно и для всё более сдержанного реагирования Тайваня на давнюю поддержку в ряде стран Запада, в том числе в США, антикитайских сепаратистов на том же Тайване (действующий с середины 1960-х годовФронт освобождения Формозы-Тайваня”).

Подтверждение такого прагматизма — и в сохранении, а теперь уже и активном восстановлении Тайванем с начала 2000-х годов торгово-экономических и неофициальных консульских отношений со странами, официально признающими КНР. В том числе с Россией и другими странами бывшего СССР.

Реальная держава, but only partly

А ведь вплоть до середины 90-х годов Тайвань предпочитал полностью разрывать отношения со странами, предавшиминекоммунистический Китай”. С учётом таких социально-политических факторов возвращение КНР к режимуосажденной крепостинадо признать практически невозможным. Особенно потому, что прокоммунистическая, more precisely, пока ещё прокоммунистическая буржуазия, выросшая из эпохи реформ, начатых Дэн Сяопином, уже вряд ли согласится наобратный отсчёт”.

China — «особый район» Taiwan?

Дэн Сяопин оставил китайцам весьма противоречивое наследство
В этой связи характерны оценки Московского центра Карнеги в его исследовании “China: экономическое развитие и международная безопасность” (2017 city):
С учетом высокой взаимозависимости национальной экономики с экономиками других стран, особенно с экономикой Запада, Китай едва ли сможет серьезно расширить свое внешнеполитическое и геостратегическое влияние”.

Ещё небезызвестный Збигнев Бжезинский считал современный Китайреальной державой лишь отчасти”. А результатом появления глобальной экономической взаимозависимости, по его оценке, стала «такая же полная зависимость КНР от мирового рынка, геополитических перемен и кризисов», которая была всегда характерна только для колониальных стран.

China — «особый район» Taiwan?

Председателю Си теперь есть о чём подумать
Экспертами Bloomberg, in its turn, отмечена также весьма характерная деталь:
…аксиома Дэн Сяопина (1984 city), согласно которой Китаю во внешней политике следует пока выжидать и скрывать свои возможности, как бы забыта в последэновском Китае”.

Теперь в Пекине всерьёз намерены соперничать с США и с Западом в целом
за первые скрипки в глобализации, вопреки диктуемой ею финансово-экономической взаимозависимости где-либо”.

China — «особый район» Taiwan?

Immigration to Russia. Running ahead of the engine?

Взаимозависимость экономик не может гарантировать Китаю гладкого и беспроблемного развития отношений ни с Соединенными Штатами, ни с ЕС”.

И само собой разумеется, что в означенных условиях
…западные чиновники и компании активно пытаются с помощью законов, стандартов и торговых соглашений регулировать правила так, что Китаю и китайским компаниям приходится им следовать”.

in short, несмотря на несопоставимость финансово-экономических потенциалов и позиций в мире КНР и Тайваня, their “геополитическая уязвимостьпрактически идентична. Отсюда и ограниченные возможности Пекина и Тайбэя в адекватном реагировании на всевозможные выпады против них.

Зато максимальное сходство экономических режимов Тайваня и КНР, достигнутое к настоящему времени, фактически вынуждает Пекин, so to speak, идти по пути Тайбэя. То есть более прагматично относиться к растущему политическому прессингу Запада на КНР. А воинственная ответная риторика Пекина и половинчатость его реальных ответных мер – не более чем способ сохранить лицо.

Alex Chichkin, Артём Багиров

A source