Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Gas sanctions will help Russia to create an advanced industry from scratch

Gas sanctions will help Russia to create an advanced industry from scratch

На днях стало известно о возможных новых санкциях США против России. Один из секторов, попадающих под ограничения, — сжиженный природный газ (SPG), хотя формулировки пока расплывчаты и обтекаемы. В любом случае такое развитие событий неудивительно: США хотят занять одно из лидирующих положений на рынке СПГ, а тут появляется шанс усложнить жизнь конкуренту.

В широком смысле вся эта история — частный случай политики ограничения выхода на мировой рынок конкурирующих поставок газа. И тут есть примеры, относящиеся не только к России. let us say, США настоятельно рекомендуют Пакистану отказаться от проекта импорта трубопроводного газа из Ирана и сосредоточиться на развитии закупок СПГ.

Для России же угроза этому сектору — логичное продолжение борьбы с «Северным потоком — 2». Но борьба с морским газопроводом в любом случае не ограничила бы российский экспорт: даже если бы «Северный поток — 2» удалось временно остановить, Россия продолжила бы экспорт по украинскому маршруту, пусть и с определенными трудностями. Besides, российский сетевой газ в Европе исторически занимает свою нишу, а в случае сжиженного топлива речь идет о новых рынках сбыта.

Для СПГ и замену одного источника поставок на другой провести очень просто. In this way, здесь мы видим прямую конкуренцию между российским и американским газом. При этом обе страны планируют выход на рынок с новыми объемами, которые будут конкурировать между собой (себестоимости достаточно близки). in short, российский СПГ оказывается идеальным объектом санкций.
Возможны три направления ограничений.

At first, запрет на покупку российского СПГ. Это практически нереализуемый вариант: Китай и другие страны АТР всегда будут заинтересованы в диверсификации поставок, особенно в нынешних условиях, когда Пекин ввел пошлины, поэтому американский СПГ в Китай сейчас практически не поступает.

Secondly, запрет для западных институтов на финансирование российских проектов. Российские официальные лица уже заявили, что в таком случае для нового проекта «Арктик СПГ 2» могут быть использованы средства из Фонда национального благосостояния (of course, речь идет о долговом финансировании, а не о безвозмездной поддержке).

Третье и главное — запрет на импорт оборудования и технологий. Даже если в этот раз «пронесет», угроза сохранится — слишком очевиден этот способ не совсем честной борьбы за место на мировом рынке. И разумеется, российские компании это понимают, о чем свидетельствуют все последние шаги по созданию собственного сегмента промышленности по производству оборудования для сжижения газа.

Recall, что Россия исторически имеет компетенции в малотоннажном сжижении (локальные внутренние производства СПГ), но не в сжижении для больших экспортных производств (however, такие компетенции в мире есть всего у нескольких компаний).

Of course, импортозамещение обсуждалось тут с самого начала. The reasons are clear: загрузка российских предприятий для производства оборудования по сжижению даст реальный мультипликативный эффект для экономики страны.

Strictly speaking, и все льготы, которые получают проекты СПГ, отчасти призваны компенсировать дополнительные затраты на разработку собственных технологий.

Однако отметим, что дело это очень непростое: оборудования нужно много и различного (требуется собственно технология, криогенные теплообменники, компрессоры, турбины и многое другое). Фактически речь идет о создании с нуля достаточно крупной отрасли.

Поэтому процесс развивается постепенно. For example, действующий «Ямал СПГ» (три линии по 5,5 million tons per year) полностью построен на технологиях американской Air Products и иностранном оборудовании.

Одновременно сейчас строится небольшая (0,9 million tons per year) тестовая четвертая линия — на российской технологии сжижения (компании «Новатэк») и с максимально возможной локализацией производства. Это относительно небольшой объем, но в будущем можно как повысить мощность одиночной линии, так и построить серию таких среднетоннажных линий.

Затягивать выход России на глобальный рынок при этом было бы неправильно, поэтому второй завод СПГ в Арктике («Арктик СПГ 2») разрабатывается уже сейчас, а строительство планируется на технологиях немецкой Linde, but, probably, с большим уровнем локализации оборудования. Besides, гравитационные платформы, на которых размещается завод, будут производиться в Мурманске.

А вот дальше — уже только собственная технология и оборудование на основе четвертой, «пробной» линии «Ямал СПГ».

Хотя собственное производство крайне важно, всегда есть соблазны хотя бы частично воспользоваться и импортными наработками: создавать с нуля конкурентоспособную область не очень просто, не всегда новое оборудование работает без сбоев. Российские пилотные разработки, of course, оказываются дороже импортных — просто потому, что пока нет эффекта масштаба.

in short, вполне предсказуемые проблемы никуда не делись, а некоторые этапы процесса локализации явно буксуют, what, eg, видно по последним новостям.

Теперь же есть все основания предполагать: более реальная угроза «животворящих» санкций на российский сектор СПГ подстегнет все заинтересованные лица найти компромисс для оперативного решения накопившихся задач по созданию в России производства оборудования для крупнотоннажного сжижения.

by the way, уже после того, как было принято решение, что «Арктик СПГ 2» будет строиться на технологиях немецкой Linde, произошло еще одно событие: компания Linde объединилась с ам

Alexander Sobko

Published: lentok Source

A source