Военные специалисты
EnglishРусский

Турецкий гамбит для Украины

Турецкий гамбит для Украины

Чем вызвано желание Эрдогана быть посредником в нормализации отношений между Москвой и Киевом? Вряд ли он надеялся, что его инициатива будет принята российской стороной.

Во всяком случае, представитель МИД России Мария Захарова, комментируя ситуацию, высказала мнение, что «ни о какой посреднической роли Турции между Россией и Украиной по урегулированию внутриукраинского конфликта не может идти речи» и важным шагом на этом направлении мог бы стать вклад Эрдогана «в убеждение украинских властей отказаться от агрессивных планов в отношении Донбасса, наконец, начать выполнять минские договоренности в прямом диалоге с представителями Донецка и Луганска». В таком же ключе прокомментировал эту инициативу Турции и пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, заявивший, что «если Эрдоган может использовать свое влияние для того, чтобы побудить Киев начать выполнять свои обязательства — по минскому комплексу мер, договоренностям Парижа, — то это можно будет только приветствовать».

Иными словами, отнесемся положительно только в том случае, если по Донбассу турецкая инициатива сведется к побуждению украинцев выполнять минские договоренности.

Эрдоган, беседуя с журналистами в самолете на пути из Туркмении, уточнил свои намерения: «Наша позиция здесь известна. Мы выступаем за воцарение мира в регионе, особенно когда речь идет в первую очередь о крымских тюрках. Мы неоднократно обсуждали эти вопросы с дружественной Россией и, в частности, с господином Путиным, контакты продолжаются. Мы надеемся, что этот регион не станет регионом войны. Пусть этот регион шагает в будущее как регион мира. Мы желаем, чтобы отношение к этому вопросу развивалось в положительном направлении. В этой связи могло бы иметь место посредничество, обсуждение этого вопроса со сторонами… Мы тоже хотели бы внести свой вклад в урегулирование, ведя переговоры как с Украиной, так и с господином Путиным».

Как ранее сообщало Reuters, Эрдоган предложил главам России и Украины провести саммит Россия — Турция — Украина. При этом идея проведения саммита лидеров трех стран изначально прорабатывалась МИД Турции в широком контексте нормализации отношений между Россией и Украиной без привязки проблемы взаимоотношений между Киевом и ЛДНР.

То, что предложение Эрдогана с восторгом было принято официальной киевской властью, понятно. Особенно после того, как Турция изменила свою точку зрения относительно вооруженного конфликта на Донбассе.

Анкара стала активно поддерживать позицию официального Киева в отношении ЛДНР. И не только: из Турции на Украину пошли разные виды помощи, включая финансовую и военную.

Развитие отношений с Украиной стало для турецкого президента, с одной стороны, средством сбалансировать активность России в Черном море, с другой ― такая линия была явно положительно оценена Соединенными Штатами Америки, что способствовало определенному сглаживанию отношений между Турцией и США, серьезно осложнившихся в последние годы.

Помимо этого, Эрдоган заявил, что не разделяет точку зрения Кремля по текущей юрисдикции Крыма и поддерживает стремление украинской правящей верхушки вступить в НАТО. Президент Турции на совместной пресс-конференции с Владимиром Зеленским по итогам встречи в Стамбуле 10 апреля 2021 года заявил, что Анкара поддерживает «Крымскую платформу» — проект по объединению международного сообщества для обсуждения территориальной принадлежности полуострова. «Надеемся, что эта инициатива принесет положительные результаты для всех народов Крыма, включая крымских татар, и Украины», — подчеркнул президент Турции.

Находясь в Турции, Зеленский проговорился о том, что план создания «Крымской платформы» был согласован с Анкарой в ходе его визита. Нетрудно догадаться, что и сама идея была разработана турками и в разжеванном виде преподнесена Зеленскому, который с готовностью ее проглотил.

В Стамбуле обсуждали вопросы и о военном сотрудничестве на встрече министров обороны двух стран: Андрея Тарана и Хулуси Акар. Пресс-служба Министерства обороны Украины сообщила, что речь шла о «строительстве кораблей класса “корвет”, поставке беспилотных авиационных комплексов Bayraktar и боеприпасов к ним, а также возможностях по развитию дальнейших проектов, в частности, в авиационной отрасли».

Но одно дело поговорить о широком военном сотрудничестве и совсем другое ― обеспечить это сотрудничество необходимой финансовой базой. К тому же сотрудничество рассчитано на многие годы, и неясно, сохранится ли Украина в этом временном отрезке как независимое государство.

В чем же заключается реальное взаимодействие Украины и Турции по Донбассу и Крыму в настоящее время? Существует соглашение по поставке турецких беспилотников для Украины. Постепенно будет решаться вопрос с обслуживанием и возможным производством «Байрактаров» непосредственно на Украине. Как это будет осуществляться, когда значительная часть этих беспилотников собирается в Турции из составляющих, поступающих из разных стран? Ведь с ними будет необходимо согласовывать эти поставки на Украину. И уж, конечно, Турция вряд ли согласится, чтобы собираемые на Украине беспилотники продавались украинцами на внешнем рынке, составляя конкуренцию турецкой продукции. Тем более что все знают, как охотно и часто украинцы нарушают договоренности, если речь заходит о реальных прибылях.

Несмотря на все, есть сведения, что турецкие представители на Украине уже присутствуют. Речь идет о сугубо технических специалистах, а не о личном составе турецких вооруженных сил, которые могли бы использоваться в вооруженном противостоянии с ЛДНР. Не в турецких интересах впрямую ввязываться в военные действия на Донбассе. Может быть, только в качестве персонала, обслуживающего те же беспилотники.

В отношениях Турция — Украина важную роль играет сложившееся экономическое взаимодействие. Украина поставляет в Турцию исключительно сырье и первичные полуфабрикаты. Так, на чугунные чушки, зерно и семечки подсолнечника приходится 70 процентов поставок. А вот Турция больше всего экспортирует продукцию машиностроения, химической и легкой промышленности.

Совершенно очевидно, что разыгрывание украинской карты вызвано стремлением Эрдогана к пантюркизму и созданию «Великого Турана», значительная часть которого, по его замыслам, простирается по территории Российской Федерации, вплоть до восточных границ Якутии.

Но сама идея воссоздания новой Османской империи принадлежит вовсе не Эрдогану. На этом поприще активно трудился еще его предшественник Сулейман Демирель. Сразу после распада СССР он прилетел в Киев, где стал говорить о «российской угрозе на Черном море». Демирель предложил для «сдерживания России» всем украинцам с татарскими корнями, включая тех, кто жил на материковой части страны, предоставить возможность вернуться в Крым. С согласия местных властей Анкара начала создавать на территории полуострова протурецкие некоммерческие организации.

«Репатриация» крымских татар в Крым вылилась в переселение на полуостров мусульман разных национальностей не только с Украины, но и из других республик бывшего СССР. Очень много прибыло узбеков из Ферганской долины, где в то время значительно активизировались исламские экстремистские организации. У Демиреля были также планы по переселению в Крым из Турции крымских татар, но до этого дело не дошло.

Россия представляет серьезное препятствие для реализации планов по созданию «Великого Турана». В этой связи политическое ослабление России выгодно Турции. И она продолжит линию на ослабление РФ, как только можно, избегая, однако, прямых военных столкновений.

В этой связи следует отметить и факт создания под эгидой Константинопольского патриархата новой Православной церкви Украины (ПЦУ). Это детище президента Петра Порошенко стало возможным исключительно благодаря вмешательству американцев и «невмешательству» Эрдогана, имеющего большое влияние на Константинопольского патриарха Варфоломея. За это «невмешательство» Порошенко поблагодарил открыто турецкого президента.

А депутат рады Мустафа Джемилев поделился информацией о переговорах с Анкарой. «Я Эрдогану в таких популярных терминах объяснял, что сейчас Мекка для православных — Москва, а после томоса об автокефалии украинской церкви ею станет Стамбул. Так что и для вас это имеет политическое значение».

Удачно сыграл Джемилев на тщеславии Эрдогана и его стремлении к расширению политического влияния Турции в мире.

Почему Эрдоган именно сейчас выступил со своей украинской инициативой? Вероятно, потому, что он считает, что Запад постепенно теряет интерес к Украине, а значит, освобождается место для более активного участия Турции на этом направлении для утверждения ее в качестве активного политического игрока.

США и ЕС, очень неоднозначно воспринимающие политическую линию Эрдогана, задумались над расширением санкций против Анкары.

Из всех западных стран лишь Британия осталась до конца лояльной по отношению к Турции. Пока трудно сказать, является ли такая линия скоординированной с США, чтобы был инструмент удержания Турции в структуре Запада, или англичане проводят самостоятельную политику, пользуясь традиционными политическими связями с этой страной. Для России же большое значение имеет традиционная координация политики Великобритании и Турции в отношении нашей страны. Британия, в отличие от других союзников по НАТО, не осуждала военную операцию Турции в Сирии, а также вмешательство Анкары в ливийские дела. И вообще старалась ни по каким вопросам не критиковать политику Эрдогана.

Как отмечает Greek City Times: «Похоже, что “Великая Британия” Джонсона после Brexit считает, что при помощи Турции сможет возобновить взаимодействие с миром. Это создает огромные риски для безопасности России».

«Совершенно очевидно, что между Великобританией, Турцией и Украиной возникает неформальный трехсторонний альянс, и направлен он против России в Черном море, чтобы положить конец статус-кво и ввести собственную структуру безопасности в регионе на своих условиях», — пишет Greek City Times.

Летом 2020 года в Лондон прилетал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Формально в ходе этого визита велись переговоры по укреплению между сторонами торговых связей. В итоге Лондон и Анкара подписали соглашение о свободной торговле, вступившее в силу 1 января 2021 года. «Торговое соглашение между Великобританией и Турцией важно для обеих стран не только с экономической точки зрения, но и в геополитическом плане, поскольку оно может распространяться на Украину и быть нацеленным против России», — сообщало Greek City Times. Журналисты издания отмечали, что на той лондонской встрече могли обсуждаться вопросы и формирования антироссийского союза.

Разумеется, относительно данной информации необходимо учитывать, что в качестве ее источника выступают греки, крайне незаинтересованные в улучшении отношений между Россией и Турцией. И в целом Греция в последнее время занимает по отношению к нашей стране, вероятно, одну из самых недружественных позиций из всех стран ― членов НАТО.

Однако в этом контексте привлекает внимание заявление министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы, сделанное в разговоре с журналистами Би-би-си: «Если британские войска высадятся там (в Николаеве) и останутся насовсем, мы не будем ничего иметь против».

Конечно, украинского министра постоянно «кулебит» направо и налево. Но если учесть подобное заявление и планы по созданию на Украине двух баз ВМФ с помощью англичан, то приходит тревожная мысль. А может быть, греки вовсе не преувеличивают опасности союза между Турцией, Британией и Украиной с целью ослабления влияния России в черноморском регионе?

Российское руководство вовсе не игнорирует негативные моменты в политике турецкого руководства в отношении нашей страны, как считают многие политологи, осуждающие Кремль за излишнюю терпимость к Турции, напоминая при случае, что «только благодаря вмешательству российских спецслужб Эрдоган не только остался жив после неудачной попытки переворота, но еще и сохранил за собой высшую власть в стране, а “поблагодарил” нас за это сбитой авиацией и убийством посла». Конечно, Россия от политического и экономического сотрудничества с Анкарой тоже имеет свой немалый плюс. Многого стоит, например, ослабление позиций НАТО и США на турецком направлении. В том числе благодаря закупке Турцией российских установок ПРО С-400, осуществленных, несмотря на колоссальное давление со стороны США и НАТО.

Благодаря «Турецкому потоку» и «Голубому потоку» Россия во многом избавилась от зависимости от украинского транзита. При этом в Москве понимают, что позиция Анкары по Крыму выступает все же в роли определенного прикрытия более серьезного геополитического проекта. В перспективе Анкара видит Крым не российским и не украинским, а турецким. Громкие заявления, впрочем, никогда не мешали турецкой стороне сотрудничать с российским Крымом. Турецкие делегации, куда неизменно входили и официальные лица, с 2014 года регулярно посещают полуостров. Правда, при этом постоянно подчеркивается, что все поездки носят частный характер.

Турция долгое время оставалась единственной страной, которая сохраняла прямое транспортное сообщение с российским Крымом, вплоть до 2017 года. Правда, стоит понимать, что делалось это во многом для поддержания протурецких организаций на полуострове.

В наши дни вообще очень трудно рассчитывать на прочные союзнические отношения между странами. И речь идет не только о России, у которой нет ни одного абсолютного союзника в мире («кроме нашей армии и флота»). Схожая ситуация складывается и у наших политических противников на Западе. Мир входит в полосу, когда все страны вступают в игру всех против всех. И к этому новому миру необходимо адаптироваться. Наглядный пример в этом отношении — это российско-турецкие отношения.

В наши дни порой срабатывают только политические расклады, когда на новом этапе репродуцируются исторические интересы и альянсы. Это мы видим в отношениях Турция — Великобритания, в их отношениях с Россией по вопросу утверждения влияния в Черном море. Англичане считали тогда и считают сегодня, что если в бассейне Черного моря помочь Анкаре стать главным игроком, то с ее помощью можно попытаться вытеснить Москву из региона или по крайней мере ослабить здесь ее позиции.

Давление англичан на Россию через Турцию, а также организация антирусских выступлений на Кавказе и в Средней Азии были характерным направлением в британской внешней политике начиная с XIX века. Те же тенденции мы и сегодня наблюдаем не только применительно к Черному морю, но и к Кавказу, а также к Средней Азии. Но если раньше это было вполне реальной политикой, то сегодня выглядит на уровне хотелок, чем грешат и планы турецкого руководства по принадлежности Крыма и созданию «Великого Турана».

Эти попытки Великобритании реанимировать прошлое обречены на провал, равно как и стремление Турции воссоздать Османскую империю.

Как известно, в одну воду нельзя войти дважды. Турция и Великобритания сегодня уже не имеют той силы и экономических возможностей, какие были у них в XIX веке. Возможностей нет, но осталась антироссийская направленность их действий. Разумеется, Россия будет им противостоять, отдавая при этом себе отчет, что они не несут в себе той опасности, какая была в период Крымской войны 1854 года и первых лет советской власти. Тогда англичане самым активным образом в Средней Азии поддерживали басмачей. А сегодня возникают новые опасности, вызванные активизацией их связи с Киевом.

Турция стремится довольно жёстко и последовательно отстаивать свои интересы, при этом, однако, не предпринимая слишком рискованных шагов, способных безвозвратно осложнить ее отношения как с Россией, так и с США.

Такой трудный сосед нам достался. Но это явно уже не Османская империя XIX века, на которую мы могли смотреть лишь через прицел ружей.

Сегодня более, чем когда-либо, справедливым является утверждение, что политика ― это искусство возможного. Этот принцип и лежит в основе наших отношений с Турцией. Это страна, на которую нам не стоит особо рассчитывать, но ее не стоит и излишне демонизировать.

Помимо нашей воли мир вступает в отношения по принципу «все против всех», и здесь выигрывает тот, кто способен лучше других пользоваться «искусством возможного».

В отношениях с Турцией в этом плане нам пока рано делать однозначные выводы, но утешает лишь то, что и Запад такие выводы сделать не может. А в этом нестабильном мире «всех против всех» это уже немало.

Сергей Кузнецов,

специально для alternatio.org

Источник