Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Из нас плохие рабовладельцы

Из нас плохие рабовладельцы

Вслед за периодом утечки капитала начался период оттока владельцев этого самого капитала — больших владельцев и владельцев поменьше, владельцев от бизнеса и владельцев от эстрады. Конечно, не все они смогли сколотить достойное состояние, и некоторые просто движутся в богемном стаде по инерции, кто-то банально страдает от кучи комплексов ввиду нереализованности, а кто-то надеется на взлёт карьеры в роли Солженицына версии 2.0.

Но все, практически все из них, от целлюлитных певичек до посредственных комиков, испытывают острую нужду напоследок смачно плюнуть в некогда родное государство и его народ. Особым шиком в этой среде считается обвинить народ России в холопстве и рабстве или назвать державу тюрьмой народов, где половина сидит, а другая половина надзирает. Всё это обёрнуто тоннами оторванной от реальности патетики и показным горем. Как говорится, когда давят на эмоции, следи за карманом.

Зачем? Всё просто. Во-первых, это некие верительные грамоты, крайне необходимые в новых местах обитания. Во-вторых, эту откровенно «колбасную» миграцию нужно оправдать чем-то идейным и возвышенным, а не примитивным стремлением сохранить капиталы и недвижимость за границей.

Из нас плохие рабовладельцы

«Пророк» в отечестве своём

Нет, у автора нет никакого желания возмущаться лицемерием и неблагодарностью богемы и финансовых дельцов а-ля Чичваркин. Это уже скучно. Любопытно другое. Напрашивается вполне логичный вывод: из нас отвратительные «рабовладельцы», если «элитная рабсила» разбежалась. С таким подходом к исполнению своих служебных обязанностей даже в глуши Северной Каролины над нами потешался бы последний плантационный негр Джим образца середины XIX века.

Однако не станем вступать в полемику с «колбасной» эмиграцией. Во-первых, оппозиционная лексика площадной «демократии» не подразумевает оппонирования, т. к. аргументы отсутствуют в принципе — толпе они не нужны. Во-вторых, на возглас «за всё хорошее против всего плохого» можно ответить лишь старым анекдотом: «мамой клянусь, мой гусь тоже войны не хочет». К тому же сбежавшие люди, мотивированные одновременно и собственными комплексами, и финансами, непробиваемы.

Но если из нас «рабовладельцы» плохие, как это явственно видно, то где-то же есть настоящие профессионалы. Где же?

Град на холме, но обнесён колючей проволокой

В это мгновенье особо тонкие натуры, эдакие неповторимые снежинки, закатят глаза и томным голосом пробормочут «опять об ужасах рабства в США». А вот и нет. Никаких «ужасов» не будет, будут некоторые редко упоминаемые нюансы этого явления. Не будем давить на эмоции.

На волне истеричных BLM был окончательно похоронен очень показательный для западного «свободного» общества факт — в рабовладении принимали активнейшее участие и негры. Трудов, посвящённых этому явлению, масса в самих США. Одним из первых, кто обратил на это внимание общественности, был потомок рабов американский историк Картер Гудвин Вудсон. Правда, в своём исследовании «Свободные негры-рабовладельцы в Соединенных Штатах в 1830 году» Вудсон, являясь активистом движения чернокожих, оправдывал массовую скупку рабов свободными неграми попыткой улучшить условия жизни «братьев». Хотя Картер и не исключал корыстного мотива.

Впрочем, другие историки и исследователи так дополнили труды Вудсона, что попытки оправдать явление свободных негров-рабовладельцев поблекли. Так, и Ларри Когер («Черные рабовладельцы: свободные темнокожие хозяева в Южной Каролине»), и Рональд Холл («Исторический анализ дискриминации по цвету кожи») утверждают, что обеление чернокожих рабовладельцев — это своеобразное ошибка по отношению к жертвам этого явления и попытка умалить деловые качества чернокожих, которые также прекрасно знали, как надо зарабатывать.

Ярким примером тому служит личность Уильяма Эллисона, родившегося рабом на плантации в Южной Каролине. Хозяин отдал его в подмастерье приятелю, который производил хлопкоочистительные машины, за часть «заработка» раба. Однако Уильям, имея право оставлять себе часть денег на еду, смог скопить нужную сумму и выкупил свободу.

Из нас плохие рабовладельцы

Получив отличную практическую ремесленную школу, Эллисон вскоре сам занялся ремонтом столь необходимых в «хлопковых» штатах машин. Через пару лет он купил пару рабов и начал хлопкоочистительные машины производить сам. А ещё спустя пару лет Уильям купил плантацию, затем ещё одну и т. д.

В момент расцвета своего «бизнеса» Эллисон владел землёй в 400 га и 68 рабами-неграми. Он отличался крайней жестокостью со своим «имуществом», а заодно был крупнейшим рабовладельцем в Южной Каролине. Правда, одинок он не был. Всего в штате в тот момент проживало свыше 150 негров-рабовладельцев.

Показательны и заметки американского журналиста XIX века Фредерика Ло Олмстеда, изложенные им в труде «Путешествия и исследования в хлопковом королевстве». Вот как он описал беседу с одним чернокожим рабом: «Я расскажу вам всю правду, хозяин. Я знаю, что должен ответить, и правда такова, что они очень плохие хозяева, сэр. Лучше мне быть рабом кого угодно, только не черного. Если меня продадут черному, то я утоплюсь».

Так почему же освобождённые рабы, сколотив крупный бизнес, имея связи и ресурсы, не стремились к освобождению своих сородичей?

Вопреки расхожему мнению, что провинциалы без образования — простаки, это не так. Именно эти хваткие, хитрые и практичные люди замечательно встраиваются в общество и существующие тенденции. Поэтому свободные негры-рабовладельцы быстро освоились в американской системе, осознав, какие выгоды она сулит. Они понимали, что США, как и западная система целиком, — это гигантская корпорация, которая относится к сотрудникам так же «гуманно», как и любая другая махина бизнеса.

Более того, тот же Эллисон перевёл рельсы своего бизнеса на снабжение армии конфедератов. Из бесконечной любви к родному штату Каролина, в котором он родился рабом и позже выкупал своих родителей? Нет, персонаж защищал свои капиталовложения. Впрочем, такие «предприниматели» относительно безболезненно пережили падение рабства, диверсифицировав бизнес. Это их чем-то роднит с мигрантами от оппозиции.

Под знаменем красивых идей

Рабовладение всё же рухнуло, но отнюдь не из-за победы Северных штатов, не из-за просвещённого движения борцов с этим явлением, а по объективным экономическим причинам. В конце концов, даже Авраам Линкольн, «освободитель» рабов, был убеждённым сторонником «превосходства белой расы».

Из нас плохие рабовладельцы

«Спаситель» Авраам Линкольн

Дело в том, что набирающая обороты механизация производства и сельского хозяйства уже во второй половине XIX века давала о себе знать. Механизм не склонен к побегу, дракам, пьянству и болезням, а заменяет сразу нескольких «бракованных» альтернатив.

При этом рабы становились всё более рискованным капиталовложением в сравнении с перспективой, а их содержание также влетало в копеечку. Несмотря на слезливые пафосные картины вроде «Амистад» и «12 лет рабства», хозяева не носились с плёткой наперевес за рабами по кустам по собственной прихоти. Рабов лечили, кормили, предоставляли кров — хороший товар под ливнем не оставляют! Сплошные расходы!

К тому же сказывался и демографический фактор. Стареющие рабы не работали в полную силу, а новорождённые, тоже записанные рабами, ещё не могли работать.

В итоге, к собственному удивлению, многие рабовладельцы через пару лет после отмены рабства только выиграли. Бывших рабов просто выгнали на улицу без нужды кормить и лечить их. Разнообразные нюансы вроде наделов земли для «освобождённых» и наличия «Закона о бродяжничестве» никого не волновали. По дорогам бродили целые ватаги свободных граждан «Града на холме», готовых работать за похлёбку, только бы не попасть за решётку. Выгоды очевидны — вложения в рабсилу более не требовались, как и забота о её здоровье, а предложение целиком покрывало спрос.

Стоит также отметить следующий факт: т. к. рабами были не только негры, но и представители других рас, то был сделан большой шаг к жёсткому классовому обществу. Формально свободные люди остались на том же дне.

А как же движение аболиционистов, выступавших за отмену рабства? Огорчу. В части движения, конечно, присутствовали идеалисты, но другая её часть целиком состояла из членов Американского колонизационного общества. Эти активисты планировали не жить с освобождёнными неграми вместе, а переселить их в Африку и заодно распространить сферу влияния США на этом континенте. Так появилась Либерия. Т. е. рабов личных превратили в вассалов политических, проводников воли янки на Чёрном континенте.

Из нас плохие рабовладельцы

Центр Монровии (столица американского проекта «Либерия»)

Примечательно, что бывшие американские рабы, многие из которых были людьми весьма образованными, прибыв в Либерию… ввели институт рабства. А ещё более примечательно, что и сейчас Либерия находится под протекторатом США, реализуемым через присутствие морской пехоты и сотрудников пресловутой USAID (Агентство США по международному развитию).

Впрочем, американский пример не уникален. Рабы Гаити, освободившись от гнёта французов, но успевшие впитать законы системы, также фактически вернули рабство. Впрочем, Франция до сих пор держит за горло зону колониального франка в Африке — 14 стран, вынужденных хранить большую часть валютных резервов в Банке Франции.

Не ругай слона — не продашь!

Есть на острове Манхэттен, что в Нью-Йорке, улица Pearl Street (Жемчужная улица). Своим колоритным названием она контрастирует с другими либо именными, либо просто пронумерованными улицами. На вид же это стандартное для застроенного небоскрёбами Манхэттена место, хоть район и является престижным. Выделяется эта улица своей историей, которая полна аллегорий на истинную суть Запада.

Как-то раз Чарльз Диккенс написал: «Бедность и устрицы идут рука об руку».

Современному профессиональному потребителю эта фраза будет казаться парадоксом — двигатель торговли сказывается. Однако ранее эти сопливые «дары моря» были пищей самого дна, а улица, ныне ассоциирующаяся с центром мировых финансов и успеха, была средоточием этого дна менее полутораста лет назад.

Нищие рыбаки, докеры и рабочие покупали у уличных торговцев за пару монет на обед несколько раковин и выпивали их буквально на месте, чтобы забить голод. По традиции западной «цивилизации» раковины выкидывались тут же на улице. Раздробленные перламутровые ракушки расцветили всю улицу, что само по себе говорит о количестве бедноты, питавшейся этими деликатесами.

Со временем торговая жилка взяла своё, и продавцы, заранее разрекламировав товар, повезли моллюсков внутрь континента с несоизмеримо более высокой ценой, естественно. Количество устричных колоний стало падать, а страна, диктующая нынче «зелёную повестку», настолько загадила акваторию Нью-Йорка, что местные деликатесы и сейчас есть нельзя. Зато мы получили «деликатес», замечательную улицу и образец превосходного PR.

Из нас плохие рабовладельцы

Счастливые свободные «романтики» дороги из фильма «Земля кочевников»

Впрочем, не будем вспоминать предания старины глубокой. В 2021 году картина «Земля кочевников» завоевала «Оскара» за лучший фильм. «Земля кочевников» повествует о том, как 60-летняя американка Ферн остаётся без работы и, погрузив свой скарб в фургон, ездит из штата в штат в поисках подённой работы.

Казалось бы, вот оно остросоциальное кино. Но, увы. Фильм романтизирует реальность. Главная героиня гордо заявляет: «Я не бездомная, просто у меня нет дома». То есть она не безработный бомж, а гордая путешественница? То есть это не проблема системы, а выбор «свободных» людей? Сделаем вид, что да. Всё-таки целый «Оскар» дали…

Количество бездомных в США подсчёту не поддаётся. Сама система хитрая. Армия «кочевников» в статистику не попадает. Ну, просто люди взяли и поехали — государство ни при чём. Сокращение рабочих мест? Отсутствие социальных гарантий (к чему и мы стремительно движемся благодаря «свободному рынку»)? Нет-нет, просто добровольный выбор.

Самые малые цифры говорят о 1,5 млн человек, скептики указывают около 10 млн, а пессимисты и вовсе твердят о 30 млн. Из них, по официальным данным самих США, 37 тыс. человек являются ветеранами боевых действий. Особенно эту проблему осветил Арнольд Шварценеггер свой благотворительностью. Актёр и бывший губернатор подарил бездомным ветеранам аж 25 бытовок размерами чуть больше, чем моя ванная комната.

Но в фильме «Земля кочевников» вы этого не увидите. Там исключительно «свободные» люди, просто внезапно решившие мыться в ближайшем ручье и согреваться у костра. Кстати, эта ситуация весьма выгодна для американских миллиардеров, у которых, как ранее у бывших рабовладельцев, появился ресурс дешёвой рабочей силы, а постоянная текучка кадров не позволяет сотрудникам хоть как-то защитить свои права.

В плане рекламы собственного лицемерия и эксплуатации американцам нет равных. И «Земля кочевников» — не единственный пример. Самой известной и культовой агиткой является «Топ Ган» 1986 года, снятый по заказу Пентагона, т. к. американским ВВС просто не хватало пилотов — слишком свежи были в памяти кадры горящих напалмом вьетнамских деревень. А тут voila, и репутацию подлатали! Нужно признать их профессионализм в этом. Самые толковые учебники по PR в бытность мою студентом были американскими. Они на этом собаку съели.

Тоталитарный «Мордор»?

В многострадальном Мариуполе уже построены новые жилые дома. До конца года планируется сдать 100 тыс. квадратных метров нового жилья, не считая школ, детских садов и площадок. Работу возобновила швейная фабрика, гранитный карьер и хлебокомбинат. На месте «Азовстали», где прятались нацисты на пару с банками тушёнки и красной икры, собираются создать технопарк.

В несчастном Донбассе снова заработали заводы: Енакиевский и Макеевский металлургические, Стахановский ферросплавный, Макеевский коксохимический, Алчевский металлургический комбинат и т. д. Ещё весной начали прокладку новых дорог, чему автор обрадовался, т. к. едва не оставил последние пломбы, путешествуя по украинскому наследству ещё до СВО. И это всё во время боевых действий.

А как себя ведёт наш «Град на холме»? Ещё в 2015 году в Афганистане министр образования, несмотря на победные реляции Вашингтона по поводу возрождения республики, заявил, что крупная часть средств США была направлена на финансирование школ, существующих только на бумаге. При этом, когда журналисты начали интересоваться у Агентства США по международному развитию, сколько вообще учеников и студентов сейчас проходят обучения в Афганистане, контора развела руками…

Из нас плохие рабовладельцы

Афганцы радостно «провожают» янки домой. Кабул. 2021 год

Но самый жёсткий вывод о присутствии янки в Афганистане сделали китайские СМИ: «СССР оставил школы и электростанции, США — горы военной техники».

Быть может, США что-то построили на Украине, с которой, как известно, «весь мир»? Увы, и здесь «холмистый городок» ведёт себя странно. Кроме тренировочных лагерей, в том числе для «бармалеев» с Ближнего Востока, и биологических лабораторий, ни Европа, ни США ничего не обустраивали. Даже пресловутый фонд Джорджа Сороса «Відродження» вкладывал сотни миллионов в «развитие гражданского общества», иначе говоря, лоббировал свои интересы, а не возводил какие-то там электростанции.

В рамках некой корпоративной солидарности от официальных властей не отстают и продвинутые корпорации. В 2011 году европейский бренд Zara обвинили в использовании труда нелегальных мигрантов на подпольных фабриках в Бразилии, где рабочие находились на положении рабов. В Малайзии организация Verité обнаружила, что для производства электроники известных брендов из США и Европы эксплуатируют труд нищих жителей деревень, бесправных и потому покорных. А в 2021 году разгорелся грандиозный скандал вокруг компаний Nestle, Mars и Cargill. На них подавала в суд правозащитная организация за использование не только рабского, но и детского труда. Такие скандалы случаются регулярно, но все они в итоге тонут в демагогии.

Держать строй!

Есть один забавный старый анекдот, который прекрасно иллюстрирует реальное положение дел в «свободном мире»:

Встретились два старых друга. Один другому и говорит:— Я вот женился, счастлив, живу с женой и тёщей…— Хорошо. А пошли в бар?— Нельзя в бар.— Тогда поехали на рыбалку?— Нельзя на рыбалку.— Ты не жалеешь, что женился?— Нельзя жалеть.

На самом деле истинный талант современного рабовладельца — это не возможность накинуть на человека ошейник, а убедить его, что это бриллиантовое колье. Сам термин «свобода» Запад приватизировал и извратил что внутри себя, что на внешнем контуре.

Буквально в августе президент США Байден практически напрямую объявил своих оппонентов в лице «республиканцев» преступниками и врагами демократии. Около 75 млн человек превратили в маргиналов. Да и со свободой слова у них всё замечательно. Сначала из эфира вышвырнули Трампа, а из социальных сетей — сторонников Республиканской партии, а позже взялись и за остальных.

Из нас плохие рабовладельцы

Ароматы демократии в США

В конце прошлого месяца спецназ ФБР арестовал отца семерых детей Марка Хоука за проведение протестов рядом с центром абортов. Официально его обвиняют в стычке с одним из «пациентов». Однако ранее «пострадавшему» отказали в возбуждении дела. Таким образом, сторонники Хоука подозревают, что их друга преследуют по политическим причинам. Не секрет, что в Госдепе сейчас настоящий разгул ЛГБТ, сторонников абортов и смены пола. Кстати, с начала года ФБР задержало около 10 активистов, выступающих против абортов, не считая тех, кто проник в Капитолий. Эти вообще как-то «растворились».

Последствий лютости «свободы слова» по-американски не избежал и легендарный рок-музыкант Роджер Уотерс. Один из основателей группы Pink Floyd не только подвергся обструкции, но и лишился концертов за наличие собственного мнения.

Пока наши самозваные «элиты», угнетаемые «рабским государством», стараются вывести накопленные состояния и продать замки и дворцы, понастроенные под пятой «тирана», а также регулярно вопят об отсутствии свободы слова, что можно услышать из каждого утюга, не стоит думать, что они куплены ЦРУ. Отнюдь. Конечно, внедрение «нужных» людей имело место через финансирование разных «групп» (от «зелёных» и ЛГБТ до разных сект и НКО), но основа всему — создание нужной атмосферы, чтобы ошейник не натирал.

К тому же, когда любой YouTube-канал «миллионщик» можно прикрыть без труда, кто услышит альтернативу? Как говорится, «свободная демократия» — это, когда у руля стоят исключительно «демократы».

И вот мы снова возвращаемся к главной теме — из нас просто отвратительные «рабовладельцы». Мы не только в историческом плане не играли роль «белого господина», но и ментально не могли облачить это в белые одеяния «несения цивилизации», «демократии» и «свободы». Будучи империей, мы были непонятны Западу, т. к. не доили колонии, как это и полагается в цивилизованном обществе. Мы — империя наоборот. Да и «свобода» для нас — это свобода выбора наперекор реальности, а не «свобода» выбрать сторону сильного.

Сергей Монастырёв,

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy
Logo 11 px1flvbt0ljozknqq96fk7ihon04v7y82vfxaay6ho