Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Информационная война. Почему у них не получается?

Информационная война. Почему у них не получается?

Что получится, если вы сумеете изолировать человека от внешнего мира? Что если у вас будет несколько часов ежедневно для того, чтобы последовательно внушать этому изолированному человеку какую-то, пусть самую безумную, идею? Что будет, если вы не будете оставлять этого человека наедине со своими мыслями? Что будет, если человек привыкнет к вам и вы сумеете стать источником его радости? Что будет, если вы оградите его от нежелательных идей и мнений? Что случится, если вы будете запугивать этого человека и постоянно внушать ему чувство вины? Что будет, если вы будете дрессировать этого человека на выполнение одних и тех же действий?

Вы абсолютно правы. Получится сектант с очень узким сознанием. Сектанты — удобные люди, ибо с ними можно сделать всё, что душе угодно. Можно отправить сектанта на митинг, можно заставить его не подчиняться властям, можно заставить его кого-нибудь убить и можно заставить его покончить с собой. Прилюдно. Иными словами, получая в свои руки сектанта, мы получаем в свои руки оружие. Идеологически заряженное оружие. Ну разве не прелесть?

С помощью Интернета невероятно легко создавать сектантов. Неоспоримо, что Всемирная сеть — это не что иное, как поле боя за наше внимание и за наши умы. Интернет — это театр военных действий информационной войны.

Но что-то здесь не сходится. Смотрите сами.

Итак, по заявлению людей, которые собаку на этом съели, главной целью информационной войны, которую сейчас с нами ведёт Запад, является наш президент.

А теперь представьте, что войну с ним ведут крупнейшие интернет-компании Запада. Их финансовые и социальные ресурсы безграничны. Если внимательно почитать прессу, то становится понятно, что за наши умы бьются все крупнейшие социальные сети, которым наш жалкий «ВК» и в подмётки не годится. Крупнейший видеохостинг, у которого вообще нет конкурентов, удаляет и обескровливает наших блогеров по щелчку пальцев. Онлайн-энциклопедия жесточайше правится и корректируется. Даже такая перхоть, как порнографические сайты, и те что-то там пытаются в политику поиграть. Ну и, конечно же, крупнейший в мире поисковик замечен в сотрудничестве со всякими ЦРУ и АНБ. Про СМИ я вообще умолчу.

А теперь вот вам ещё один небольшой показатель: в 2021 году среднестатистический россиянин проводил в Интернете 7 часов 50 минут в день. Треть суток онлайн! Это ли не изоляция от внешнего мира? Подавляющее большинство наших граждан владеет смартфонами и в любой момент может выйти в Сеть. Это ли не исполнение принципа «не оставляй неофита одного»? Лайки, комментирование и репосты. Это ли не дрессировка человека на бездумные действия? Алгоритмы, предлагающие материал для просмотра в социальных сетях и на видеохостингах. Это ли не ограждение разума человека от противоположных мнений? Непрестанные потоки чернухи и фейков. Это ли не попытка напугать или обвинить?

Добавьте сюда голливудскую продукцию со всей её развесистой клюквой об ужасах России и великолепии Запада. Присыпьте немного антигуманистической повесточкой, включающей в себя культ «звёзд», сексуальные извращения, социальные девиации (например, чайлдфри и бодипозитив). Запеките это в фольге из культуры отмены. И что вы получите в итоге?

В итоге вы получите 80-процентную поддержку Путина в России.

Ничего себе! Да как же это? Признайте, это, блин, очень и очень неожиданно!

Что это за ерунда? Нас должны были превратить в сектантов. Наши мозги должны скрючиться от пылающего жара Интернета, и мы должны возненавидеть нашего президента. Он должен нам казаться самим Сатаной. Но это же не так!

Отчего такой огромный многомиллиардный механизм не свернул мозги какой-то жалкой сотне миллионов россиян? Отчего ещё не сорвана мобилизация? Отчего мы ещё не ломанулись свергать власть и крушить витрины магазинов, старательно вдыхая запах горящего синтетического каучука? Отчего Путин ещё не убежал в Белоруссию? Отчего ещё никто, заливисто смеясь, не говорит по сотовому телефону, постоянно выкрикивая одно и то же имя «Алёша, Алёша»? Отчего активисты не выволакивают из здания телестудии за ногу отчаянно брыкающегося Соловьёва и не кидают его в мусорку? Отчего Дерипаска не спонсирует свежеиспечённые воинские формирования? Где же вы, новые и очень популярные историки и идеологи, которые должны старательно загадить нам голову? Отчего наш новенький, с иголочки, президент не собирает полный конгресс аплодирующих людей и не кричит: «Господи, храни Америку!»?

Почему вся эта информационная суматоха приносит лишь настолько жалкие плоды?

Ответ будет простой. В настоящее время по каким-то причинам информационная война, которую против нас ведёт Запад, совершенно неэффективна, и её методы либо не работают вообще, либо работают ограниченно. Это просто нужно признать. Помните, как в одной книге написано: «Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре. Если дозволено это, всё остальное отсюда следует»?

Но почему же информационная война не наносит нам какого-нибудь значимого ущерба?

Ответов у меня нет, одни предположения.

Вот они…

Предположение № 1.

Люди, населяющие Россию, слишком умны, чтобы на них подействовали какие-либо примитивные психологические манипуляции.

Возможен ли такой вариант? Скажем так, вероятность истинности такого суждения не нулевая.

Вы знаете, однажды на центральном рынке моего родного города к нам, троим студентам университета, подбежала бабулечка. Она была странно и не по погоде одета. Её макияж, её длинный нос, её тонкие нарисованные карандашом брови и белая вязанная шапочка делали её поразительно похожей на кукольного Буратино. Она вмешалась в наш разговор и сбивчиво заговорила с нами о том, что Жириновский желает смерти русским и хочет, чтобы нами правили евреи. Она была многословна и очень напориста, но у неё не получилось вызвать в нас никакого сочувствия или простой заинтересованности. Мы были неуязвимы для её словесных интервенций. Мы вежливо отделались от неё, а потом долго смеялись над её чудаковатостью.

Вот такая иллюстрация.

Вероятность того, что глупый или психически нестабильный человек сумеет взять под контроль разум человека более умного или более психически здорового, небольшая. Именно поэтому безумные секты немногочисленны и невлиятельны.

Ну допустим, что неуклонное пикирующее падение нашего общероссийского IQ — это самый настоящий факт. Допустим также, что такие мощные средства общественной деградации, как, например, TikTok, различные развлекательные шоу на телевидении и творчество современных музыкантов, окончательно и бесповоротно превратили мозги наших сограждан в тёплый запаренный комбикорм. Примем на веру и то, что в нашем обществе полнейшая гнусная аморальность нисколько не мешает популярности, а это, в свою очередь, означает, что в стройные ряды нашей элиты частенько вступают всяческие проститутки, наркоманы, психически больные люди и совершенно пустые изнутри клоуны, что, в свою очередь, не может не сказаться на эрудированности и целеполагании наших обычных сограждан.

Примем это как факт. Поверим в то, что наше общество тупо и распущенно.

Но что мешает западному сообществу быть ещё слабоумнее и аморальнее? Что мешает западному реальному IQ быть ещё ниже российского? Что мешает западным общественным манипуляторам быть ещё тупее тех непроходимых тупиц, которые манипулируют общественным мнением общества наших родных сограждан? Почему западные клоуны не могут быть беспринципнее, грязнее и слабоумнее наших клоунов? Почему западные проститутки не могут быть ещё большими животными, чем проститутки нашего, так сказать, отечественного разлива?

Есть хоть какая-то реальная почва под утверждением «они намного умнее нас»? Нет! Достоверных данных нам не даст никто, и, следовательно, вполне возможно, что современные западные люди глупее современных русских людей. А если это так, если эта теория верна, то они могут быть намного дурнее и инфантильнее нас. И в этом случае их информационная война — это война полных дураков, направленная на людей среднего интеллекта. А такая война обречена на провал.

Повторюсь, я ничего не утверждаю. Всё, что я сказал выше, это просто гипотеза, точно такая же, как и следующая.

Предположение № 2.

У людей выработался иммунитет к приёмам и методам ведения информационной войны. Иммунитет этот подобен тому, который вырабатывается у некоторых микроорганизмов к некоторым видам антибиотиков.

Вы когда-нибудь бывали летом в тайге? Если да, то вы, конечно же, отчётливо представляете себе, до какого состояния отчаяния может довести человека взвесь летучих и очень мелких кровососущих насекомых. Их так много, что они подчас перекрывают солнечный свет. Они забираются вам в уши, они попадают вам в глаза, они забиваются вам в нос и в рот. Вы не идёте, вы плывёте в мельтешащем облаке, отчаянно размахивая руками, откашливаясь и ежесекундно почёсывая места укусов. Вы постоянно слышите этот неумолчный зудящий звук, который издают эти гады. И нет от них спасения, и не знают они пощады. Но вот проходит время, и вы перестаёте их замечать, ваша кожа становится грубее, ваше внимание уже не приковано целиком и полностью к комарам и мошкаре. Ваше психологическое состояние стабилизируется, и вы просто начинаете идти по туристической тропе, собирать черемшу, рыбачить или охотиться, не отвлекаясь на комаров. Через неделю-другую вам будет попросту на них наплевать. И вы перестанете недоумевать, каким это таким образом эвенкам удавалось ходить летом по тайге голышом, ибо в особо жаркие дни вы сами будет с удовольствием ходить между ёлочками с голым торсом.

Человек привыкает ко всему. Адаптируется к любым условиям. Научается сопротивляться любым внешним вредоносным факторам. Почитайте хотя бы книжки Франкла или мемуары блокадников, чтобы понять, о чём я толкую.

Существуют ли хоть какие-то физиологические или физические ограничения для адаптации наших нервных систем к постоянно нарастающему информационному давлению? Может, и есть, но наверняка сказать сложно, и даже наоборот: скорее всего, каких-либо ограничений либо нет вовсе, либо они вполне себе преодолимы. Может ли обыкновенный человек приспособить свою психическую деятельность к постоянным волнам негатива и грязи? Наверняка сказать сложно, но отрицать такую вероятность — это просто глупо. Возможно ли, что непрестанное информационное давление формирует новый тип человека, «человека-бесчувственного», или как-то так? А почему бы, собственно говоря, и нет?

Если принять за истину эту теорию, то в коллективной психике современных русских людей самостоятельно произвелись на свет настолько мощные защитные механизмы, что все усилия Запада как-то их пробить или хотя бы поколебать попросту не могут увенчаться успехом. В таком случае они нападают с резиновым надувным молотком на бетонную стену. Если эта теория верна, то все попытки заграничных политиков, блогеров, экспертов, лидеров мнений, а также усилия примкнувших к ним наших доморощенных «влиятелей» повлиять на наше мировоззрение — это попытка убить медведя одноразовым пластмассовым ножиком. И такая затея не может закончиться ничем хорошим для того, кто на медведя напал.

Предположение № 3.

Западные спецслужбы целиком и полностью утратили свои компетенции в вопросах ведения информационной войны. Профессионалы, которые пытаются воздействовать на наши умы, не профессионалы вовсе, а всего лишь выродившаяся кучка выскочек и дилетантов.

Когда я учился в первом классе, со мной случилась пренеприятнейшая история, но она меня многому научила. Случилось так, что в один из сентябрьских дней мне на руку повязали синюю повязку и отправили следить за порядком в коридоре во время перемены. Я преисполнился чувством собственной важности и чувством долга. Важно вышагивая по коридору, я покрикивал на бегающих вокруг школьников громовым писком: «А ну, не бегать!» Иногда я делал строгое лицо и грозно указывал пальцем на свою синюю повязку, которую я почитал за символ власти. Каково же было моё удивление, когда я понял, что совершенно никто из окружающих не обращал ни малейшего внимания на мою повязку, а все окружающие ни в грош не ставили мою власть. Всем было плевать на мои полномочия и на мои требования. Мне было мало лет, и я, видя такое пренебрежение, горько заплакал. А ведь меня назначил учитель. А ведь мои требования по правилам школы должны были выполняться. Но я был просто не тем человеком, кого следовало назначить на выполнение этой трудной работы.

А теперь давайте задумаемся, возможно ли такое, что в спецслужбах и в СМИ Запада буйным цветом цветёт кумовство и коррупция? Господи, да почему же нет-то?! Возможно ли такое, что на некоторые должности назначают людей по знакомству и по блату? А что в западных СМИ работают какие-то другие люди, у которых нет неформальных и родственных связей? Да тоже вроде нет. А возможно ли такое, что каких-то ребят засовывают на тёпленькие местечки за деньги или в интересах бизнеса? Конечно, возможно! Капитализм же! Все друг другу конкуренты, а самое главное, это деньги. В таких условиях, господа, грех не засунуть какого-нибудь непутёвого паренька в какой-нибудь государственный орган, чтобы заключился какой-нибудь контракт или совершилась какая-нибудь сделка или чтобы у кого-нибудь добавилось бы денег.

А разве не может быть такого, что в какой-нибудь спецслужбе какой-нибудь начальник может отодвинуть на задний план какого-нибудь не в меру ретивого умника и, наоборот, выдвинуть на план передний какую-нибудь предсказуемую и управляемую посредственность? Ещё как может! А разве сама посредственность не может быть агрессивной и амбициозной? Разве не способен какой-то мизерабль стать начальником? Так сказать, из хлопа в паны? Что в этом такого невероятного?

Если принять эту версию за истинную, то выходит, что в западных спецслужбах и в западных СМИ вполне себе могут быть трудоустроены неумехи и приспособленцы. Кроме того, ничто не может исключить и такой вероятности, что таких дилетантов и некомпетентных товарищей может быть там очень и очень много. Допустимо также, что подобных товарищей там может быть так много, что они представляют собой подавляющее большинство. Кроме того, данная версия предполагает, что и на руководящих должностях там легко могут оказаться всякие «набранные по объявлению и по блату», которые ни в зуб ногой в том, чем они занимаются.

Так что, возможно, что на наше сознание пытаются повлиять те люди, которые и понятия не имеют, что такое «сознание». Также возможно, что подготавливают и исполняют психологические диверсии те, кто не обладает никаким психологическим образованием. Не менее вероятно, что наши сердца пытаются жечь глаголом те, кто не способен отличить глагол от существительного.

И эта версия — моя любимая.

Предположение № 4.

Противодействие психологическим диверсиям, которое осуществляют наши спецслужбы и СМИ, может быть очень хорошим и очень профессиональным.

Однажды мне довелось посмотреть видеоролик, где представители традиционных видов китайских боевых искусств ловко и задорно выхватывали по щам от обыкновенного раскормленного бугая, который по совместительству был средней руки бойцом смешанного стиля. Бедным мастерам древних духовных практик никак не помогал цигун. Вообще никак. «Железная рубашка» не защищала от хорошего лоукика. Никакая древняя философия «открытого» и «закрытого» не помогала уворачиваться от левого прямого в голову. Годы, потраченные на изучения таолу, никак не спасали от нокаута. Чёрт его знает что такое! А ведь у этих мастеров были ученики. А ведь эти мастера сами долго учились и постигали мудрость даосов. А ведь эти мастера провели часы в медитации. И если верить американским фильмам, эти мастера могли бы одним пальчиком забороть кого угодно.

В связи с вышесказанным у меня возник вопрос. А может быть так, что наши журналисты, общественные деятели, лидеры общественного мнения и наши разведчики банально лучше западных? Не слишком ли долго представители западного информационного фронта находились в тепличных условиях и не встречали себе достойных супротивников? Могли ли наши деятели, сопротивляясь лучшим деятелям Запада, раскачать как следует свою мозговую мышцу? Могло ли быть так, что наши ребята находят более правильные слова для своей аудитории? А может быть, у них ловчее получается с таймингом распространения новости? А может быть, у них лучше получается с подбором образов и музыки? А может быть, они умелее проводят подрывную деятельность в рядах заграничных «влиятелей»?

Конечно же всё это может быть.

А ещё может быть, что западные «влиятели» банально устарели, забронзовели и совершенно не понимают реалий современности, в то время как наши живчики остро чувствуют нерв действительности и не допускают критических оплошностей. Может статься, что наши журналисты ловчее оперируют с социологией. Может статься, что наши разведчики лучше знают постулаты бихевиоризма, чем их западные коллеги.

Если это так, то нам, простым людям, совершенно нечего бояться. Ибо на страже нашего мозга стоят такие бешеные псы информационной войны, которые всегда готовы к драке, которые умелы и сноровисты и, самое главное, они абсолютно беспощадны и на информационном поле смогут перегрызть глотку любому недоумку, который решился бы как-то нами поманипулировать.

Предположение № 5.

Информационная война неэффективна, потому что она основана на ложной теории и практических заблуждениях. Иными словами, она неэффективна, потому что она не может быть эффективной.

Эта версия не будет мною обсуждаться. Я её очень не люблю. Но я не могу избавиться от ощущения, что всё же реальная реальность не может быть побеждена реальностью виртуальной. Вообще никак.

Алексей Арсентьев,

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy
Logo 11 px1flvbt0ljozknqq96fk7ihon04v7y82vfxaay6ho