Военные специалисты
EnglishРусский

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Несколько дней назад мой друг вернулся из Донбасса. Возможно, это прозвучит странно, но товарищ просто устроил себе отпуск. После возвращения, конечно, мы встретились. Неожиданно и с радостью он буквально выпалил, что впервые за всю его взрослую жизнь на его родине начали укладывать дороги. Правда, он сразу же грустно добавил, что неплохо было бы границу России наконец отодвинуть чуть западнее.

Естественно, я спросил, что, не до Львова ли границу двигать придётся? Немедленно я был удостоен такого возмущённо-удивлённого взгляда, что мне стало не по себе. Через мгновение друг покачал головой и бросил, походя: «Боже упаси, Львов не надо». Для многих столица «украинского Пьемонта» звучит мерзко и неприлично.

В самом деле, если общаться с некоторыми донбассцами, то начинаешь просто эмоционально ощущать их особое отношение ко Львову. Для многих из них этот город что-то среднее между столицей международного ЛГБТ-движения (американским Сан-Франциско) и немецким Нюрнбергом времён Адольфа Гитлера, когда город служил центром съездов НСДАП.

Столь нелестное мнение об этом старом польском городе сформировалось не потому, что марши ЛГБТ-сообщества, проходящие на улице имени Степана Бандеры, сменяются факельцугами, марширующими по улице имени Романа Шухевича. И даже не потому, что преподаватели университета «Львовская политехника», располагающегося как раз на улице Бандеры и напротив памятника другому коллаборационисту — митрополиту Шептицкому, регулярно шлют челобитные в Киев с требованием наречь их вуз именем, опять же, Степана Бандеры.

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Монумент Степану Бандере во Львове

Это негативное отношение Донбасса ко Львову пролегает и в историческом срезе, и в социальном, и даже в бытовом. А насильственное принуждение существовать со Львовом в рамках одного государства только усугубляет ситуацию. И всё это вместе является следствием всех тех социально-психологических экспериментов, которые проводили над жителями Галиции долгие годы их европейские господа.

Львов — альма-матер украинских русофобов

Львов, словно переходящий вымпел, то был в Галицко-Волынском княжестве, то в Речи Посполитой, то в Австро-Венгерской империи. Забавно, что именно австрийский королевский род подарил Украине ее «короля» ― Вильгельма Франц Габсбург-Лотарингского. Этот специфический отпрыск могущественной династии был очарован селянским колоритом гуцульских хуторов, сотрудничал с украинскими нацистами и был гомосексуалистом. Это был необычайно символичный «король» Украины. Умер от туберкулёза в киевской тюрьме в 1948 году. Несомненно, именно такого «короля» сейчас и не хватает этой стране.

Как это ни странно, но Львов в середине XIX века, несмотря на австрийское владычество и мощное влияние польской знати, был «русской угрозой» для Австрии. В 1837 году львовская полиция даже изъяла весь тираж альманаха «Русалка Днѣстровая». Это литературное произведение Маркияна Шашкевича, Ивана Вагилевича и Якова Головацкого («Русская троица», как они себя именовали) всего лишь заподозрили в русофильстве. Кстати, сейчас всех этих писателей считают «украинскими».

Вена отчаянно боролась с русофильством. Все издания, заподозренные в нём, немедленно конфисковались. Преподавать на русинском наречии было запрещено, т. к. звенела в нём мощь русского языка и, по мнению властей, это подталкивало местное население к Москве. Сейчас трудно себе представить, но в 1848 году была основана Головная Русская Рада, которая опубликовала «Воззвание к русскому народу». В этом документе галичане, а точнее галицкие русины, к которым сейчас себя причисляет телевизионный «адвокат» киевской хунты Василь Вакаров, заявляли о своей принадлежности к «великому русскому народу».

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Мемориальная доска в память о «Русской троице» во Львовской библиотеке, но слово «русская» даже не упомянуто

В Вене смотреть на это спокойно не могли в принципе. Поэтому австрийцы принялись засучив рукава ковать из местного русинского населения не просто новый искусственный этнос, но этнос подчёркнуто русофобский.

Инструменты при этом использовались старые как мир — кнут и пряник. Упорствующие в своём русском происхождении граждане карались, а антирусская позиция, наоборот, щедро вознаграждалась. Конечно, в первую очередь это касалось молодёжи, которую активно вовлекала в свою орбиту не только Австрия, но и польская знать. И конечно, после того как открылся австрийский кошелёк и польская мошна, недостатка в Иудах не было.

В итоге на свет Божий появилась такая организация, как «Просвита». Программа этой конторы была максимально проста — «единство украинского народа от Карпат до Кубани и его отделение от народов польского и российского».

Состав «Просвиты» тоже был показательным, начиная с ангажированных Веной русинов, заканчивая польскими панами вроде Паулина Свенцицкого — отпрыска польских помещиков, проживавших в районе современной Калиновки Винницкой области. В своей «просветительской» риторике эта странная организация наконец дошла и до отрицания русской природы России и признания русских фактически недочеловеками.

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Задел был столь мощным, а финансы вкачивались такие большие, что «Просвита» существует до сих пор. А в 2018 году во Львове в торжественном праздновании 150-летия основания этой организации принял участие президент Украины Пётр Порошенко.

Путь к сердцу нациста лежит через его желудок

Современный Львов похож на какого-то социокультурного мутанта Виктора Франкенштейна. И у Бандеры, и у Шухевича, и у Мельника теперь есть по собственной улице во Львове. А бронзовый монумент Бандере возвышается рядом с пересечением улицы опять-таки имени Бандеры и ещё одного нацистского пособника — вышеуказанного митрополита Шептицкого, которому также установлен памятник.

Львовский областной совет не преминул учредить премию имени… Степана Бандеры. Ее присуждают «общественным и политическим деятелям, государственным и общественным институтам и ученым за весомый вклад в развитие Украины». К примеру, в этом году лауреатом премии стал Олег Крыстыняк за роман «Зелёные волки: рассказ повстанца». По словам автора, роман о тяжелой жизни бойцов УПА (запрещённая в России организация) написан в стиле «эротического боевика» и включает множество интимных сцен между бандеровцами. Очень символичная фиксация у них на половых извращениях. Впрочем, достойный выбор для премии имени Бандеры.

Культ Стёпы так проник в сознание этого города, что даже поесть без безумного взгляда душителя котов с подпольной кличкой Баба не получится. Ведь главным «рестораном» Львова является «Крыивка», расположившаяся прямо напротив Львовского городского совета. От входа и до своего унитаза «Крыивка» посвящена украинским коллаборационистам и их лидерам.

На входе вас, скорее всего, встретит разъевшийся тип в форме украинских националистов времён Великой Отечественной. И вы будете обязаны повторить в качестве пароля лозунг УПА. Только после этого можно проникнуть в этот своеобразный шалманный «храм» украинского нацизма.

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Вход в «Крыивку»

Обыватель, верно, подумает, что коммерсанты просто эксплуатируют тематику насаждаемого на Украине национализма с целью обогащения. Логично, но не всё так просто. Сами коммерсанты таким образом в очередной раз проводят эксперимент над сознанием львовян. Вот что говорит один из отцов-основателей «Крыивки» Юрий Назарук о своём детище:

«Информации, которую я собрал для открытия “Криївки”, хватило бы на несколько музеев армии ОУН-УПА, которых нет на Украине… Приходя в “Криївку”, люди на бытовом уровне начинают по-другому относиться к национализму и становятся более толерантными».

А вот как комментирует свою нелёгкую «коммерческую» деятельность совладелец «Крыивки» Андрей Худо:

«”Криївка” для дружбы русских и украинцев сделала больше, чем все политики, которые эту вражду и разжигают. Каждый россиянин выходит из “Криївки” с улыбкой, с позитивом и с совершенно другим мнением об УПА».

В этот момент даже не знаешь, чего опасаться больше. Того, как ловко и упорно эти люди пропагандируют нацистов, или того, что они в самом деле верят в это извращённое толкование истории и деятельности этих самых нацистов. Не говоря уже о когнитивном диссонансе, которое возникает при виде слов «толерантность» и «национализм» в одной строчке. Можно только догадываться, каким объёмным половником размешано самосознание и содержание черепных коробок рядовых жителей Львова. Кстати, приведённые выше комментарии были даны ещё до войны в Донбассе.

Патриотический садомазохизм львовского разлива

А вот какие результаты своей деятельности уже подводит Назарук:

«Идея была в том, что когда мы открывали заведение, а за восемь лет очень многое уже поменялось и внутри страны, то “слава Украине” только в дверях у нас говорили, а сейчас вся страна, и даже армия, и даже пограничники, все говорят “слава Украине”, и это нормально».

Не менее колоритно выглядит и «дружелюбное» меню этого кабака. Можно, к примеру, отведать «сирнички з ягідною поливкою “Нахтігаль з машінговером”». Блюдо, как понял читатель, носит имя в честь батальона СС «Нахтигаль». Если хочется чего-то более калорийного, то можно заказать «сало кошерне по-гайдамацьки». Таким образом, повара «патриотического ресторана» отсылают посетителей ко временам резни евреев гайдамаками в Умани в 1768 году. А некоторые блюда и вовсе не нуждаются в комментариях вроде «яловичини “Будні Вермахту”».

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Не мне, конечно, судить, каких успехов добились львовские трактирщики на ниве политики. Однако, как бы не старались владельцы проявить креатив в продвижении бренда «бандеровцев», в итоге получалось как у афганских учёных из анекдота ― строили ядерный реактор, а выходил гашиш. И сколько ни силились эти хуторянские креаклы натянуть на УПА чёрный кожаный плащ СС от Hugo Boss, от чарующих ароматов домашней «ковбасы» с кусками жира, прогорклого сала и чеснока было никуда не деться.

В Европу через БДСМ

Но Львов не был бы Львовом, если бы довольствовался только «Крыивкой». В лучших европейских традициях местное народонаселение нужно не только натравить на Россию, но и внушить им чувство собственной европейской избранности. А сделать это было не так просто.

Промышленность региона, построенная несносными «русскими варварами», почти уничтожена. Львовский мотозавод исчез ещё в 90-е, Львовский автобусный завод сносят ударными темпами, Галицкий автозавод обанкротился аккурат в год майдана, Львовский завод радиоэлектронной медицинской аппаратуры выставлен на торги, «Укравтобуспром» после майдана не выпустил ни одной единицы продукции и т. д. Потому и одарили местное народонаселение истинно «европейским» питейным заведением «Мазох-кафе».

Снова вернёмся к нашему трактирному глашатаю Юрию Назаруку:

«Все деньги, полученные от “Криївки”, мы реинвестировали в новые проекты. Мы открыли “Мазох-кафе”… Захер-Мазох должен был стать неотъемлемой частью бренда города — более известного на весь мир человека, который родился во Львове, сложно найти… Именно из-за личности Захер-Мазоха проект “Мазох-кафе” и стал наиболее обсуждаемым из всех наших проектов среди международных СМИ. О нас писали в США, в прайм-тайм вышла новость про открытие “Мазох-кафе” по CNN».

Двумя мазками опишем личность очередного «бренда» Львова — Леопольда фон Захер-Мазоха. Родился сей деятель в Лемберге, когда тот еще не был Львовом, как подданный Австрийской империи. Рос потомок начальника полиции и домохозяйки достаточно болезненным и слабым, зато в атмосфере либерализма — модного течения в Австрии конца первой половины XIX века. Впитывая передовые, как тогда считалось, рассуждения гостей своих родителей, мальчик Леопольд вдруг стал ощущать удовольствие от сцен насилия и жестокости. Европеец, что с него возьмёшь…

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Атмосфера «Мазох-кафе»

Успешно окончив университет, Захер-Мазох одновременно с академической карьерой начал и карьеру литературную. Но порывы юности сказывались всё чаще. И первая жена, властная и жестокая женщина, видимо, только отполировала скрытые наклонности Леопольда, который очень быстро скатился к порнографической графомании. В его рассказах разодетые в сельские одёжи гуцульских селян деспотичные барышни регулярно лупили своих возлюбленных кожаными канчуками.

Основателям «Мазох-кафе» передать «литературную» атмосферу Захер-Мазоха удалось лихо. Официантки в хуторских женских рубашечках, подпоясанные БДСМ-ремнями, всегда готовы порадовать гостя кнутом или наручниками. Колорит запредельный — нечто вроде сельского секс-шопа, в котором почему-то едят.

Меню также весьма цветастое. Начать вечер можно с коктейлей «Тремти, мовчи i пiдкорися», «Постав нiжку на свого раба» или «I рай стане борделем». А закусить можно супом «з пенiса бика “Розмiр мае значення”».

В общем, как ни «креативят» львовские европейцы, не выходит у Данилы-мастера каменный цветок. И снова, и снова из мглы хуторов выплывает «хатынка экспресс-бракосочетаний» Саакашвили, воткнутая напротив здания Одесской обладминистрации, маячит самый большой трезуб из протухшего сала или виднеется легендарная кастрюля, натянутая на череп свежеиспечённого европейца.

Патриотический садомазохизм львовского разлива

Входные двери в «Мазох-кафе» оформлены в виде замочной скважины, намекая на шаловливые мысли. А прямо напротив дверей стоит сам «бренд» города — бронзовый Леопольд фон Захер-Мазох, у которого оттопырен карман. А в кармане ещё одна местная достопримечательность — натёртый до блеска руками львовян писательский пенис.

При этом и «Крыивка», и «Мазох-кафе» являются самыми популярными заведениями города. Такой вот садистско-мазохистский туристический маршрут получается. Кстати, стоит отметить, что Юрий Назарук также является основателем заведения «Жидівська кнайпа», которое, как он утверждает, конечно, не является антисемитским.

По старой доброй традиции Назарук успел побыть советником бессменного главы Львова Андрея Садового. Правда, сейчас у Юрия небольшие проблемы. Этот патриот родного края оказался под подозрением в незаконном строительстве на территории костёла и монастыря бернардинцев Львова, который находится под охраной ЮНЕСКО. То ли горсовет решил, что очередная корчма посреди архитектурной старины ― это уже слишком, то ли гражданин не поделился с кем нужно. Как знать…

А пока мы можем продолжать наблюдать за новым витком очередного социально-психологического эксперимента, садистского и только кажущегося хаотичным. Этот львовский эксперимент чем-то похож на средневековую войну, которая кормит себя сама. Поэтому наблюдать за ним нужно издалека… для собственной безопасности. И делать выводы опять-таки ради собственной безопасности.

Сергей Монастырёв

Источник