Военные специалисты
EnglishРусский

Контроль Westinghouse над Украинскими АЭС обернется ядерной угрозой для России

Контроль Westinghouse над Украинскими АЭС обернется ядерной угрозой для России

Пока в Европе идут оживленные споры относительно того, можно ли отнести атомную энергетику к числу «чистых» способов получения электричества, приемлемых для «цивилизованного общества», на Украине дан старт бурной деятельности, результатом которой должен стать резкий рост мощностей тамошних АЭС, а также увеличение их количества. Все происходящее является воплощением в жизнь меморандумов, которые были подписаны президентом «нэзалэжной» Владимиром Зеленским во время его недавнего визита в Вашингтон с компанией Westinghouse. Вопреки прогнозам скептиков, достигнутые тогда договоренности не остались на уровне деклараций и «благих намерений», а воплощаются в жизнь, причем ударными темпами.

Удивляться тут нечему – американцам новое поле деятельности нужно буквально как воздух. Что касается Украины – то вопрос относительно того, во что выльется для нее сотрудничество с Westinghouse (а и фактически – передача под ее контроль всей своей атомной энергетики), является достаточно спорным. Что же до России, то наша страна в данном случае не только понесет однозначные материальные потери, причем весьма ощутимые, но и, прежде всего, рискует заполучить у себя под боком целый ряд объектов, являющихся потенциальными источниками опаснейших техногенных катастроф. Почему это нисколько не является преувеличением, а всего лишь – констатацией крайне неприятного факта? Попробуем разобраться.

Жестокая война за «мирный атом»

Ни для кого не секрет, что Украина, особенно в последнее время, является ареной достаточно жесткой конфронтации американских и российских ядерщиков. Следует отметить, там есть, за что бороться – по количеству действующих ядерных реакторов «нэзалэжная» считается пятой страной в Европе и десятой – во всем мире. Изначально позиции нашей страны на этом обширном и весьма привлекательном для эксплуатации рынке казались, практически, незыблемыми. Ведь из имеющихся в наличии полутора десятков украинских энергоблоков дюжина была построена и запущена еще при СССР, а три остальные хотя и сдавались в эксплуатацию уже после его распада, однако создавались по все тем же советским технологиям, правопреемником которых по праву стал «Росатом». Соответственно, до 2011 года отечественная компания ТВЭЛ обеспечивала 100% потребностей Киева в топливе для АЭС. Впрочем, серьезные попытки «подвинуть» наших атомщиков были предприняты их заокеанскими конкурентами еще в далеком 2008 году, после первого украинского «майдана», когда на посту президента «нэзалэжной» оказалась марионетка Вашингтона – Виктор Ющенко. Именно тогда в Киеве заговорили о «диверсификации», под предлогом которой Westinghouse Electric Company удалось-таки прорваться на тамошний рынок. Еще одним «большим успехом» для «нэзалэжной» стало заключение с другой американской корпорацией – «Holtec International» договора о возведении на территории страны ЦХОЯТ (Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива). Как бы то ни было, но «победу» в Westinghouse праздновали недолго – поставленные ею для реактора ВВЭР-1000 Южно-Украинской АЭС тепловыделяющие сборки оказались крайне низкого качества, к тому же была выявлена их несовместимость с реакторами, в которые их пытались запихать.Именно в силу этого Украина вынуждена была вернуться к эксплуатации российских ТВЭЛ, остававшихся до 2015 года основным источником энергии для ее атомных электростанций. Тем не менее после второго «майдана», окончательно превратившего «нэзалэжную» в злобную «антироссию», было очевидно, что окончательный разрыв с нашими атомщиками – лишь вопрос времени. Несколько затормозило этот процесс то, что Westinghouse, в конце 2014 года подписавшая с представителями «новой власти» соглашение о резком увеличении объемов экспорта своих ТВС, три года спустя «дохозяйствовалась» до полного разорения, закончившегося проведением официальной процедуры банкротства компании, смене в ней как руководства, так и собственников. Тем не менее уже в 2018 году оборотистые американские парни сумели отхватить у нашей «ТВЭЛ» чуть ли не половину украинского «ядерного рынка». Если быть совершенно точным, то 46% такового. По всему было видно, что близится час финальной схватки. И вот он, судя по всему, пробил.Все дело тут в том, что абсолютное большинство ядерных реакторов «нэзалэжной» находятся на пороге предельно допустимого срока эксплуатации. Начиная уже с 2023 года выводить из нее придется, как минимум, по одному энергоблоку (в 2025, к примеру – сразу три). Последние из ныне действующих реакторов должны быть заглушены не позднее 2030-2037 года. Отказываться от ядерной генерации не имеющая собственных серьезных запасов ископаемых энергоносителей Украина, понятно, не собиралась – речь о постройке 11 новых блоков велась там еще с 2006 года. Возводить их предстояло Росатому, но увы… Соответствующие соглашения были денонсированы Киевом в 2016 году. Тема «атомной электрификации всей страны», что называется, зависла в воздухе, но тут, вполне ожидаемо, подсуетились американцы, так долго шедшие к этой, окончательной и бесповоротной победе.

Что нам стоит реактор построить?

И вот, лед, как говорится, тронулся. После подписанных в августе в Вашингтоне меморандумов, теперь перед нами – вполне конкретное соглашение, заключенное на нынешней неделе украинским «Энергоатомом» и американской Westinghouse. В нем фигурируют уже не общие фразы о благих намерениях, а вполне конкретные объекты – два новых энергоблока для Хмельницкой АЭС, которые берутся возвести заокеанские подрядчики. И вот с этого места начинается такой «густой туман», что разобраться в нем, отделив правду от самого бесстыжего вранья и откровенных подтасовок, крайне проблематично. Прежде всего, следует упомянуть о том, что денег на реализацию столь дорогостоящего проекта у нищей «нэзалэжной», конечно же, нет. По имеющимся данным, кредит на строительство готов выделить американский US Eximbank. Речь, вроде бы, идет о сумме в 10 миллиардов долларов и это предельно странно, поскольку изначально в такую сумму оценивался один реактор, никак не два! Как объяснить сию загадку? Есть сильнейшее подозрение, что Westinghouse банально стремится «впарить» Киеву свое оборудование, «зависшее» после того, как у американской компании возникли проблемы с возведением на территории США АЭС V.C. Summer и АЭС Vogtle. При этом огромное удивление вызывают слова нынешнего руководителя «Энергоатома» Петра Котина, прозвучавшие во время презентации нового проекта, проходившей, к слову сказать, в рамках международной конференции «Атомные возможности для развития страны». Этот деятель, расхваливая «дорогих американских партнеров», вдруг заявил, что новые энергоблоки будут… «украинскими, спроектированными на основе реакторов AP1000 производства Westinghouse». Что за бред? Какие «украинские энергоблоки», откуда они вдруг возьмутся? Создается впечатление, что таким образом «Энергоатом» и вправду пытается «легитимизировать» установку на Хмельницкой АЭС с солидным «дисконтом» проблемного американского оборудования.Беда заключается еще и в том, что к реакторам АР1000, как таковым, имеется масса самых неприятных вопросов. Напомним – китайцы, на беду свою связавшиеся с Westinghouse, обнаружив в этом оборудовании огромное количество опаснейших проблем и критичных недоработок, дали компании смачного пинка, и взялись «доводить до ума» кое-как смастряченные американцами энергоблоки самостоятельно. Не вызывал (и не вызывает) этот реактор восторга и у регуляторов в самих США – недаром же у фирмы возникла куча проблем, закончившаяся ее банкротством. Тем не менее вашингтонская администрация, для которой Westinghouse, помимо всего прочего, является орудием «выдавливания» атомщиков России как из стран «постсоветского пространства», так и из Восточной Европы, стремится не допустить ее окончательного краха. Украина в данном случае предоставляет прекрасную возможность «убить двух зайцев сразу» – и нашей стране напакостить самым изрядным образом, и Westinghouse поправить свои дела, «не заморачиваясь» такими совершенно необязательными (если речь идет о каких-то там туземцах) вещами, как качество и безопасность. И если все обстоит действительно так, то у России есть более, чем серьезные поводы для беспокойства. Ведь два энергоблока для Хмельницкой АЭС – это только начало. На самом деле Westinghouse имеет на «нэзалэжную» куда более масштабные виды и планы. Речь идет о постройке американцами до 2040 года 14 новых реакторов, в том числе – двух совершенно новых АЭС по 4 энергоблока каждая! И один из главных вопросов тут: а где именно будут возведены эти атомные станции?По словам представителей «Энергоатома», конкретные места для них еще не выбраны. Сейчас «идет обсуждение более трех десятков перспективных локаций». Тем не менее на инфографике, представленной во время презентации данного проекта, отчетливо видно, что, как минимум, одна АЭС должна появиться на Востоке страны. И это вполне логично – не на Западной же Украине с ее повышенной сейсмической активностью и отсутствием инфраструктуры возводить подобного рода объекты? Вот и получается, что Россия отныне имеет вполне реальную перспективу получения у собственных границ нового Чернобыля, Фукусимы или чего-нибудь еще похлеще. Не будем забывать, кстати, и о том, что на всех ныне действующих украинских АЭС также появится по сомнительному реактору АР1000, что тоже не внушает ни малейшего оптимизма. Пережить утрату украинского рынка ТВЭЛ еще как-то можно – хотя это и обидно, и убыточно. Но вот ядерная катастрофа – проблема совсем другого порядка.Следует заметить, что изначально в украинско-американском меморандуме, который был подписан во время поездки Зеленского в Вашингтон, речь шла о 5 энергоблоках, общая стоимость которых оценивалась в 30 миллиардов долларов. Профильные эксперты еще тогда говорили о том, что подобная цена является совершенно нереальной. Звучащие сегодня цифры в 10 миллиардов за один реактор куда более реалистичны. При этом остается открытым вопрос: откуда Украина возьмет такие колоссальные суммы для полного обновления собственной ядерной энергетики? Даже если американские банкиры будут кредитовать строительство, расплачиваться с ними придется Киеву, а из каких средств? Следовательно, остается уповать лишь на то, что нынешний проект является пустым прожектерством, которому не суждено воплотиться в жизнь. Так ли это – мы увидим на примере Хмельницкой АЭС, которая, к счастью, находится в максимальном отдалении от наших границ.

Александр Неукропный

Источник

Комментарии