Военные специалисты
EnglishРусский

Фарс по-грузински: осужденный Саакашвили в роли обвинителя

Фарс по-грузински: осужденный Саакашвили в роли обвинителя

В Грузии умеют снимать кино, а тем более ставить политические спектакли, свидетелями которых население страны становилось неоднократно на протяжении всех 30 лет независимого политического существования грузинского государства. Особенно участились такие политические представления в годы правления «Грузинской мечты».

Нынешней власти «помогала» ставить их политическая «оппозиция». Но судебный процесс над экс-президентом Михаилом Саакашвили вылился в настоящий трагифарс, в котором осужденный предстал в роли обвинителя, а оправдываться пришлось его прокурорам. Причем возможности высказаться или как-то ответить на заявления экс-президента на процессе с его присутствием представителям прокуратуры так и не дали. Более того, адвокаты осужденного осыпали обвинителей оскорбительными фразами, а судьи призвали обе стороны к спокойствию и пригрозили, что оштрафуют и тех, и других. Замечаний в адрес оскорбивших прокурора адвокатов судьи не сделали.

Вопрос, предстанет ли Саакашвили перед грузинским правосудием, волновал политиков и общественность давно. Покинувший страну сразу после президентских выборов 2013 года Михаил Саакашвили неоднократно обещал вернуться, взять власть в свои руки и навести порядок, но решился сделать это лишь спустя восемь лет, перед выборами в органы местного самоуправления 2 октября 2021 года. Явно заручился поддержкой влиятельных друзей на Западе и гарантиями от соратников в Грузии. Рассчитывал, что задержать его не смогут, и планировал на следующий день после выборов явиться на митинг у здания парламента в Тбилиси, чтобы на фоне протеста против фальсификации еще не подсчитанных итогов этих выборов возглавить новую революцию и прийти к власти. Но просчитался и оказался за решеткой. Был задержан в тот же день, когда выложил в соцсетях серию видеороликов, снятых в разных уголках Грузии.

В тюрьме Саакашвили объявил голодовку и, как утверждали посещавшие его в пенитенциарном учреждении адвокаты, родственники и специально прибывший в Грузию из США личный врач Николоз Кипшидзе, довел себя до критического состояния. Ежедневно болельщики за здоровье Саакашвили сообщали обществу очередные информации об ухудшении состояния здоровья «третьего президента». Иначе соратники и подконтрольные им СМИ Михаила Саакашвили и не именуют. Представители власти периодически публиковали кадры, призванные опровергнуть сообщения о критическом состоянии экс-президента, запечатлевшие, как он питался детскими кашками и соками под наблюдением сотрудников тюремного медпункта. Но соратников Саакашвили не убедили.

Под давлением со стороны оппозиции, проводившей по всей стране небольшие, но шумные акции протеста, а также со стороны болельщиков экс-президента на Западе, призывавших нынешнюю власть к соблюдению прав заключенного Саакашвили, перевели его вначале в тюремную больницу, где тот продолжил «голодовку», так как хотел «лечиться» в многопрофильной гражданской клинике. А затем были вынуждены поместить Михаила Саакашвили в Горийский военный госпиталь для реабилитации после «голодовки». Врач продолжал сообщать о тревожном состоянии своего пациента, а правительство оправдывалось, что в госпитале ему оказывают всю необходимую «многопрофильную» медпомощь. Именно отсюда 29 ноября утром и повезли экс-президента на судебный процесс, который стал на данный момент кульминацией разыгрываемого с его участием спектакля.

У здания суда до начала процесса собрались соратники Саакашвили, а также доставленные ими из регионов активисты и сторонники «Единого национального движения». Их было лишь несколько десятков человек, но вели себя они очень шумно и агрессивно, периодически вступая в конфликт с представителями полиции. Полицейских у здания суда было больше, чем протестующих, а так как применить открытую силу им, вероятно, не разрешали, чтобы не вызвать очередное недовольство действиями властей на Западе, лишь сдерживали натиск толпы. События в прямом эфире транслировали все грузинские телекомпании, причем передаваемые оппозиционными телеканалами новости были прямой противоположностью тем, что вещали провластные.

Оппозиция требовала допуска на судебное заседание и его трансляции в прямом эфире. Представители правосудия пояснили, что из-за сложной ситуации с коронавирусом всех в здание суда впустить не могут, однако соратники Саакашвили расценили это решение как чисто политическое.

Прямой трансляции они все же добились. В здание суда пропустили съемочную группу «Первого канала» Общественного телевидения Грузии, которую обязали подавать свой сигнал с процесса всем остальным телеканалам. Что и было выполнено.

Главное действие этого дня происходило уже на самом процессе. Но до его начала активисты и сторонники «Единого национального движения» постарались и сумели, несмотря на свою малочисленность, перекрыть движение по одной из главных транспортных магистралей грузинской столицы ― аллее Агмашенебели. Вытеснить пару десятков выстроившихся на проезжей части оппозиционеров полиции так и не удалось, и те заблокировали движение на все время, пока шел судебный процесс.

А в суде тем временем выступал Саакашвили. Его первое появление на скамье подсудимых вылилось в полуторачасовое политическое заявление. Саакашвили говорил обо всем, кроме тех дел, по которым он уже был осужден и по которым его, возможно, еще ожидает наказание. О том, как «прекрасно» жилось грузинскому народу при его правлении, о том, как он строил новые объекты, города и села и как процветала страна, о том, что не успел сделать, в том числе не успел построить порт Лазику у границ с Абхазией. И еще о том, как коррумпирована нынешняя власть, как нарушают за решеткой его права, как «пытали» его в тюремной камере, а затем в тюремной больнице. И грозился, что все это очень скоро закончится, потому что сроку правления «напуганного российского олигарха» (учредителя ныне правящей «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили) подходит конец.

Попытки прокуроров вернуть ход процесса в рамки судебного заседания и приступить к рассмотрению дела, а от подсудимого выслушать ответы на вопросы следствия и обвинения пресекли судьи. Они заявили, что ранее, в ходе предыдущих процессов, где не присутствовал Саакашвили, прокуратуре была дана возможность выражения своей позиции и предъявления обвинений. А теперь нужно дать высказаться подсудимому, и он имеет право на политическое заявление. Саакашвили высказался и покинул здание суда, явно чувствуя себя победителем.

Процесс продолжился 2 декабря и проходил в том же духе в течение почти трех часов. Саакашвили опять была дана возможность для политического заявления и предъявления обвинений представителям прокуратуры и нынешней власти. А попытки прокуроров задать вопросы и перейти к рассмотрению очередного возбужденного против экс-президента дела судьи пресекали. Любые возражения стороны обвинения в штыки встречали находившиеся в зале суда пять адвокатов Саакашвили, в том числе гендиректор телеканала «Мтавари» Ника Гварамия. Последний не жалел для прокуроров и бранных и нецензурных слов, на что судьи также не обращали внимания.

Дело же касалось растраты бюджетных средств в крупных размерах, за что Саакашвили по грузинскому законодательству грозит до 11 лет лишения свободы. Оппозиция с самого начала нарекла это дело «делом пиджаков», так как среди других нецелесообразных расходов была и покупка экс-президентом нескольких дорогостоящих костюмов. Здесь Саакашвили сделал ряд довольно странных замечаний. В частности, свалил большую часть нецелесообразных расходов на свою (уже бывшую, судя по информации о появлении у Саакашвили новой «пасии» ― Лизы Ясько) жену Сандру Рулофс и заявил, что был бы рад, если бы на скамье подсудимых вместе с ним сидела и Сандра.

Проскользнуло на процессе и еще одно «невольное» признание Саакашвили. В пылу выражения благодарности грузинским (в основном оппозиционным нынешним властям и защищающим его сегодня) СМИ и журналистам экс-президент «теплыми» словами вспомнил погибшего в 2001 году журналиста Георгия Саная, чей брат Вахо Саная сегодня находится в числе журналистов ― сторонников Саакашвили. В частности, сообщил, что Георгий Саная был его другом. А также рассказал, что видел Георгия за несколько часов до того, как его убили. По рассказу Саакашвили, они вместе были тогда на некоем мероприятии, где сам Саакашвили присутствовал в статусе министра юстиции, а Георгий освещал его как журналист, и после мероприятия Саакашвили на машине доставил Георгия домой. Позднее из телеканалов узнал, что его нашли убитым. «Воспоминание» Саакашвили возбудило невольные вопросы. Сумеет ли задать их прокуратура ― это еще один вопрос.

Судебный процесс над Саакашвили, которого ожидала вся страна, так как в период его правления действительно совершалось немало преступлений, нарушений прав граждан, пыток и других противозаконных действий, пока проходит в форме фарса. И это признают даже сами сторонники экс-президента. Правда, они именуют его цирком, а прокуратуру и нынешнюю власть циркачами, но явно, что тон в этом цирке задает сам подсудимый Саакашвили.

Экс-президент вернулся в страну явно не случайно. И перед грузинским правосудием предстал вовсе не по собственному желанию. Будь на то его воля, он бы приехал в страну уже подготовленным правителем на заранее расчищенную почву и взял бразды правления в свои руки. Но на этот раз Грузия, видимо, оказалась объектом еще одного разработанного в западных лабораториях эксперимента, который призван в очередной раз продемонстрировать «цивилизованному» миру «торжество грузинской демократии». И не исключено, что выразится оно в победе Саакашвили на судебном процессе с его дальнейшим освобождением, а затем и возвращением к власти. Это лишь предположения, а насколько они оправданны, покажет дальнейшее развитие событий.

Ирина Инашвили,

специально для alternatio.org

Источник