Военные специалисты
EnglishРусский

Войну за Тайвань заменит битва с Huawei и ZTE

Войну за Тайвань заменит битва с Huawei и ZTE

Состоявшиеся на этой неделе онлайн-переговоры президента США Джо Байдена и председателя КНР Си Цзиньпина, нынешним главой Белого дома были охарактеризованы как «хорошие» (его предшественник Дональд Трамп наверняка нашел бы слово поярче). В общем, как говорится в таких случаях, лидеры двух крупнейших стран мира «сверили часы» по ключевым вопросам двусторонней и международной политики. При этом складывается впечатление, что российская тема была полностью выведена за скобки этих переговоров.

Джо Байден и Си Цзиньпин говорили про торговые отношения США и Китая, пандемию, иранскую проблему и, конечно же, обсудили один из наиболее острых для них на сегодняшний день вопросов — возросшую военную активность КНР вокруг Тайваня.

Вероятно, главным результатом этой встречи стала договоренность «приглушить» обострившуюся ситуацию в Тайваньском проливе. Дискуссия по Тайваню на этой встрече, как можно было понять по комментариям из Белого дома, заняла большую часть из тех 3,5 часов, которые лидеры США и КНР потратили на беседу друг с другом. Си Цзиньпин услышал на переговорах от Байдена именно то, что хотел — слова о приверженности Америки принципу «одного Китая», то есть непризнания независимости Тайваня. Вместе с тем американский президент предостерег своего китайского коллегу от «односторонних действий» в отношении Тайбэя, пообещав, что его страна продолжит оказывать острову военную помощь.

Россия в этом американо-китайском диалоге на высшем уровне настолько ушла на дальний план, что у некоторых наблюдателей сложилось впечатление, будто Пекин и Вашингтон теперь решают судьбы планеты вообще без оглядки на интересы Москвы.

Подвести основные итоги этих переговоров и попытаться спрогнозировать, как они отразятся на Российской Федерации, обозреватель «Росбалта» попросил директора Института стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова Алексея Маслова.

— Как вы прокомментируете результаты первых официальных переговоров лидеров США и Китая?

— Во-первых, как минимум, они не поругались. Это не фигура речи, это действительно важно. Во-вторых, никто из них не отошел от своей позиции. В-третьих, и это тоже очень важно, Байден еще раз подчеркнул, что признает принцип «одного Китая». Для Си Цзиньпина это много значит. Все обвинения в адрес Пекина, например, в нарушении прав человека, для него не столь существенны.

— Можно ли констатировать, что Джо Байден и Си Цзиньпин делят мир «на двоих»?

— Думаю, что нет. В реальности стороны на этих переговорах отошли на заранее подготовленные позиции. КНР очень не хочет вступать в конфронтацию с Западом, но ее очевидным образом вынуждают к этому.

— Кто?

— США. Америка хочет втянуть Китай в перепалку. Прежде всего, вокруг тайваньской темы.

— Но сейчас, похоже, они нашли некий консенсус в этом вопросе…

— Я бы сказал, что стороны отступили от «красной линии». Си Цзиньпин подчеркнул, что Вашингтон не должен вмешиваться во внутренние дела Китая (а Тайвань в КНР относят именно к ним), а Байден заявил, что Пекин должен решать эту проблему за столом переговоров. Так что никакого консенсуса нет, просто зафиксированы позиции каждой стороны.

Плюс есть один парадокс. С одной стороны, США подтверждают, что Тайвань является частью Китайской Народной Республики (политика «одного Китая»), а с другой, Вашингтон напрямую поставляет Тайбэю оружие, дает военные консультации и так далее. То есть, по сути дела, способствует сепаратизму этого острова. Между тем, Си Цзиньпин на праздновании в октябре годовщины КНР заявил, что Китай будет жестко отстаивать свои интересы, выступать против сепаратизма. Это прямая угроза Тайваню.

Сегодня, как я полагаю, стороны решили не продолжать эскалацию конфликта. Это не означает, что они нашли какой-то модус вивенди. Просто стало понятно, что ни той, ни другой стороне невыгодно начинать военные действия.

— Тем не менее, Байден, признав политику «одного Китая», сослался на этих переговорах на существующий американский закон о помощи Тайваню в случае нападения на него со стороны КНР.

— В этом и есть парадокс ситуации. Когда в 1971 году США признали место КНР в ООН вместо Тайваня, а в 1979 году установили и дипломатические отношения с Пекином, разорвав их с Тайбэем, чтобы смягчить эту ситуацию для острова, они взяли на себя обязательства оказывать ему военную помощь в случае нападения на него с материка. Но сейчас, по сути дела, этот закон завис. Дело в том, что в случае начала военных действий США должны оказать военную помощь Тайваню, однако поскольку это решение надо пропустить через Конгресс, очевидно, что китайская военная операция будет вестись быстрее, чем обсуждение этого вопроса в нижней палате американского парламента. То есть никакой долгой войны в этом регионе не будет. Но Китай как раз и хочет решить тайваньскую проблему военным путем…

— О чем все же Китай и США договорились на этот раз?

— Во-первых, они договорились развивать взаимную и мировую торговлю. Во-вторых, КНР готова расширять закупки американских товаров. Здесь стороны пришли к определенному консенсусу.

— То есть это то, что требовала от Пекина еще администрация Дональда Трампа…

— Да, и Китай согласился на это. И сейчас Си Цзиньпин подчеркнул, что его страна готова увеличивать закупки американских товаров. Естественно, в надежде, что и американские рынки не будут закрываться от китайской продукции.

Что не готовы делать США, так это снимать санкции против лидеров китайской электронной промышленности, компаний Huawei и ZTE. Кроме того, нигде не обговаривалось, что Вашингтон не будет поддерживать планов Европы на ограничение проникновения туда китайской электроники и других товаров.

А сегодня мы видим, что на фоне ухудшения американо-китайских отношений последних лет некоторые страны Европы начали расследования против китайских компаний. Например, на прошлой неделе стало известно о таком деле в Италии. Речь идет о расследованиях против китайских компаний, которые приобрели большой пакет акций (почти на 6 млрд долларов) итальянской компании — производителя военных дронов.

Очевидно, что по этим вопросам американцы и китайцы не договорятся.

— Каковы позиции России на этом фоне?

— Я думаю, что поскольку Китай все меньше будут пускать во внешний мир с его электроникой, РФ с КНР как раз наоборот будет максимально развивать военные технологии и все то, что связанно с электронной промышленностью.

— Выгодно ли Москве противостояние США и КНР?

— В известной степени, да, но, по большому счету это не влияет на характер российско-китайских отношений. Нас больше интересует как раз расширение экономического и военно-технического сотрудничества с Пекином. И США в данной области скорее подтверждают взаимные интересы КНР и РФ.

Беседовал Александр Желенин

Источник

Комментарии