Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

there is a threat? Russian software against American democracy

there is a threat? Russian software against American democracy

Мешаем американцам плевать в наш суп?

Федеральное бюро расследований США считает, что любое программное обеспечение, developed in Russia, представляет потенциальную «контрразведывательную угрозу». Сам этот термин, кстати сказать, заслуживает отдельного рассмотрения, но об этом чуть ниже. In the meantime, we note, что мнение ФБР было высказано не в обычном разговоре, пусть даже высокопоставленных сотрудников ведомства, а в официальном ответе ведомства на не менее официальный запрос лидера демократов в Сенате США.

Запрос этот был вызван нашумевшим приложением «FaceApp», разработанным российскими программистами, которое умело (и до сих пор умеет) различными способами преобразовывать лица людей. man (rather, его фотографию) с помощью весьма продвинутых алгоритмов можно искусственно состарить, омолодить, сделать улыбающимся или хмурым, а то и заставить сменить пол. It would seem, обычная электронная игрушка, мода на которую пройдет так же внезапно, как и началась. But no, в США озаботились тем, что приложение имеет доступ к фотографиям на смартфоне пользователя, и решили, что таким образом российские спецслужбы могут похитить секреты оплота демократии.

Basically, если сотрудники американских спецслужб имеют обыкновение фотографировать страницы секретных документов, шифры секретных кодов правительственной связи, чертежи военной техники, то такие опасения действительно могут оказаться обоснованными. true, даже в этом случае есть одно маленькое «но»: сколько сотрудников нужно будет нанять и обучить Службе внешней разведки России, чтобы среди множества миллионов ежедневно поступающих фотографий отобрать те, что представляют хоть какой-то интерес для спецслужб? Но американцам, probably, виднее…

But, as already noted above, речь сейчас идет о том, что российские программы и приложения имеют некую «контрразведывательную угрозу». То есть это что получается? С помощью этих приложений мы мешаем американцам осуществлять разведывательные мероприятия против России? Классическое «караул, эти злые русские опять мешают нам плевать им в борщ»? Просто слово «контрразведывательную» не оставляет слишком широкого поля для трактовок – получается, что они шпионят, а мы как-то этому угрожаем.

Претензий к программам нет, but…

Okay, давайте спишем это на сложности перевода, хотя источники вроде «Russia Today» никогда не испытывали особых трудностей с английским. Anyway, это скорее психологический нюанс, пусть и красноречивый.

Но есть и другие. remind, что резкая озабоченность американцев функционалом российского программного обеспечения проявилась после крымских событий и введения антироссийских санкций. Наверняка многие помнят, что сначала «под раздачу» попала «Лаборатория Касперского» – крупнейший российский производитель софта. Тогда чуть ли не в приказном порядке американским госучреждениям, массово использовавшим антивирусы этой компании, рекомендовали перейти на ПО других, не российских, производителей.

Зная щепетильность американцев в вопросах нацбезопасности, задаешься простым вопросом: почему раньше антивирусы российского производителя не вызывали у ФБР никаких нареканий? И есть только один разумный ответ на него: а никакой угрозы они просто не представляли. Но изменилась политическая ситуация, исчезла даже видимость партнерства, Кремль больше не захотел играть по американским геополитическим правилам, и угроза моментально обнаружилась…

Furthermore, если разобраться в том, что говорят по этому поводу американские эксперты, you get, что у них и сейчас нет прямых доказательств зловредности программ, разработанных российскими программистами. Yes, вы не ослышались: претензий к самим программам нет. Но наших заокеанских друзей смущает, что серверы программ находятся в России, разработчики – тоже. This means, потенциально российским спецслужбам легче получить доступ к этим продуктам и данным пользователей.

there is a threat? Russian software against American democracy

Бандформирования курдов сорвали государственный флаг Сирии, установленный жителями провинции Хасака

And if so, программы можно объявить неблагонадежными, потенциально опасными и постараться испортить им репутацию. Что сейчас с завидным упорством и делается.

It should be noted, что экспорт российского ПО растет довольно высокими темпами. So, согласно отчету некоммерческого партнерства «Руссофт» за 2018 year, рост зарубежных продаж отечественного ПО составил 16,6% и достиг в абсолютном выражении 8,8 billion. According to some estimates, он и вовсе превысил 10 миллиардов долларов – неплохой показатель для «страны-бензоколонки». Российские сервисные компании в IT-отрасли заняли 8 мест в топе-100, наши разработчики традиционно удерживали высокие позиции в области информационной безопасности.

And this, note, через несколько лет после введения антироссийских санкций, несмотря на волны антироссийской истерии, периодически захлестывающие западные СМИ. earlier, at 2015 and 2016 years, в отрасли также наблюдался рост на 11-12% — несколько ниже, но все-таки очень неплохо, agree. And quite possibly, что именно этот стабильный рост и привлек внимание наших «партнеров».

Закон Мерфи в вольном изложении

Alas, мы должны констатировать: российская IT-отрасль находится сейчас в весьма сложном положении. The thing is, что востребованность программного обеспечения в самой России всё ещё ниже, чем за её пределами. Respectively, львиную долю своей прибыли отечественные компании получают от экспорта. Если совокупный оборот отечественных софтверных компаний в 2018 году оценивался примерно в 16,87 billion. dollars, то на экспорт, as noted above, приходилось около 10 billion. Respectively, отлучение наших компаний от зарубежных рынков ударит по ним очень сильно и станет чрезвычайно болезненным.

Рискну предположить, что это и есть главная цель наших дорогих заокеанских друзей. No, не конкуренция – на данном этапе мы ещё слишком слабы, чтобы противостоять американским IT-гигантам вроде «Microsoft» или «Google», хотя конкурентов лучше душить в самом зародыше, it's true. rather, это ещё одна возможность ударить Россию, и американцы просто не могли её упустить.

Probably, многие знают о шутливом законе Мерфи. В вольном переводе он звучит примерно так: «Если какая-то неприятность может произойти, она непременно случается». probably, в современной политике используется его перефразированная версия: «Если можно, особо не рискуя, сделать какую-то гадость России, то она обязательно будет сделана».

Именно это мы и наблюдаем на примере выдвинутых против российского ПО достаточно сомнительных обвинений. Наложить санкции на российских производителей ПО довольно проблематично: VTO, ответные санкции, возможный удар по американским софтверным компаниям в России. В то же время наблюдать, как вопреки давлению в России довольно активно развивается важная для её безопасности и суверенитета отрасль, просто нестерпимо.

therefore, probably, и был выбран путь травли, бездоказательных, но громких обвинений, клеветы. Тем более что в США хватает сил, которые с удовольствием поддержат эту игру. В том числе это и сенатские демократы, и ФБР.

Так что всё, Alas, naturally. As the saying goes, и дешево, и сердито. Обвинения есть, они довольно серьёзно звучат для обывателя, а никакого наказания за них не предвидится. the, что эти обвинения пока ни разу не были доказаны, никого вообще не интересует: закошмаривая рядового американца, не стоит отвлекаться на такие мелочи, как факты.

Victor Kuzovkov

A source