Военные специалисты
EnglishРусский

Гражданская война в Эфиопии: уроки и параллели

Гражданская война в Эфиопии: уроки и параллели

С ноября 2020 г. в Эфиопии идёт гражданская война, в которой премьер-министр страны нобелевский лауреат премии мира Абий Ахмед Али начал полномасштабный военный поход против Народного фронта освобождения Тиграя (или, как у нас сейчас любят писать, «Тыграя»), контролирующего одноимённый регион. Поводом для конфликта послужило то, что федеральный центр отказался признавать местные выборы и выделять деньги тиграйскому бюджету, в ответ на это власти региона перестали отчислять налоги в казну государства и отозвали своих депутатов из парламента.

Этот конфликт обычно представляют как межэтнический, так как тиграйцы, которые составляют шесть процентов населения Эфиопии, традиционно имели высокий статус среди этносов страны, а новый президент страны — представитель самой крупной народности оромо (30 процентов населения). Дескать, политический клан тиграйцев ведёт борьбу с политическим кланом оромо. Однако такая упрощённая трактовка конфликта не позволяет делать политических выводов ни относительно внутренней ситуации в Эфиопии, ни относительно международного значения этой войны. А это последнее играет сегодня ключевую роль, так как международная обстановка накалена до предела, мир находится в фазе глобального противостояния США и Китая, практически все локальные процессы волей-неволей вплетаются в него.

О правительстве Эфиопии

Весной 2018 года в стране произошла смена власти, вместо многолетней диктатуры НФОТ президентом стал Абий Ахмед Али. Это прозападный политик, который сразу же начал проведение комплекса неолиберальных реформ. Он ослабил государственный контроль над экономикой, допустил иностранный капитал в страну, дал старт крупной приватизации, в том числе в сфере энергетики. Основной целью своей политики Абий Ахмед Али назвал развитие предпринимательства.

В политической области Абий Ахмед Али поставил своим приоритетом защиту прав человека. Он освободил политзаключённых, развернул масштабную чистку в среде прежнего чиновничества и армии, особенно на региональном уровне. В медиасреде он разыгрывал этническую карту, сформировал образ представителя крупнейшего этноса Эфиопии, которого до этого якобы не допускали к руководству государством.

Неолиберальные реформы резко обострили все противоречия в эфиопском обществе, привели к огромной инфляции и бедственному положению населения. Вспыхнули межэтнические конфликты, начались протесты и забастовки против шоковой либерализации экономики. Более двух миллионов человек бежало из своих регионов от засухи, разрухи и хаоса, оказавшись в лагерях временного проживания. Причём протестовали и оромо против своего же президента.

Реакция недовольства внутри правящих слоёв была почти мгновенной. В июне 2019 года группа высокопоставленных «чекистов» одного из штатов организовала путч, однако армия его успешно подавила.

На Западе Абия Ахмед Али ставили в пример другим странам Африки, выдали нобелевскую премию и всячески нахваливали за его реформаторскую деятельность. Би-би-си называли его молодым реформатором и демократом.

Однако правительство Эфиопии соблазнилось китайскими деньгами и проектом «Один пояс ― один путь», и риторика Запада сменилась с благосклонной на критическую. Более того, в конфликте правительства с НФОТ западные страны прямо поддерживают оппозиционные силы.

О НФОТ

Первоначально Национальный фронт освобождения Тиграя — это леворадикальное повстанческое движение, которое с 1970-х годов вело партизанскую войну сначала против монархического режима, а затем против режима военных ДЕРГ. По идеологической ориентации НФОТ являлся ходжаистской организацией, то есть они стояли на ультрасталинистских позициях, критикуя социалистическое просоветское правительство ДЕРГ слева. В 1989 году вождь НФОТ Мелес Зенауи говорил в интервью «Индепендент»:

«Советский Союз и другие страны Восточного блока никогда не были по-настоящему социалистическими. Ближе всего к социализму подошла, насколько нам известно, Албания».

Однако, когда в мае 1991 г. НФОТ сверг правительство и стал, по сути, правящей партией в Эфиопии, идеология претерпела ряд изменений. Было решено отказаться от чистой социалистической модели в пользу смешанной экономики, а затем о марксистских догмах и вовсе позабыли. НФОТ принял обычную демократическую конституцию со всеми типичными либеральными атрибутами, в том числе федерализацией. Кроме того, был проведён референдум, в результате которого Эритрея вышла из состава Эфиопии. В дальнейшем эти страны не раз воевали, а Абий Ахмед Али получил нобелевку как раз за мирный договор с Эритреей.

Экономическая модель, которую реализовывал НФОТ, базировалась на государственном контроле энергетики, транспорта, телекоммуникаций, дорог, банков и могущественных партийных корпорациях. Земля также находилась в госсобственности. Темпы роста экономики были достаточно высокими, однако Эфиопия — очень бедная и отсталая в экономическом смысле страна. Даже сегодня 80 процентов населения заняты в сельском хозяйстве, а средний возраст жителей — 19 лет.

Политический режим НФОТ был диктатурой Мелеса Зенауи, который лавировал между различными этносами и классами.

Характер и движущие силы войны

Расстановку сил, ход боевых действий и реальное положение дел в гражданской войне объективно оценить сложно, так как обе стороны конфликта безостановочно врут, преувеличивают успехи, преуменьшают неудачи, боестолкновения зачастую хаотичны, линия фронта условна, обе стороны совершают военные преступления и так далее. Единственное, что достоверно понятно, это качелеобразность конфликта. В начальный период войны инициатива была у правительственных сил, они овладели столицей Тиграя, а войска НФОТ были вынуждены уйти в горы; затем НФОТ провёл мощный контрудар, почти овладев Аддис-Абебой, а сейчас правительственная армия возвращает инициативу.

Правительство Эфиопии поддерживают Эритрея и Китай, НФОТ получает поддержку Египта, Судана (они против проекта эфиопской ГЭС «Хидасэ») и Запада (он против проекта «Один пояс ― один путь»). Страны, поддерживающие НФОТ, желают не его победы, а максимальной дестабилизации Эфиопии в целом, разжигания гражданской войны. У этого есть и обратная сторона: в случае победы НФОТ вряд ли будет считаться с мнением поддерживающих его стран. Вполне очевидно, что тиграйцы продолжат строить ГЭС, и высока вероятность, что продолжат сотрудничество с Китаем.

В основе гражданского конфликта лежат не столько межэтнические противоречия, сколько социальные результаты неолиберальной политики правительства. Его реформаторская деятельность настолько пагубна, что вызвала вспышку сепаратизма. Кстати, против правительства выступают повстанцы не только Тиграя, но других регионов страны.

Уроки и параллели

Самый главный эфиопский урок для многих других стран — это то, что ультралиберальные реформы (как раз в стиле Порошенко, Зеленского и… Навального) сопряжены с перспективой гражданской войны и вероятным развалом страны. Реализация экономической программы либеральной оппозиции приводит к глубочайшему социально-экономическому кризису, нищете, взрывному росту преступности и сепаратизму.

Не все помнят, как у нас в эпоху либеральных 1990-х даже на Урале шли разговоры о независимости. Сохранить и удержать от расползания большую многонациональную страну в условиях агрессивного насаждения рыночных отношений и демократии западного образца очень сложно.

Другой эфиопский урок показывает двуличие Запада, который поддерживает НФОТ только ради ослабления позиции Китая. Точно так же, как Запад поддерживает правительство Украины только ради дестабилизации границ России и снижения влияния Китая (достаточно вспомнить историю с «Мотор Сич»). Вообще, сеять хаос и раздувать сепаратизм — это типичные приёмы англосаксонского империализма, призванные сдерживать развитие слабых стран. Чем больше времени проходит с майдана 2014 г., тем четче прорисовывается изначальный замысел не просто натравить Украину на Россию, но расколоть страну на несколько частей, дезориентировать украинский народ национализмом и мнимой российской угрозой. Причём западные страны абсолютно похабно и бесстыдно используют своих «союзников». И если НФОТ в Эфиопии, кажется, это осознаёт, то марионеточное украинское правительство выглядит ещё более жалко, чем сирийские курды и афганское правительство, которых американцы в определённый момент просто кинули, как заправские бандиты, обещавшие крышу. Недавние заявления генсека НАТО и Байдена по Украине о том, что никто защищать ВСУ не собирается, это наглядно иллюстрируют.

Угасающая гегемония США и загнивание ЕС сопряжены не только с чередой позора «великих держав», но и с ожидаемой их подлостью в отношении всяких сателлитов.

Анатолий Широкобородов,

специально для alternatio.org

Источник