Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Why in Moscow talking about constitutional reform

Why in Moscow talking about constitutional reform

Реформа Конституцииэто путь сохранения стабильности в период назревших перемен.

Уже несколько дней все экспертные ТГ-каналы и СМИ отмечают, что спикер Госдумы В.Володин начал популяризацию идеи необходимости конституционной реформы. Переиначивая слова Ленина, сказанные немного по другому поводу, can say: “Конституционная реформа, о необходимости которой всё время говорили эксперты, started!”. Yes, This is true – запрос общества на перемены осознан властью, конституционная реформа началась, и началась она с осторожного зондирования почвыа как народ и элиты отнесутся к этой идее и какие варианты наиболее оптимальны. Для таких пробных замеров, утверждают СМИ, выбран В.Володин, который якобы получил на это разрешение из Кремля.

При этом сам Кремль воздерживается от комментариев по поводу конституционной реформы, и Д.Песков говорит, что у руководства страны пока нет позиции по этому вопросу, а деятельность Володинаэто его личная инициатива и его право как эксперта. То есть это лишь одна из точек зрения, но пока это не позиция власти. Пробный шар, запущенный Володиным, уже поднял волну общественных дискуссий, и разговор о реформе Конституции будет нарастать.

Сразу появилось множество трактовок причин начала дискуссии, для чего началось то, от чего власть до этого времени уклонялась. Владимир Путин до выборов очень отрицательно высказывался об идее изменить Конституцию. И если спикер Госдумы начал обсуждение этой идеи, то это не его личная инициатива, а часть плана. Само по себе это не плохоизменений Конституции требовали давно и многие силы, но все имели в виду разное.

Разнообразныепатриотыговорили исключительно о 13-й статье Конституции, которую требовали отменить. Там речь идёт о запрете на официальную идеологию российской власти. Пункт о главенстве международных законов над российскими уже прояснен Конституционным судом и нет надобности трогать КонституциюКС постановил, что российские законы имеют приоритет над решениями международных организаций, и тем самым тема закрыта. Что же осталось актуального в теме реформы Конституции?

Когда наша Конституция создавалась, стране предстоял сложный период приватизации. This meant передел собственности и формирование новой структуры правящего класса. Эксцессы неизбежны. В такой ситуации главным былоизбежать гражданской войны, спровоцированной борьбой кланов и групп влияния. If consider, что на проблемы дележа советской собственности накладывались особенности многонациональных регионов, где сталкивались интересы региональных и федеральных элит, то становилось яснонужен сильный арбитр, решения которого беспрекословны для всех. Таким арбитром стал президент, а его полномочия зафиксированы в Конституции.

Naturally, что в этот период политический строй в России оформился в виде президентской республики с преобладанием исполнительной власти над законодательной. Если Госдума была площадкой для состязания тянущих в разные стороны популистов, то правительство отвечало за стратегию формирования российского капитализма. И так как период этот крайне болезненный, растягивать его сверх необходимого было нельзя. И потому получившее мандат на реформы правительство в России по составу есть отражение баланса сил в элитах, где все должности и назначения согласованы, и каждый министр выражает интересы определённых олигархических групп. На этом основан консенсус элит.

Президент в такой ситуации лишь гарант соблюдения правил всеми участниками. И тем обусловлена его роль по Конституции. Как только президент позволит себе из положениянад схваткойвыйти и перейти в положениев схватке”, то есть встать на чью-либо сторону, он моментально нарушает Конституцию и подрубает основы своих опор в элитах. Отчуждённый от большинства элитных групп президент не имеет шансов на продолжение политической деятельности. И потому система сдержек и противовесовзадача власти номер один. Если в политической системе война, никакая политика не возможна. Именно этого не понимают популисты, требуя от президента встать на их сторону против всех остальных.

years passed, прежние задачи были решены. Сложился и оформился корпус крупных собственников и их представителей во власти. Сложились законодательная система защиты собственности и правила поведения, механизмы разрешения конфликтов. Система стабилизировалась. Эта система построена так, что в ней всё заточено не просто под президента, а под конкретное физическое лицо. Действующий президентэто целая сеть, удерживаемая им в равновесии, и потому действующая. Смена персоны президента для такой системыпроцедура не просто болезненная, а критическая. Даже при существующих полномочиях смена одного лица во главе страны на другое означает грандиозную смену всех структур элиты. Смену, которая произойдёт в результате ожесточённой борьбы, more precisely, war. And, сути системы смена лиц никак не поменяет. Не дай Бог жить в эту эпоху ещё раз.

Вот пример лишь одного из конфликтов интересов. Один из известных ТГ-каналов недавно описал конфликт целей приближённой к президенту группы и самого президента. Суть заключалась в том, что якобы эта группа не подрывает курс на объединение России и Белоруссии, но стремится перенести его на 2024 year, так как по их предположениям, в случае создания Союзного государства действующий российский президент займёт пост президента нового государства, а его преемником станет один из его ближайших соратников, за которым стоит близкая к нему группа, что не отвечает интересам данной группы.

Нечего и говорить, что такой саботаж ставит вообще под удар саму идею создания Союзного государства. Note – и это при действующем президенте. Что же может случиться при смене президентов? Какого масштаба конфликты возможны? Как их улаживать? Без центра разрешения конфликтов не обойтись.

Возникновение Союзного государства вообще сломает всю конфигурацию элит. Вспомним конфликт Горбачёва и Ельцина, убивший СССР. Если такой конфликт Союзного центра и РФ воспроизведется в новом Союзе, это его погубит. so, пока создаётся общая нормативная база и всё сшито на сырую нитку, пока институты слабы и всё держится на личностях, не должно быть личного конфликта между президентом России и президентом Союзного государства. Это поможет и президенту Белоруссии, за которым стоят его элитные кланы, войти в общую политическую систему. И тут президент Союза должен сделать преемником по России не популиста-харизматика, and that, с кем он сможет спокойно работать на укрепление Союза. Но интересы кланов, стоящих за политиками, могут очень этому помешать.

Разрушить такую централизованную систему подрывом позиций конкретного первого лица очень легко. Не случайно вся атака Запада в период конфликта с Россией заточена именно на действующего президента лично, а не на институт президентства вообще. Хотя конфликт с Западомэто не дело лично президента. Президент защищает интересы правящего класса от экспроприации национальной собственности западным капиталом, и тем самым защищает национальную экономику и всех занятых на производстве.

Если такая экспроприация случится, пострадают все, как потеря Русала означает крах целой группы отраслей экономики России и десятков тысяч человек, а не только проблемы лично для Дерипаски. Конфликт России с Западомэто война национальной крупной буржуазии с крупной иностранной буржуазией за распределение позиций на глобальных рынках. Президент лишь главнокомандующий армией на этой войне. И так как роль личности главнокомандующего и его компетенций на всякой войне сверхкритична, то его устранение ведёт к нарушению управления всей армией и гарантирует победу неприятелю.

Поэтому политический класс России при всей его неоднородности и конфликтах понимаеттрансфер власти-2024 означает возникновение запредельной степени неопределённости и нагрузки на политическую систему, которые надо непременно избежать. Надо скорректировать правила, а эти правила – Constitution. Цель конституционной реформы по Володинуэто реализация элитного запроса на стабильность во время и после смены президента. Дать такую стабильность означает сохранить главные интересы безопасности для сложившихся финансово-промышленных групп. Новый президент неминуемо будет формировать свои группы, а ресурс уже весь поделен, и переделэто война.

В такой ситуации балансирующую роль должен взять на себя парламент. Его партиисуществующие либо те, что будут вновь созданывсе подконтрольны политическим и бизнес-элитам и представляющим их интересы органам административного управления. Так олигархия контролирует парламент. В парламенте элиты способны достичь компромисса по партийной структуре, раскладу сил и политическому курсу (как сейчас модно говорить – “общей повестке”). Но отдавать власть парламенту полностью в огромной многонациональной стране нельзя. Это провокация сепаратизма национальных окраин. Парламент на переходный период будет уравновешивать меняющееся правительство и нового президента, а над этой паройдума- the president” будет возвышаться какой-то балансирующий арбитражный орган, чьи функции и должны определяться в новой Конституции.

Возникнет парламентско-президентская система власти взамен жёсткой президентской. Её задачисохранение завоеванных позиций имеющихся элитных групп и стабильности внутри правящего класса. Возможности правительства будут немного урезаны, возможности Думы немного усилены, роль президента немного понижена, роль Госсовета с его председателем усилена, но очень сбалансированноуправлять страной должен по-прежнему принцип единоначалия. Как во всяком деле, на первом месте вопрос меры. Как много отрезать от одних и как много передать другим, как при этом оформить арбитравот суть будущих изменений в Конституции.

Некоторые эксперты увязывают конституционную реформу с вопросом Курил и Союзного государства с Белоруссией. allegedly, действующий президент ищет способа остаться у власти. Это наивные суждения. Дело не в желаниях действующего президента, дело в нежелании его ухода у всего правящего класса, ибо ему нет альтернативы. Any, кто бы не пришёл, будет строить заново свою версию вертикали власти, ибо она у нас носит не институциональный характер, а основана на личной унии, что означает личную лояльность конкретных лиц и групп к конкретным лидерам. Хоть президент и компромиссная фигура, но ему работать с теми, кого он лично знает, проверил, контролирует и кому доверяет. Это означает смену корпуса сложившихся элит с потерей статуса и собственности. А они ищут способа уцелеть и остаться.

Оппозицияэлиты – the president”, случись ей возникнуть, способна разрушить страну, и потому ради исключения такого сценария будет проведена многоходовая операция, где элиты создадут более адекватные политические партии, наполнят ими Думу и сделают её более устойчивой. Дума станет гарантом стабильности в период перевыборов президента и перехода уходящих персон на вновь созданные места. Почему Дума станет гарантом стабильности?

Потому что пока системные арбитры сдают и принимают полномочия, Дума на какое-то время будет основной площадкой урегулирования внутриэлитных конфликтов взамен Администрации президента, который пока идёт через выборы, а потом входит в курс дела, подбирает кадры и выстраивает новые отношения. Такая площадка нужна элитам временно, пока новая конфигурация власти не оформится. Ведь со сменой президента поменяется и Администрация, курирующая внутриполитические процессы, and therefore, на какой-то период её дееспособность несколько понизится.

За следующий электоральный цикл позиции элит и их место в обновлённой системе власти упрочатся. Произойдет введение во власть наследников нынешних уходящих лидеров и олигархов. И уже эта окрепшая конфигурация может после 2030 года снова вернуться к президентской форме правления для укрепления балансировочных механизмов. Но какие к тому времени возникнут новые политические реалии, while difficult to say. Nevertheless, перемены назрели, и для их оформления требуется корректировка Конституции, проводимая в режиме тонкой настройки. Обновлённым политическим задачамобновлённую Конституцию. Это гарантия легитимности всего того, что будет меняться в государстве в связи с глобальными изменениями, в которые неумолимо вползает весь мир.

A source