Военные специалисты
EnglishРусский

К 30-летию запуска СНГ

К 30-летию запуска СНГ

Ни государство, ни надгосударственное образование…

21 декабря 2021 года исполнилось 30 лет со дня подписания Алма-Атинской декларации. Три десятилетия назад с политической карты мира исчезла советская сверхдержава, и в Алма-Атинской декларации миру было возвещено о целях и принципах функционирования на постсоветском пространстве нового образования – Содружества Независимых Государств (СНГ), созданного 8 декабря 2021 года в Вискулях (Беловежская пуща, Белоруссия) в соответствии с Соглашением, подписанным главами БССР (С.С. Шушкевичем), РСФСР (Б.Н. Ельциным) и Украины (Л.М. Кравчуком).

Пять дней спустя после встречи в Беловежье, 13 декабря 1991 года, в Ашхабаде прошла встреча президентов Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, которые согласились войти в Содружество Независимых Государств при условии обеспечения равноправного участия республик бывшего СССР и признания всех государств Содружества учредителями СНГ.

Алма-Атинскую декларацию помимо лидеров Белоруссии, России и Украины подписали президенты ещё восьми бывших советских республик (Азербайджана, Армении, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана). Позже, в декабре 1993 года, к СНГ присоединилась Грузия, но в 2009 году она вышла из его состава.

Прибалтийские республики (Латвия, Литва и Эстония) сразу же отказались подписывать Алма-Атинскую декларацию, равно как и Беловежское соглашение (почеркнём, что с точки зрения законодательства СССР  Беловежское соглашение было заключено в нарушение действовавшего в то время Закона СССР от 03.04.1990 № 1409-I «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»).

Алма-Атинская декларация утверждала, что взаимодействие в Содружестве «…будет осуществляться на принципе равноправия через координирующие институты, формируемые на паритетной основе и действующие в порядке, определяемом соглашениями между участниками Содружества, которое не является ни государством, ни надгосударственным образованием». В Декларации были сформулированы принципы взаимодействия государств – участников СНГ, подтверждены приверженность сотрудничеству в формировании и развитии общего экономического пространства, гарантии выполнения международных обязательств, вытекающих из договоров и соглашений бывшего СССР.

Давая оценку подписанию Алма-Атинской декларации и Соглашения о создании СНГ, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отметил: «Этими документами был остановлен опасный процесс хаотичного распада исчезающей супердержавы. Создание СНГ подвело черту под коротким, но сложным историческим периодом распада супердержавы и одновременно стало точкой начала нового интеграционного процесса на постсоветском пространстве…»

Дезинтеграция единого народнохозяйственного комплекса на территории СССР с общей коммуникационной сетью, единой системой финансов и цен привела к серьезным нарушениям десятилетиями складывавшихся кооперационных и технологических производственных цепочек, разрушению прежних рынков сбыта.

В СССР экономическое положение республик не было одинаковым, а после распада различия в уровнях экономического развития республик лишь усугубились. В условиях, когда только что получившие независимость государства рассматривали любые взаимные уступки в экономических отношениях как посягательство на их суверенитет, оказалось невозможным поддерживать торговую и транспортную политику, регулировать потоки капитала и людских ресурсов в том виде, в котором они существовали в советские времена.

30 декабря 1991 года в Минске состоялась первая встреча глав государств – участников СНГ, на которой было подписано Временное соглашение о Совете глав государств и Совете глав правительств СНГ, по которому учреждался высший орган организации – Совет глав государств.

Организационный этап формирования Содружества завершился в 1993 году, когда 22 января в Минске был принят Устав Содружества Независимых Государств.

В начале 1990-х годов новые постсоветские республики в первую очередь делали ставку на независимость и суверенитет. Меры, направленные на развитие экономических связей, были точечными, хаотичными, не носили системный характер, а целостное стратегическое видение перспектив отсутствовало. Понимания того, на какой новой основе потребуется выстраивать взаимовыгодные экономические отношения, ещё не было, и поэтому сотни интеграционных документов, подписанные в эти годы между государствами СНГ, так и не заработали. Не реализовались в том числе перспективные соглашения о взаимоотношениях в области торгово-экономического сотрудничества и о принципах таможенной политики, предусматривавшие устранение возникших торгово-экономических барьеров, обеспечение свободного движения товаров и проведение согласованной таможенной политики.

В 1994 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступая в Московском государственном университете, впервые предложил идею о том, чтобы наряду с дальнейшим совершенствованием Содружества Независимых Государств сформировать новую интеграционную структуру – Евразийский Союз. Его целью стало бы формирование согласованной экономической политики и принятие совместных программ развития. Евразийский союз государств, наиболее подготовленных к углублению сотрудничества, должен был, в отличие от СНГ, иметь более чёткую и развёрнутую институциональную структуру и обладать достаточным объемом регулятивных полномочий в ключевых секторах экономики, в политической, оборонной, правовой, экологической, культурной, образовательной сферах.

Чтобы по достоинству оценить всю революционность евразийской инициативы президента Казахстана, на нее стоит взглянуть с позиций тех дней. Это было бурное время. С момента распада Советского Союза не прошло и трех лет, постсоветские республики были охвачены эйфорией «парада суверенитетов». Призыв к объединению на евразийских началах прозвучал на пике дезинтеграции, на этапе сумбурного, полного противоречий поиска новыми независимыми государствами своих стратегий развития. В тот момент были забыты даже декларации Беловежских соглашений о сохранении общего экономического и оборонного пространства. Постсоветские политики на том этапе не были готовы к восприятию назарбаевской идеи «нового единства». Его Евразийский проект был уважительно «принят к сведению» главами государств СНГ, но тогда, в 1994 году, поддержки не получил.

Владимир ЧУШКИН

Источник