Военные специалисты
EnglishРусский

Охота за терминатором

Охота за терминатором

Бесконтрольная гонка за внедрением искусственного интеллекта – очень рискованная вещь

Шум, поднявшийся вокруг израильского «шпиона в кармане», способного читать SMS и электронную почту жертвы, прослушивать зашифрованные звонки, делать скриншоты, записывать нажатия клавиш, рыться в контактах и истории браузера и следить буквально за всем, что делает жертва на взломанном устройстве – свежий привет от новейших информационных технологий. Имя «шпиона в кармане» – Pegasus. Он был создан компанией NSO Group, Тель-Авив. Работает эта компания на разведслужбы, правоохранительные органы и военных по всему миру с 2016 года. Как считает парижская организация Forbidden Stories, под надзором Pegasus находятся десятки тысяч телефонных номеров в 50 странах – от арабских шейхов, журналистов и политиков до министров некоторых государств. Фокус в том, что сам владелец телефона не делает вообще ничего, телефон просто лежит на столе, но в любой момент может быть взломан.

Громче всех аплодировали Pegasus военные, которым это изобретение облегчает сбор информации. Однако разве не тем же путём – от затейливой цифровой игрушки к арсеналу новых вооружений для подавления потенциального противника – идут все цифровые инновации сегодня? Ещё шесть лет назад группа американских исследователей искусственного интеллекта (ИИ) и робототехники предупреждала об опасностях автономного оружия. «Ключевой вопрос для человечества, – писали они, – заключается в том, начинать ли глобальную гонку вооружений в области искусственного интеллекта или предотвратить ее начало. Если какая-либо крупная военная держава продвинется вперед в разработке оружия с искусственным интеллектом, глобальная гонка вооружений практически неизбежна».

И что? Через шесть лет мы получили ответ: большинство государств состязаются в применении ИИ для совершенствования вооружений. Год назад бывший директор по закупкам ВВС США Уилл Ропер даже предупреждал Вашингтон о рисках отставания в «гонке цифровых вооружений с Китаем». Сегодня можно сколько угодно спорить с американскими аналитиками, соответствует ли масштабная разработка и внедрение технологий ИИ традиционному определению гонки вооружений, но то, что ИИ уже стал инструментом сохранения превосходства США на мировой арене, доказательств не требует. Широкое внедрение этого инструмента в армию неизбежно ведет к ослаблению контроля использования ИИ со стороны общества. В таких условиях война, безусловно, станет более быстрой, жестокой и сложной.

Американские аналитики из Texas National Security Review считают, что оптимальной моделью для достижения высочайшего качества принятия решений была бы совместная человеко-машинная архитектура, сочетающая принятие решений человеком и машиной. Однако одной из способностей, в которой машины превосходят людей, является скорость принятия решения. Поэтому теперь, когда ящик Пандоры открыт, страны чувствуют себя вынужденными автоматизировать все большее количество своих военных операций, чтобы идти в ногу с противниками. Возрастающая сложность системы подразумевает возрастающую вероятность сбоя в ней.

Если США торопятся перейти от кинематографических «терминаторов» к боевым, то как будут реагировать все остальные?

Объём инвестиций в технологии ИИ за 2020 год увеличился на 40 процентов, составив 67,9 миллиарда долларов. Из них доля частных инвестиций в развитие технологий ИИ превысила 40 миллиардов. Инвесторы спешат вложить быстрые деньги туда, где запах прибыли крепче. Инвестиции подстёгивают исследования, и в декабре Федеральная политехническая школа Лозанны (EPFL) объединила сразу две группы исследователей, чтобы разработать программу машинного обучения, которую можно подключить к человеческому мозгу и использовать для управления роботом. Программа регулирует движения робота на основе электрических сигналов, поступающих от мозга. Не требуется ни голосового управления, ни сенсорного. Перемещать робота можно с помощью мыслей.

Можно пожалеть тех шведов, которые вживили себе под кожу микрочипы с сертификатом о вакцинации, но Euronews уже уверяет, что эта технология якобы безопасна для здоровья людей, а устройство всегда можно извлечь. Что микрочип может хранить и другие важные документы, а также заменить, например, кредитную карту. Илон Маск и вовсе вживил два микрочипа в мозг макаки и научил обезьяну самостоятельно играть джойстиком в видеоигру. Такой же микрочип он собирается вживить человеку. И цель программы Маска Neuralink состоит в том, чтобы создать интерфейс, в котором человеческое сознание и машинный интеллект сольются воедино.

Затейливые повороты экспериментов с цифрой и чипами лишь ширма, за которой идёт «охота за терминатором», где охотники вкладывают деньги в искусственный интеллект, ставший главным мерилом технологического прогресса. Все они знают, что овладение им даст основные рычаги влияния завтра, пишет Euractiv, пропагандируя ИИ.

А финский Национальный институт внутренних дел (FIIA) заявляет: «Способность уточнять и использовать данные с помощью ИИ все больше коррелирует с трансформирующимся глобальным распределением власти». В 2020 году китайские серверы составили, например, около трети мирового рынка серверов ИИ и стали основой мировой индустрии ИИ. Инвестиции на развитие инфраструктуры ИИ в Китае достигли 4 миллиарда долларов. Все китайские и все крупные американские IT-компании Google, Facebook, Amazon, как и российские «ВКонтакте», Mail.group, «Яндекс», имеют в своих соцсетях и онлайн-услугах сервисы с технологиями ИИ. Что же касается вооружений, то пока считается, что таких технологий больше в армиях США, Израиля и Великобритании. И если в ядерном конфликте на победу не может рассчитывать никто, то война «терминаторов» сулит такую надежду. Правда, призрачную.

Фото: thequint.com

Елена ПУСТОВОЙТОВА

Источник