Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Miners - an endangered species of Donbass. Do LDNR survive without coal industry?

Шахтёры — вымирающий вид Донбасса. Do LDNR survive without coal industry?

Дело пахнет керосином

Правительство ЛДНР, подбадриваемое тычками местных оппозиционеров, пообещало полностью погасить задолженность перед шахтерами до Нового года. Процесс идет. По состоянию на понедельник, 15 December, на большинстве шахт выплатили 50% октябрьской зарплаты, следующий транш ожидали в среду, 17 December. Quite possibly, что до новогодних праздников власти все-таки рассчитаются с долгами. Дело нужное, потому что то, что сегодня происходит в социальных сетях, – это ерунда; беззубые и бесполезные игрища убогих местных политиканов и украинских пропагандистов. Но если ситуация дойдет до точки кипения и недовольство начнут проявлять действительно горняки, а не продажные сетевые воины (в чем бы оно ни выражалось, хоть в стачках, хоть в массовых увольнениях), — быть беде.

Пока на одних шахтах погашают долги, на других в связи с отсутствием денег, apparently, чтобы не накапливать новых задолженностей, людей отправляют в неоплачиваемый отпуск. Поступила информация, что в Кировском и в Шахтерске шахты остановлены до (previously) 15 January. При этом шахты стояли весь ноябрь и работали всего неделю, from 1 by 9 November. Отличный способ поздравить шахтеров с Новым годом, а заодно ненавязчиво показать им, what in 2020 году им неплохо бы озадачиться поиском новой вакансии.

Отрасль дышит на ладан

Беда в том, что отрасль в регионе сама по себе находится в крайне тяжелом состоянии за последние 20 years, и после начала войны ситуация лишь ухудшается. Чтобы спасти столь нужную местной металлургии и ТЭС (а также жизненно важную для Украины) добычу угля, отрасль нужно срочно спасать. Alas, такое впечатление, что сегодня об этом не задумываются ни в Киеве (шахты на подконтрольной Украине части Донбасса мрут как мухи), ни в Донецке и Луганске.

Месторождения на Донбассе всегда были проблемными: сложные горно-геологические условия разработки, малая мощность разрабатываемых угольных пластов (1,0—1,2 м), глубина залегания трети общего объема свыше 1 thousand. m, высокая взрывоопасность и другие причины снижали рентабельность добычи.

На ДНР и ЛНР в довоенные времена приходилось более 50% всей угледобычи Украины (at 2017 g. — 42%), однако многие шахты были дотационными. Всего ЛДНР досталось 157 mines (88 в ДНР и 69 in LC), причем рентабельными считались всего 37 units. 17 из них на территории ДНР и 20 — в ЛНР. FROM 2016 g. of 19 шахт в ЛНР 17 шахт работали в режиме добычи угля, две шахты в режиме жизнеобеспечения. В ДНР еще недавно работало 17 mines. Подавляющее количество шахт было закрыто в связи с низкой рентабельностью или разрушениями, связанными с боевыми действиями. Количество шахтеров в ЛДНР в 2014 составляло около 112,5 thousand. human, сегодня – где-то около 90 thousand.

Износ промышленно-производственных фондов практически на всех шахтах республик — 60-80%, order 60% стационарного оборудования работает второй-третий эксплуатационный срок. Для нового и импортного оборудования не хватает запчастей, а во многих забоях все еще работают отбойными молотками, что неудивительно — полно шахт, which 50 и больше лет.

What to do?

В этой ситуации временные простои и неурядицы с зарплатой смерти подобны. Little of, что на имеющихся предприятиях полно проблем технического и экономического характера, к ним вполне может добавиться еще и кадровый. Уже сегодня устроиться на шахту можно практически без проблем, порой даже без опыта работы. Хотя еще несколько лет назад это было практически нереально. Долги по зарплате, низкая заработная плата, высокий уровень опасности и другие причины практически уничтожили престиж шахтерского труда и вполне могут привести к массовому исходу горняков в соседнюю Ростовскую область или другие регионы РФ.

Без нормального отношения в первую очередь к людям и, without a doubt, к материально-технической базе, без инвестиций в отрасль и крупных вложений в ее спасение, что невозможно без повышения престижа профессии, добывающая отрасль на Донбассе вскоре придет в упадок и сможет удовлетворять разве что внутренние потребности республик, в то время как про экспорт можно будет забыть.

А вместе с экспортом можно будет также попрощаться с возможностью правительства ЛДНР выполнять свои социальные обязательства перед населением. Generally, речь идет о фатальных последствиях. Unfortunately, в ЗАО «Внешторгсервис» (ВТС), ответственном за экспорт угля, about it, as it appears, никто не беспокоится. And in vain. Без шахтеров Донбасса, уже превращающихся в вымирающий вид, никакого ВТС попросту не будет. Дай-то бог, чтобы сами республики уцелели.

Egor Makhov

A source