Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Херсон и сложные времена. Впечатления очевидца

Херсон и сложные времена. Впечатления очевидца

Сейчас в Херсоне сворачивает свою деятельность большинство учреждений «не первой необходимости», к сожалению, и «первой» отчасти тоже. В то же время коммунальные службы работают, даже начался отопительный сезон в немыслимые для украинских времен сроки. Были лишь проблемы с Интернетом, но они возникали и раньше. Также принято решение отключить лифты.

В городе закрылось большинство аптек, впрочем, и с лекарствами большие проблемы, т. к. подвоза нет. Аналогичная ситуация и с другими предметами первой необходимости, население сгребает все подряд, нового завоза с левого берега нет, получше с «правобережной» продукцией, особенно овощами. Наличествует и автотопливо на заправках.

Возникли проблемы другого рода: «рынок» (и в узком, и в широком смысле) отреагировал на происходящее вполне предсказуемо — начал отказываться от рубля, в лучшем случае рыночный курс достигает 2–2,5 рубля за гривну. Между тем гривен у многих, особенно пенсионеров, практически не осталось.

Кое-где уже поменяли рублевые ценники на гривневые, но, думаю, в целом тут больше коммерческих соображений, чем политических: в случае падения города даже обмен рублей наверняка будет крайне затруднен.

И пока «ждуны» оживились (хотя открыто показывать это в целом опасаются), пророссийские жители, прислушавшись к рекомендациям руководства области и страны, покидают Херсон. Впрочем, далеко не все, у очень многих находятся объективные и субъективные причины, чтобы не делать этого (пока, во всяком случае).

Часто это связанно с проблемами с близкими, распространенным страхом перед неизвестностью и потерей не только «всего нажитого», но и вообще всего привычного уклада жизни, перед тяготами пути и обустройства на новом месте.

Надеются на лучшее, в худшем случае — что переживем и вернувшуюся украинскую власть (особенно те, кто за собой особых «грехов» не чувствует), но уж точно хорошего от неё не ждут.

И таких людей, которые оказались перед выбором между плохими вариантами (никто ведь не назовет эвакуацию и вероятное вынужденное переселение хорошим), очень и очень много.

В Херсоне действительно очень много пророссийских граждан, гораздо больше, чем было до освобождения. Для них Россия уже не «принц на белом коне» для девушки на выданье, с приходом которого все проблемы в жизни, что называется, волшебным образом разрешатся, а просто своя власть.

Своя власть со всеми её достоинствами и недостатками, причем последние, как всегда, замечаются куда сильнее. А сейчас, их, понятно, стало гораздо больше. Сегодня, прежде всего, люди ждут от своей власти защиты от врага, которым для них стала Украина. Многие остаются просто потому, что не верят, что Россия сдаст Херсон.

«Альтернатива» уже отмечала, что изменение настроений рядовых «неполитизированных» херсонцев за время работы российской власти определили, главным образом, два фактора: продемонстрированная, несмотря на все сложности переходного периода, сила российского государства, выразившаяся в социальной поддержке горожан, восстановлении нормальной жизни города и начале реализации новых масштабных проектов.

Люди воочию увидели, что «Россия не Украина», что это государство совершенно иного уровня развития, социальной защиты и поддержки граждан, причем, естественно, сравнение не в пользу незалэжной, хотя украинская пропаганда 30 лет агрессивно убеждала в обратном.

Выход из украинского информпростраства действительно стал «расколдованием», снявшим с людей наносные «чары» украинства, вернув им их затуманенную исконную русскость. Если (чего, как мы все надеемся, не случится) украинцы займут Херсон, они будут там восприниматься как оккупанты (ну и вести себя соответственно).

Автор же, вняв настоятельным рекомендациям, вместе с семьей покинул город. Конечно, эвакуация — это не пятизвездочный тур «все включено», сервиса топ-уровня и комфорта ожидать было сложно, но в целом в очередной раз не только финансовый, но и «административный ресурс» российского государства (не в том смысле, в котором это выражение обычно применяется) был продемонстрирован.

Мы не стали звонить на горячую линию, предварительно записываться, просто приехали утром в речпорт. Вопреки опасениям, самый «критический» участок пути, через Днепр, был пройден весьма быстро — поданные теплоходы вместили почти всех желающих на этот момент (власти определили четыре времени отправления в течение дня), причем с детьми и пожилых пропускали вне очереди. Также работали и коммерческие катера, бравшие по 100 гривен с человека (вполне доступная цена).

На левом берегу, в городе Олешки, уже ждали многочисленные автобусы, организованная посадка на которые также прошла весьма быстро. Там же находились многочисленные сотрудники МЧС и волонтеры, оказывающие всяческую помощь, вплоть до переноса багажа. Были и пункты раздачи воды и горячих напитков, впрочем на них мало кто обращал внимание, все стремились поскорей занять места в автобусах.

Автобусы были вполне комфортабельными, но, честно говоря, хотелось бы более высокого класса, тем более что в Крыму и в Краснодарском и Ставропольском крае, откуда был транспорт, таких машин не в сезон наверняка достаточно.

Это не каприз, а реальная проблема, особенно для пожилых и детей. Ведь транспорт идет из соображений безопасности колонами, и «технических остановок» не предусмотрено. В общем, автобусы с туалетами были бы совсем не лишними.

Дорога до «несуществующей» границы с Крымом занимает два часа, но и там выходить из автобусов не рекомендуется до начала прохождения всех пограничных процедур, хотя в крайних случаях пограничники идут навстречу.

Также на пограничном переходе были бы куда более актуальными пункты питания, т. к. люди находятся в пути длительное время, но их не было. При этом сотрудников МЧС и волонтеров было много, и они действительно делали все возможное, чтобы помочь людям.

На КПП и случилась главная загвоздка: он, видимо, не готов к пропуску такого количества людей, а стражи границы работают в штатном и даже, похоже, усиленном режиме — все вещи нужно пропускать через просвечивание и т. д.

В результате мы прошли пограничные процедуры за пару часов, но еще четыре часа ждали остальные автобусы колонны. Я находился во «флагманской» машине и слышал, как руководитель колонны просил свое начальство по телефону повлиять на ситуацию, тем более что за нашей образовалась очередь из других колонн.

Недоработкой было и то, что конечном пункте эвакуационного маршрута, Джанкое, куда мы прибыли около 20 часов, нас уже никто не встречал, кроме одной дамочки, которая брала информацию у водителей и сопровождающих, сколько людей они привезли. Дальше люди были предоставлены самим себе, и даже самую элементарную информацию получить было негде.

Ну и некоторые впечатления от первых дней пребывания в Симферополе. После девяти месяцев жизни в прифронтовом городе контраст с обычной мирной жизнью мы ощущали очень сильно.

Удивляют заполненные людьми улицы, интенсивное движение автотранспорта, то, что жизнь отнюдь не замирает после трех-четырех часов дня. А еще — предельная насыщенность первых этажей и отдельных строений коммерческими объектами, реализующими товары и услуги часто далеко не самой первой необходимости: мобильная связь, аптеки, коммерческие медцентры, специализированные бутики с продукцией премиум-класса и т. д. и т. п.

Жизнь в военных условиях научила, что можно обходиться и гораздо меньшим числом таких точек. Впрочем, дело не только в войне.

Бросается в глаза куда более высокий уровень самого благоустройства города: состояние городской среды, дорог, большое количество реконструированных площадей, парков, совсем иного уровня общественный транспорт, главным образом муниципальный, а не разбитые частные маршрутки, которые выполняют основную функцию перевозок горожан в Херсоне.

Мне пока не попадались на глаза заброшенные здания, давным-давно «замерзшие» недострои, участки дорог и тротуаров с «бывшим» асфальтом, пустующие коммерческие объекты недвижимости с висящими годами объявлениями «Продается» или «Аренда», которые в Херсоне стали неотъемлемой, чуть ли не преобладающей частью пейзажа.

И это Симферополь, который каких-то восемь лет назад был таким же украинским городом, как Херсон!!! В общем, то, что «Украина не Россия», бросается в глаза очень сильно и наглядно показывает, какой страшной трагедией для всей бывшей УССР стала незалэжность!

Андрей Днепровский,

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy
Logo 11 px1flvbt0ljozknqq96fk7ihon04v7y82vfxaay6ho