Военные специалисты
EnglishРусский

Шоу на польской границе из нелепого стало диким

Шоу на польской границе из нелепого стало диким

После применения 16 ноября на польско-белорусской границе светошумовых гранат, слезоточивого газа и водометов против «мирных» беженцев, пытающихся прорваться в Европу и начавших не только ломать заграждения, но и закидывать пограничников камнями, миграционный кризис стал приобретать новые очертания.

Во-первых отмечу, что этот демонстративный, средь бела дня, под телекамеры российского и белорусского телевидения, штурм польской границы случился уже после того, как Германия (а точнее, Бавария) заявила, что готова этих мигрантов принять. Казалось, вопрос уже близок к разрешению и должен был перейти исключительно в область технических согласований.

Вместо этого произошло это нападение, после которого даже гуманные немцы могут начать чесать в затылке и в итоге притормозить свое решение о приеме этих странных «беженцев». По-видимому, именно это и нужно было организаторам всей этой акции. Шоу должно продолжаться…

Во-вторых, подчеркнуто агрессивное поведение пары десятков провокаторов (и это после того, как беженцы извинились за предыдущую попытку прорыва — некоторые из них держали самодельные плакаты со словом «sorry») продемонстрировало, что вся эта относительно локальная заваруха на белорусско-польской границе еще далека от своего завершения, и ее организаторы планируют «дожать» ситуацию до некоего критического и неприемлемого для европейцев уровня.

Вообще-то, в былые времена после таких провокаций начинались глобальные войны. Но сейчас сложно себе представить, чтобы Россия начала захват территорий в Польше или Литве, поскольку это означало бы войну со всем НАТО, три страны которого обладают ядерным оружием. В Кремле, хочется надеяться, это осознают.

Вероятнее всего у российского руководства, стоящего за Александром Лукашенко, во всем этом действе несколько иные, более приземленные цели. Первая и очевидная — заставить европейцев (прежде всего, немцев) запустить «Северный поток-2», сертификация которого, как стало ясно в последнее время, вполне может затянуться до весны, то есть конца отопительного сезона. Вторая цель — снять хотя бы часть санкций с Москвы и Минска, «а там посмотрим»…

Здесь стоит напомнить, с чего вообще начался нынешний «миграционный кризис». Еще летом этого года белорусский президент Александр Лукашенко пригрозил Европе, что у его страны нет «ни денег, ни сил», чтобы сдерживать поток беженцев из стран Ближнего Востока. Такая вот печаль. Между тем СМИ сообщали, что в стихийном лагере рядом с польской границей находятся «более двух тысяч беженцев». Выходит, что на то, чтобы сдержать двухсоттысячные антиправительственные демонстрации граждан Белоруссии, которые проходили в его стране в прошлом году, у Лукашенко силы были, а справиться с парой тысяч обманутых им бедолаг, не очень понимающих, что происходит, он, оказывается, не в состоянии.

Но это только одна странность нынешнего «миграционного кризиса» у границ Евросоюза. Вторая состоит в том, что официальные Минск и Москва, на словах столь ценящие закон и порядок, не считают нужным соблюдение европейских, в том числе, польских и литовских законов. По мнению руководства Белоруссии и России, Варшава и Вильнюс просто обязаны принять мигрантов, даже несмотря на то, что у последних нет никаких законных прав на пересечение границ ЕС.

Российские и белорусские власти, а вслед за ними послушные СМИ, демонстративно сострадают мерзнущим на границе несчастным людям. Упор в этом ярком шоу делается на то, что европейцы попирают собственные ценности, не желая принимать мигрантов. Однако каких-то шесть лет назад, во время масштабного миграционного кризиса в Европе, Кремль упрекал Евросоюз в прямо противоположных «грехах». А именно в том, что европейцы (опять же, в первую очередь, немцы) открыли границы для беженцев из Сирии, Ливии, Ирака и Афганистана.

Конечно, пропаганда всегда использует человеческие слабости обычных людей. В частности, короткую память и ксенофобию. Большинство россиян вероятно уже и забыли, как в 2015 году они ужасались «концу Европы» из-за притока туда действительно массовой волны мигрантов. Канцлера ФРГ Ангелу Меркель, которая на самом деле совершила акт невероятного благородства, открыв двери своей страны, приняв и обустроив более миллиона беженцев, людей совершенно другой культуры, российская пропаганда тогда подчас изображала в самом черном свете.

Тем не менее, как мне представляется, желание упрекнуть европейцев, в очередной раз обвинив их в двойных стандартах, — это только одна из сторон данного кризиса. Другая, более существенная, состоит в том, что Кремль, окончательно приручил Лукашенко после массовых протестов 2020 года, вдобавок намертво привязав его к себе льготными поставками газа по ценам в десять раз более низким, чем для Европы. За счет этого Москва получила возможность периодически спускать с поводка «последнего диктатора Европы», как бы говоря: «мы-то люди цивилизованные и готовы к диалогу, но этот парень, вы же понимаете, он на все готов…».

Глядя на всю эту фантасмагорию на белорусско-польской границе, сложно отделаться от ощущения реализованного на практике бреда сумасшедшего. Действительно, что мы видим? Вначале белорусские власти искусственно вызывают миграционный поток, открывая безвизовый въезд на свою территорию беженцам с Ближнего Востока. Затем под контролем своих полицейских и военных подгоняют этих людей к польской, литовской и латвийской границам. И тут Лукашенко вдруг громогласно заявляет, что он попросил Россию отправить стратегические бомбардировщики патрулировать свои западные границы.

Для чего? Чтобы нанести ядерный удар по белорусской территории, на которой находятся беженцы? Или по Польше и Литве, которые ничего противозаконного не предпринимают (у мигрантов ведь нет разрешения на пересечение границ Евросоюза)? Вдобавок Лукашенко угрожает еще и перекрыть поставки газа в Европу — при том, что «голубое топливо» вообще-то российское, а не белорусское, и поступает в ЕС согласно давно подписанным контрактам.

В общем, Европе самым наглядным образом показали, что совсем рядом с ней есть один очень агрессивный правитель, который в любой момент может доставить массу неприятностей. Не хотите иметь с ним дело? Понимаем. Ну что же, тогда налаживайте диалог с Москвой.

Однако у нынешнего «миграционного кризиса» есть и еще одна сторона. Те, кто планировал эту во многом имиджевую операцию, заложниками которой, впрочем, оказались две-три тысячи реальных беженцев из Сирии, Ирака и Афганистана, все достаточно точно рассчитали. Под «ударом» не слишком уж мощной волны мигрантов (существенна она лишь в пропагандистском плане) оказались наиболее ксенофобские страны Евросоюза.

Введение властями Польши, Литвы и Латвии чрезвычайного положения в пограничных с Белоруссией районах из-за двух тысяч человек ведь тоже не вполне адекватно ситуации. По сравнению с миграционным кризисом 2015 года, когда в страны ЕС прибыло около двух миллионов мигрантов, эти две тысячи — просто капля в море.

Достаточно сказать, что в Латвии сегодня паника всего-то из-за трех сотен человек, прорвавшихся в эту почти двухмиллионную страну. 38-миллионная Польша без большого для себя ущерба могла бы принять всех беженцев, штурмующих ее границу. Естественно, после тщательной проверки, поскольку исключать, что вместе с мирными людьми в Европу могут пытаться проникнуть настоящие провокаторы и террористы, конечно, нельзя. Тем более, что после событий 16 ноября наличие таких провокаторов в рядах беженцев стало очевидным фактом.

Не будем также забывать, что абсолютное большинство из этих двух тысяч человек вообще-то задерживаться в Польше, Литве или Латвии не собираются, они стремятся попасть в Германию. При этом, после того как правительство Финляндии заявило, что готово принять несколько десятков беженцев и рассматривает возможность увеличить эту квоту, эта тема тут же тихо ушла из новостной повестки российских СМИ. Если бы Варшава, Вильнюс и Рига последовали примеру Хельсинки — это стало бы сильным ходом, который выбил ряд козырей из рук пропагандистов.

Как долго все этот будет продолжаться? В поддержании «миграционного кризиса» на границах с Евросоюзом заинтересованы сразу несколько сил. Но, в конце концов, их ресурсы ограничены. Во-первых, это недешево, во-вторых, страшно. Хорошо известно, что и в Белоруссии, и особенно в России приток беженцев из Азии и Африки рассматривают почти исключительно в свете роста террористической опасности. Например, хотя Россия активно участвует в сирийской войне, создавая таким образом вместе с армиями других государств и многочисленными вооруженными группировками, воюющими друг против друга, условия для массового бегства людей из этой страны, на территорию РФ из «дружественной» Сирии не пустили практически никого.

Кроме того, судя по сообщениям из Белоруссии, численность беженцев на белорусско-польской границе почти не увеличивается уже несколько дней. Так что, похоже, что для отвратительного шоу с использованием судеб обманутых людей, того их количества, которое там уже есть, вполне достаточно, а источник их пополнения почти иссяк.

Александр Желенин

Источник

Комментарии