Военные специалисты
EnglishРусский

Могут ли Китай и Россия совместно построить и использовать Никарагуанский канал

Могут ли Китай и Россия совместно построить и использовать Никарагуанский канал

Одной из самых громких и несостоявшихся инициатив прошлого десятилетия можно назвать проект строительства Никарагуанского канала. Альтернативную Панамскому каналу, де-факто подконтрольному США, водную артерию намеревались построить китайские инвесторы, но так и не построили. Почему масштабный инфраструктурный проект превратился в «прожект», и есть ли шансы на то, что он может получить новую жизнь?

Панамский канал общей длиной в 81,6 километра соединяет Тихий и Атлантический океаны, что делает его вторым после Суэца по значимости в мире судоходным каналом. Канал перегружен, в год через него проходит порядка 14 тысяч судов различных классов, от прогулочных яхт до огромных сухогрузов, вплоть до супертанкеров. Особо отметим, что строительство велось по инициативе и под эгидой Пентагона, а сама Панама являлась протекторатом Соединенных Штатов. Формально в 2000 году управление стратегически важным каналом было передано правительству страны, но не стоит испытывать лишних иллюзий: Панама – это по-прежнему «задний двор» США, где все ключевые решения определяются в Вашингтоне. По этой причине нет ничего удивительного в том, с какими проблемами столкнулся проект альтернативной судоходной артерии через Никарагуа, которую пытался продвигать Китай.

Экономически нецелесообразно?

Идея соединить Тихий и Атлантический океаны через Никарагуа существовала очень давно. Несмотря на большую протяженность, составляющую 278 километров, этот маршрут имеет и свои несомненные преимущества. Во-первых, 105 километров пути проходят по пресноводному озеру Никарагуа. Во-вторых, рельеф местности гораздо более удобный, чем в Панаме. В-третьих, реально прорыть пришлось бы всего 45 километров пути, используя вынутый грунт для строительства плотин и запруд. Пройти по каналу можно было бы за сутки, его пропускная способность оценивалась в 5100 судов в год. Как видно, ничего нереального в данном проекте с технической точки зрения нет. Правительство Никарагуа дало добро на строительство гонконгской компании «HK Nicaragua Canal Development Investment Co Ltd» (HKND). Предполагалась концессия сроком на 50 лет, которая могла быть продлена до 100 лет. По ее условиям в первые 10 лет инвестор выплачивал по 10 миллионов долларов, а также 1% от всех доходов от субпроектов, которые постепенно должны были вырасти до 99%. Иначе говоря, за первые полвека Никарагуа, ничего не вложив, должно было стать обладателем 51% акций проекта, а через 100 лет – 99%. Также в рамках проекта предполагалось построить два морских порта с обоих концов канала, нефтепровод, аэропорт, сеть дорог и открыть зону свободной торговли. Неудивительно, что власти страны ухватились за подобный вариант. Но почему «соскочили» китайские инвесторы, которые известны своей любовью к масштабным инфраструктурным проектам? Есть как минимум две версии это объясняющие. Согласно первой, владелец компании «HK Nicaragua Canal Development Investment Co Ltd» (HKND) Ван Цзин – это некий китайский «Остап Бендер», который в рамках частной инициативы хотел «развести на бабки» соинвесторов, но переоценил их интерес, и в итоге проект «сдулся». Действительно, при всех плюсах Никарагуанского канала он имеет и ряд серьезных недостатков.

Могут ли Китай и Россия совместно построить и использовать Никарагуанский канал

Прежде всего, это гораздо меньшая пропускная способность, если сравнивать его с Панамским: 5100 против 14000 судов в год. Также следует учитывать, что Дядя Сэм не стал бы спокойно смотреть на подобную хозяйственную деятельность на своем «заднем дворе». Пресечь ее можно было бы, например, введением санкций на те суда, что решили хоть раз пройти по Никарагуанскому каналу. Поводом к подобным ограничительным мерам могли бы стать экологические риски, связанные с возможным попаданием морской воды через систему шлюзов в пресноводное озеро Никарагуа, от которого зависит сельское хозяйство страны, а также прочих загрязнений от проходящих танкеров и сухогрузов. Таким образом, заработать что-то на канале не представляется возможным, а общих размер инвестиций оценивается в 40-50 миллиардов долларов. В благотворительности китайские бизнесмены особо не замечены.Но есть и другая версия.

Время не пришло?

Как известно, телекоммуникационная сфера в КНР находится под контролем государства, а основатель компании «HK Nicaragua Canal Development Investment Co Ltd» Ван Цзин является совладельцем телекоммуникационного холдинга Xinwei Telecom. Среди его проектов – выведение на орбиту группировки недорогих спутников для обеспечения связи в удаленных регионах и на море. В общем, Ван Цин не то китайский «Илон Маск», не то «Петров и Боширов» в одном лице. Очевидно, что Пекину альтернативный Панамскому Никарагуанский канал нужен не столько для того, чтобы зарабатывать на проходе иностранных судов, сколько для удовлетворения собственных потребностей. Речь идет, в частности, о беспрепятственном доступе к венесуэльской нефти. В настоящее время Соединенные Штаты ввели санкции за покупку «черного золота» у Каракаса, и потому КНР приходится приобретать нефть по обходным схемам в ограниченных объемах. Никакой дополнительный судоходный канал за 40-50 миллиардов долларов для этого не нужен.Но многое может измениться в случае дальнейшего ухудшения отношений между Китаем и США. Пока что все развивается по стандартной схеме «Холодной войны-2» с постепенным нагнетанием и усилением взаимных санкций. На определенном этапе Пекину понадобится свой мощный плацдарм на «заднем дворе» у американцев, и ему уже будет не до ограничительных мер. Тогда строительство Никарагуанского канала имеет шансы возобновиться, и в этой стране появятся китайские военные базы для его охраны. И для обозначения угрозы США.Очевидно, что для подобной деятельности в южном подбрюшье «гегемона» Пекину понадобится мощный военно-морской и торговый флот. Без этого никак. Созданием современных ВМС, собственно говоря, КНР в настоящее время и занимается, поставив канал на паузу. Строятся десантные корабли, эсминцы, авианосцы и вертолетоносцы – все то, что нужно для дальних экспедиций, в том числе, в Латинскую Америку, где, вероятно, могут возникнуть китайские военно-морские базы. Например, в каждом из новых портов Никарагуа, куда выйдет судоходный канал – на тихоокеанском и карибском побережьях. Имей Россия современный военно-морской флот, способный действовать в дальней морской зоне, или хотя бы адекватную концепцию его развития, можно было бы задуматься об экономическом и военно-техническом сотрудничестве с КНР в Никарагуа. После добровольного отказа Кремля от Кубы в качестве военного плацдарма мы можем рассматривать только Венесуэлу и, возможно, Никарагуа. В концессию можно было бы войти в качестве партнера, построить собственную военно-морскую базу (ПМТО), и не одну, на никарагуанском и/или венесуэльском побережье и снабжать через канал. Но пока даже говорить не о чем.

Сергей Маржецкий

Источник