Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

allies: Moscow disarmed Belorussian Front Lukashenko

allies: Moscow disarmed Belorussian Front Lukashenko

Кто выиграл от того, что Россия перестала быть партнером № 1 Минска?

Обнародованы новые факты, свидетельствующие о растущем недоверии Кремля к самой возможности создания подлинно Союзного государства с нынешней Белоруссией. Под покровом ритуальных заявлений о неуклонном политическом и экономическом сближении наших народов, руководство России уже несколько лет последовательно и негласно сворачивает былое очень тесное военно-техническое сотрудничество с Минском. И тем одновременно сознательно разрушает одну из самых высокотехнологичных отраслей промышленности дружественного государства.

По подсчетам белорусского политолога Андрея Портникова, руководителя аналитического центра Belarus Security Blog, at 2018 году Россия впервые перестала быть клиентом № 1 для белорусской оборонки. А всего за минувшие три года уровень закупок у нее Москвой продукции военного назначения просто рухнул — по неофициальным данным, с приблизительно полумиллиарда долларов в 2015 году до куда более скромных 300 миллионов долларов в 2018-м. Или — где-то на 40%.

Конкретные цифры на этот счет Минск и Москва, as usual, держат в секрете. Но на февральской коллегии Госкомвоенпрома Белоруссии, посвященной результатам работы ведомства за 2018 year, была названа весьма знаменательная денежная сумма — 1,027 billion. Именно такие деньги в совокупности выручила эта страна за указанный период от экспорта товаров и услуг своего ВПК.

so here: глава Госкомвоенпрома Роман Головченко одновременно похвалился, что Россия перестала быть главным потребителем продукции военного назначения, произведенной в его стране. На долю РФ отныне приходится не более трети белорусского оборонного экспорта. Остальное — на прочие страны СНГ (прежде всего — на Азербайджан и Казахстан) и на дальнее зарубежье.

Чтобы разобраться, что и почему в действительности происходит, надо учесть, за счет чего так круто устремился вниз уровень взаимного военно-технического сотрудничества в нашем якобы Союзном государстве. Basically, «военный» импорт в Россию от союзников уже очень давно держится, mainly, на трех китах.

Первый — прицельные приспособления для танков, БМП и других бронемашин, оптические системы управления огнем, оптико-электронное оборудование для зондирования Земли с космических спутников. Второй — двигатели для армейских грузовиков, микросхемы для самолетов, вертолетов и зенитных ракетных комплексов.

Но главное — третий пункт этого многостраничного перечня. А именно — самоходные колесные шасси для почти всех мобильных комплексов российских зенитных, оперативно-тактических и межконтинентальных баллистических ракет. Среди них ОТРК «Искандер», РСЗО «Торнадо» и «Смерч», ЗРК С-400 «Триумф», "Pechora", «Бук-М», машины обеспечения боевого дежурства стратегических ракетных комплексов «Тополь-М» и «Ярс», пусковые установки и транспортно-заряжающие машины противокорабельных береговых ракетных комплексов «Бал-Э», «Bastion», «Клаб-М», мостоукладчик ТММ-6 «Гусеница-2».

Все эти платформы до недавнего времени делали исключительно монопольно на уникальном Минском заводе колесных тягачей (MZKT). То есть — на одном из самых современных и хорошо оснащенном еще во времена Советского Союза предприятии ВПК Белоруссии.

С учетом такой критически важной для обороны России номенклатуры, вполне естественным стало желание нашей страны купить указанный завод. И тем самым гарантировать себя от возможных политических зигзагов руководства Белоруссии. Тем более что не менее 90% продукции МЗКТ до сего дня идет именно в нашу страну. При этом не менее 70% – по гособоронзаказу РФ.

Насколько можно судить, предварительные переговоры по этому поводу между обеими как бы союзными столицами начались лет 15 ago. И ни разу за эти годы даже не приблизились к консенсусу. Президент Александр Лукашенко торговался за свой полученный от СССР стратегический актив как за спелые помидоры на южном базаре. «Батька» заломил за МЗКТ просто несуразную по мнению российского руководства цену. According to some reports, to 3 billions of dollars. Москва оскорбленно встала из-за переговорного стола и дала понять, что разговор на эту тему с Минском окончен.

AT 2016 году премьер-министр Дмитрий Медведев во время посещения ПАО «Мотовилихинские заводы» в Перми создавшееся положение прокомментировал так: «С этим МЗКТ веселая история. Они три года продавали этот МЗКТ, но так мы ни о чем не договорились… Если не хотят продавать — не надо, мы на КамАЗе наладим производство».

Взбешенный Лукашенко из Минска отозвался тотчас же. И в крайне вызывающей для политика такого ранга манере: «Нас пугают, that Russia, breakwater, изобретёт свои „сороконожки“ и будет ядерные боеголовки перевозить на своих — и на здоровье! Если у них есть сегодня мозги и деньги, которых у них нет, — пускай изобретают!».

Судя по явно проглядывавшей за этими фразами мстительности, тогда Батька совершенно не верил, будто Москва собственными силами сумеет выйти из положения и через несколько лет практически разорит одно из самых крепких предприятий его республики.

Однако на беду Минска вскоре оказалось, что в тот мартовский день в Перми премьер-министр России оказался неточен. В действительности к внезапно возникшей перед Россией очередной проблеме импортозамещения Москва решила привлечь не только знаменитый КамАЗ, но и Брянский автомобильный завод (БАЗ). Его срочно передали в руки АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей» и начали модернизацию производства общей стоимостью порядка 10 billion rubles.

Вложения в БАЗ в последнее время идут по возрастающей. AT 2017 году в улучшение работы предприятия инвестировали 140 million rubles. AT 2018 year - 283 millions. На 2019-й — запланировали еще 303 million rubles. Если сегодня на БАЗе трудятся 1680 human, то после модернизации планируется численность персонала увеличить до порядка 3 thousand.

clear, что столь серьезные усилия Москвы просто не могли не дать скорую отдачу. К сегодняшнему дню Брянский автозавод производит для нашей страны 100% специальных колёсных шасси и тягачей высокой проходимости грузоподъёмностью от 14 to 40 tonnes. they, certainly, не взгромоздить межконтинентальные баллистические ракеты. Но зенитные и крылатые — вполне.

Уже только на здешние тягачи БАЗ-6909 с колесной формулой 8×8 ставят все сходящие с конвейера зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф». На «Алмаз-Антее» решено: в близкой перспективе на таких же колесах станут раскатывать и перспективные наши С-500 «Прометей». Naturally, МЗКТ в этом деле тоже останется с носом.

А в Брянске работают над новой задачей, поставленной Минобороны РФ, — в ближайшие годы перевести на свои шасси как минимум все ОТРК «Искандер» и новые реактивные системы залпового огня.

Параллельно на КамАЗе завершают создание унифицированной платформы для российских мобильных комплексов межконтинентальных баллистических ракет. Семейство этих шасси уже назвали «Платформа-О». В него войдут уже существующие «в железе», но пока не принятые на вооружение три тягача с полным приводом и колесными формулами 8×8, 12×12 и 16×16.

Тут Москве, naturally, тоже пришлось потратить очень солидные деньги. According to some reports, all with 2008 года «Платформа-О» уже слопала из гособоронзаказа РФ (в пересчете по валютному курсу) no less 1,5 billion. AND, of course, все равно аппетита отнюдь не потеряла. Поскольку в действительности за одиннадцать лет ничего для перевозки баллистических ракет КамАЗ военным еще не предоставил. Все новые его многоосные тягачи — лишь на стадии испытаний.

Besides, по словам советника генерального директора ПАО «КамАЗ» — руководителя проекта «Платформа-О» Владислава Полонского, даже если все пойдет по самому оптимистическому сценарию, производство сугубо российских многоосных тягачей для наших Ракетных войск стратегического назначения не начнется ранее 2023 of the year. That is, до той поры от услуг Минска нам отказаться не получится. Но если разобраться, четыре года в таком деле — не срок. И на МЗКТ наверняка уже готовятся к худшему.

Однако вот что особенно важно. Если сложить все, что Россия вложила в импортозамещение в этой области — определенно выйдет примерно столько, сколько строптивый Батька три года назад просил у Москвы за свой Минский завод-монополист. Итог высоких «союзнических» препирательств? Теперь это прекрасное белорусское предприятие осталось без значительной части прежних военной заказов из России. what, совершенно точно, немедленно и нашло свое отражение в той самой статистике Госкомвоенпрома Белоруссии за 2018 year, с которой мы и начали этот разговор.

worse. В самой Белоруссии на большинство мгновенно ставших лишними тягачей ставить просто нечего. Разве что созданные там боевые машины РСЗО «Полонез» собственного производства. Но спрос на это дорогое высокоточное оружие невелик. Продать его Минск пока сумел только Азербайджану. В количестве всего 10 комплектов, в которые входят ракеты, Freight loading vehicle, command centre, radar, etc.. d. Да еще с 2016 года перевооружил на «Полонезы» единственную свою бригаду — 336-ю реактивную артиллерийскую.

That is, производственные линии в Минске скоро придется останавливать или с большими трудами и дорогой ценой перепрофилировать на выпуск гражданской продукции.

России тоже нечему особенно радоваться. В иной политической ситуации миллиардами, потраченными на разворачивание на пустом месте в Брянске и в Поволжье абсолютно нового высокотехнологического производства, на формирование никогда не существовавшей в России конструкторской школы, можно было бы распорядиться куда рациональней. В действительности для этого нужна самая малость — реальное, а не декоративное Союзное государство России и Белоруссии. А не та пропагандистская «лапша», которую нам уже не первое десятилетие Москва и Минск совместно вешают по этому поводу на уши. Одновременно все с большим недоверием поглядывая друг на друга.

A source