Военные специалисты
EnglishРусский

Общей целью Германии и Японии было сокрушить Советский Союз

Общей целью Германии и Японии было сокрушить Советский Союз

Вплоть до 1945 года японцы были готовы «вести войну вместе со своими союзниками до конца и любой ценой»

Сообщения об активизации военного сотрудничества Японии со странами НАТО дают основания ожидать форсированного вовлечения Страны восходящего солнца в военную стратегию коллективного Запада,  стремящегося санкциями и угрозой войны не допустить укрепления экономической и оборонной мощи КНР и РФ. Японские политики и военные не стесняются распространять такое сотрудничество и на входящую в НАТО Германию. Проведенные недавно у берегов Японии японо-германские военно-морские маневры дают повод напомнить, как две агрессивные державы – нацистская Германия и милитаристская Япония – объединяли усилия для разгрома Советского Союза.

ХХХ

Летом 1941 года, откладывая подготовленное нападение на СССР, Япония делала все возможное, чтобы способствовать агрессии Германии.

Японское руководство  исходило из положений заключенного в 1940 году Тройственного пакта Германии, Японии и Италии. 11 декабря 1941 года между этими государствами было подписано соглашение о совместном ведении войны. В нем предусматривалось, что три государства будут вести войну «всеми средствами, имеющимися в их распоряжении, до полной победы». Имелось в виду достижение победы как над США и Великобританией, так и над Советским Союзом. В соглашении говорилось, что стороны будут сотрудничать «в деле установления нового порядка в духе Тройственного пакта».

Земли, на которых замышлялось установить «новый порядок», включали практически всю территорию  Советского Союза. Рассчитывая на совместную победу над СССР, Берлин, Токио и Рим в договорном порядке «разделили» между собой советское государство, заключив 18 января 1942 года соглашение на этот счет. Три государства обязались объединить и координировать военные действия. В преамбуле этого секретного документа говорилось: «В духе  Тройственного пакта от 27 сентября 1940 г. и в связи с соглашением от 11 декабря 1941 г. вооруженные силы Германии и Италии, а также армия и флот Японии заключают военное соглашение для обеспечения сотрудничества в операциях и сокрушения как можно быстрее военной мощи противников». 

Зоной военных действий вооруженных сил Японии объявлялась  часть Азиатского континента восточнее 70 градуса восточной долготы. Захвату японской армией подлежали обширные районы Западной Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока. Это было официальным оформлением ранее согласованного расчленения СССР на германскую и японскую зоны оккупации с прохождением линии раздела по меридиану Омска.

Сосредоточив у восточных границ  СССР миллионную группировку войск, Токио угрозой нападения  вынуждал советское правительство даже в самые тяжелые периоды борьбы с гитлеровскими захватчиками держать на Дальнем Востоке и в Сибири крупные силы и средства, оказывая этим серьезную помощь Германии. В вышедшей в военном издательстве Японии «Асагумо» 110-томной «Официальной истории войны в Великой Восточной Азии» признается: «В основе отношений Японии и Германии лежала общая цель – сокрушить Советский Союз…  Под верностью Тройственному пакту понималось стремление  не уступать Великобритании и США, обуздать их силы в Восточной Азии, сковать советские войска на Дальнем Востоке и, воспользовавшись удобным моментом, разгромить их».      

В результате более четверти Вооруженных сил СССР не могли принять участия в борьбе с гитлеровскими ордами. Отечественные источники сообщают: «На 1 декабря 1941 г. из  5 495 тыс. человек общего состава Вооруженных сил Советского Союза на Дальнем Востоке и у южных границ находилось 1 568 тыс., или свыше 28%. Из 4 495 танков, имевшихся на вооружении Красной армии в то время, на Дальнем Востоке и у южных границ СССР находился 2 541 танк, из 5 274 самолетов там же оставался 2 951 самолёт». Согласованной с Берлином политикой Токио сознательно затягивал Великую Отечественную войну.

Свидетельством того, что эта политика расценивалась Германией как важный вклад Японии в вооруженную борьбу с СССР, являются телеграммы германского посла в Токио Ойгена Отта германскому министру иностранных дел Риббентропу. В одной из телеграмм сообщалось: «Я имею удовольствие заявить, что Япония готовится ко всякого рода событиям в отношении СССР для того, чтобы объединить свои силы с Германией…  Японское правительство всегда имеет в виду расширение военных приготовлений, наряду с другими мероприятиями, для осуществления этой цели, а также для того, чтобы связать силы Советской России на Дальнем Востоке, которые она могла бы использовать в войне с Германией…»

Задача сковать советские войска на Дальнем Востоке выполнялась Японией на протяжении всей Великой Отечественной войны. В телеграмме МИД Японии от 30 ноября 1941 года послу Хироси Осима поручалось заверить Берлин в том, что, «двигаясь на юг, Япония вовсе не имеет в виду ослабление давления на Советский Союз».     

Выделенные для войны против СССР японские войска не включались в планы сражений на юге и готовились к действиям на севере. В японских источниках указывается, что в обстановке начала войны против США и Великобритании и для продолжения военных действий в Китае Япония сохраняла против СССР до 40% дивизий в Маньчжурии, Корее и метрополии. Существуют и другие цифры. Так, по имевшимся в распоряжении Токийского трибунала сведениям, к 5 декабря 1941 года для нападения на Советский Союз было подготовлено около 50% пехотных дивизий, 75-80% кавалерийских частей, около 65% танковых полков, половина артиллерии и авиации сухопутных сил.

Наиболее антисоветски настроенные политики и военные открыто заявляли, что «империя должна сыграть свою роль в деле окончания германо-советской войны». Влиятельный японский журнал «Кайдзо» поместил в ноябрьском номере 1941 года статью «Новый этап советско-германской войны и Япония», в которой говорилось: «Япония радуется победам своего союзника – Германии и желает ей дальнейших успехов. Япония, несомненно, должна использовать международную обстановку, сложившуюся благодаря победам Германии, в целях выполнения своего собственного великого дела…»

Берлин высоко оценивал помощь Японии в войне против Советского Союза. Риббентроп в телеграмме японскому правительству от 15 мая 1945 года, подчеркивая эффективность японской политики сковывания советских войск на Дальнем Востоке, отмечал, что «Россия должна держать войска в Восточной Сибири в ожидании японско-русского столкновения».

Лживо заверяя советское правительство в стремлении «поддерживать спокойствие в японо-советских отношениях», японское руководство сознательно нагнетало напряженность на дальневосточных рубежах СССР. В годы войны вылазки японской военщины, несмотря на наличие Пакта о нейтралитете, не сократились, а наоборот, их число возросло. В общей сложности  части и соединения японской Квантунской армии (группы армий) во время войны 779 раз нарушали сухопутную границу, а военные самолеты 433 раза вторгались в воздушное пространство Советского Союза. Нарушения территориальных вод СССР японскими судами в 1942 г. были отмечены 64 раза, а в 1943 г. – 123 раза.

Это были целенаправленные провокационные действия. Свидетельством является данное японским Генеральным штабом летом 1941 года обещание германскому командованию «проводить подрывную деятельность на Дальнем Востоке против Советского Союза, особенно со стороны Монголии и со стороны  Маньчжоу-го,  в первую очередь в районе, прилегающем к озеру Байкал».

Обязательство о сотрудничестве в проведении подрывной деятельности военного характера было закреплено в военном соглашении Германии, Японии и Италии от 18 января 1942 года. Посол Японии в Берлине генерал  Осима на Токийском процессе показал, что он систематически обсуждал с рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером мероприятия по проведению тайной подрывной деятельности против Советского Союза и его руководителей.

Трехсторонним соглашением предусматривалось  «сотрудничество в сборе и оценке важной для проведения (военных) операций информации». Японский дипломатический аппарат в СССР всемерно использовался для добывания секретных сведений о военно-промышленном потенциале и Вооруженных силах Советского Союза. Добытые данные регулярно поступали из Токио в Берлин. В одной из телеграмм Риббентроп благодарил японское правительство за ценную информацию и высказывал пожелание систематически «получать таким образом еще больше сведений из России».

Японская военная разведка активно добывал сведения для германской армии. Это подтвердил на Токийском процессе генерал-майор Мацумура, который с октября 1941  по август 1943 года был начальником русского отдела разведуправления Генерального штаба сухопутных сил Японии. В ходе судебного заседания он показал: «Мною систематически передавались для полковника Кречмера (военный атташе германского посольства в Токио) сведения о Красной армии, о дислокации ее частей на Дальнем Востоке, о военном потенциале СССР. Для Кречмера мною передавались сведения  об уходе советских дивизий с Дальнего Востока на запад, о передвижении соединений Красной армии внутри страны, о развертывании эвакуированной советской военной промышленности. Все эти сведения составлялись на основании донесений, поступавших в японский Генеральный штаб от военного атташе в Москве и из других источников».

В мае 1945 года  в Берлине был задержан сотрудник японского посольства Нохара, у которого оказались документы, содержащие секретные сведения о численности и дислокации частей Красной армии, а также данные о состоянии военной промышленности СССР. В своих показаниях Нохара сообщил, что такого рода сведения в течение 1941–1945 гг. регулярно поступали в германское министерство иностранных дел от японских послов в Москве Татэкавы (Ёсицугу) и Сато (Наотакэ).  После войны представители германской армии признавали, что поступавшие из Японии сведения широко использовались при планировании военных операций против советских войск.

Явным нарушением Пакта о нейтралитете были многочисленные случаи нападения японского военно-морского флота на советские торговые суда, причем не только в прилегающих к Японии водах, но и в нейтральных портах и даже в территориальных водах Советского Союза. Это являлось согласованными с германским командованием военными действиями. В одном из пунктов военного соглашения Германии, Японии и Италии закреплялась договоренность  о «совместном планировании войны на море против кораблей противника».

По существу Япония вела на море против СССР необъявленную войну. Еще 6 декабря 1941 года Министерство иностранных дел Японии дало указание послу в Берлине Осиме сообщить об этом германскому правительству. В телеграмме говорилось: «Объясните, что в случае возникновения войны с Соединенными Штатами мы будем захватывать все американские суда, предназначенные для Советской России. Если Риббентроп будет настаивать (на вступлении Японии в войну против СССР), сделайте заявление о том, что Япония не допустит транспортировки военных материалов из США в СССР через японские воды…» Впоследствии японское правительство докладывало германскому министерству иностранных дел о каждой враждебной акции Японии в отношении СССР на море.   

С целью осложнить морские перевозки необходимых для воюющего СССР продовольствия и сырья японские власти закрыли Сангарский пролив между Хоккайдо и Хонсю, что вынудило советские торговые суда пользоваться более опасными морскими путями. Японский императорский флот по существу блокировал Владивосток и другие советские дальневосточные порты. «Чинимые советскому судоходству препятствия были совершенно сознательными и запланированными действиями в целях осложнить положение Советского Союза в войне с Германией…  Это было не чем иным, как прямыми агрессивными действиями против СССР», – отмечали японские авторы.

По представленным Токийскому международному трибуналу данным, за период с июня 1941  по 1945 г. японский военно-морской флот незаконно задержал 178 и потопил 18 советских торговых судов, нанеся убытки советскому судоходству на сумму 637 млн рублей.

И на протяжении всей войны Япония регулярно снабжала военную промышленность Германии дефицитными стратегическими материалами из захваченных на юге районов. В Германию до последних дней войны поступали на японских кораблях и подводных лодках вольфрам, натуральный каучук, цветные металлы.

Хотя после разгрома немцев под Сталинградом японские генералы стали серьезнее относиться к перспективам участия Японии в войне против СССР на стороне Германии, возможность оказания военной помощи Берлину с Дальнего Востока не исключалась. Начальник Генштаба Гэн Сугияма в докладе императору летом 1943 года заявил: «Положение Германии может резко измениться к лучшему в случае нападения Японии на СССР». И даже после поражения германских войск в Курской битве занявший пост премьер-министра генерал Куниаки Койсо заявил 23 июля 1944 года, что «Япония будет продолжать укреплять свои связи с Германией для достижения общих военных целей». В январе 1945 года министр иностранных дел Японии Мамору Сигэмицу говорил, что «японское правительство намерено вести войну вместе со своими союзниками до конца и любой ценой».

И лишь 15 мая 1945 года, после капитуляции Германии японское правительство аннулировало все японо-германские соглашения. Однако это уже не имело никакого смысла…

Анатолий КОШКИН

Источник

Комментарии