Военные специалисты
EnglishРусский

Пилоты разучились летать, речфлот на приколе и упадок походничества

Пилоты разучились летать, речфлот на приколе и упадок походничества

1. Жёсткие запреты и гонка за показателями бывают полезны, но бывают и вредны, ибо могут нечаянно привести к эффекту, противоположному ожидаемому. Вот что пишет читатель fly_dream в комментариях к посту про угнетённых джиперов:https://olegmakarenko.ru/2258822.html?thread=826368646#t826368646

Я думаю, все эти запреты — это результат нашей культуры управления, которая работает на гипертрофированном формализме (бич современности), и единственным критерием успешности управления в котором являются т.н. показатели. Цепочка понятна — начальник сказал: “обеспечить показатели снижения летальных случаев на дорогах”, начальники поменьше спустили приказ на места, а на местах… встаёт вопрос: “а как?” В смысле, не как снизить летальность, а как обеспечить показатели? И тут же ответ: “А давайте что-нибудь запретим?” Ну и всё… количество запретов — это тоже показатели, количество выписываемых по запретам штрафов — тоже показатели, в итоге проходит срок, и наверх отправляются показатели. О запретах. О штрафах. Об очередных инициативах. То, что все эти штрафы и инициативы не влияют на смертность… это на повестке не стоит. Гипертрофированный формализм — это не важно, что и как происходит. Имеет значение только то, как это обставлено в официальных бумагах. Начальник читает кучу цифр, и довольный уходит. Показатели (неважно какие) есть, рост есть, значит бурная деятельность тоже есть, управлением он занимается, и начальник повыше — погладит по головке.В той же авиации, кстати, этот подход бывает, работает не на увеличение безопасности полётов, а с точностью до наоборот. Пример с “мягкими посадками”. Начальство решило, что показатель “мягких посадок” — это и есть показатель качественной работы экипажей и дало команду: “обеспечить!” В итоге экипажам спустились приказы — меньше летать “на руках”, а больше на автопилоте (ибо на руках риск сделать “троечную” посадку выше), а то, что во всём мире признали проблему утраты у экипажей навыков ручного пилотирования, и с ней борются — во внимание не берётся. Итог — Суперджет в Шереметьево. Экипаж в стрессовой ситуации не смог вручную посадить самолёт.Или, опять же, вместо того, чтобы спокойно думать о вопросах захода на посадку, особенно в сложняке — экипаж думает, как бы помягче притереть самолёт, чтобы начальство не выпороло. Итог — Ту-204 во Внуково, пробивший забор, и приехавший на Киевское шоссе. Разумеется все стрелки перевели на экипажи, комиссии там сформулировали свои выводы, но…

2. Известный вам блогер ctakan_divanych рассказывает, как от запретов и формализма страдают речники:https://olegmakarenko.ru/2258822.html?thread=826361478#t826361478

Чем грешит Госдума, а она при постоянном стремлении к популизму не может этим не грешить — стремлением зарегулировать всё и вся. После кораблекрушения “Булгарии” столько пассажирского речфлота встало на прикол, что иначе, как намеренным вредительством никак не объяснить.Для чего Российский Речной Регистр существует при наличии портнадзора — непонятно. Для чего нужен ГИМС — и вовсе не ясно. Но все эти службы являются федеральными и ведут свои правила и свои запретительные учёты при своей совершенно неочевидной полезности.В итоге люди, кому нужно решать свои вопросы судоходства, решают их по-советски, через блат, как например, некий декан в Самаре, зарегистрировавший в ГИМСе ОМика переделанного в яхту, а простые работяги боятся что-то необходимое приварить к корпусу, чтобы не нарваться на “нарушение конструкции”… В общем, идиотизм на марше.

3. Читатель piggly_wiqqly22 считает, что по сравнению с золотыми временами СССР спортивный туризм в России пришёл в упадок:https://olegmakarenko.ru/2258822.html?thread=826392966#t826392966

Во второй половине 80-х активно занимался туризмом. Могу уверенно сказать, что такого как было тогда, сейчас и в помине нет. В какой-нить Абхазии группы шли потоком. Вокзалы в Москве были переполнены людьми с большими рюкзаками, опытный взгляд легко выделял среди них горников-водников-чайников-матрасников. Можно прочирикать про алкоголизм в этих походах, но! робяты, какой алкоголизм, если тебе из дня в день идти в горах по маршруту.Излюбленная тема была спелеотуризм. В СССР, понятно дело, ничего не было, поэтому у нас в клубе были свои каски-фонарики (вы когда-нить видели ацетиленовый фонарь?), акваланги-гидрокостюмы, жумары-лепестки, верёвки-лестницы. И 3-4 больших экспедиции в год. Постоянные занятия в бассейне “Чайка” и тренировки по скалолазанию.Несколько лет назад был в тех местах, куда ездили в Абхазию. НИКОГО… Что-то похожее, бледную тень былого, видел в Приэльбрусье.Водные походы на байдарках, можно сказать, мол в СССР не было байдарок, но это брехня. Байдарки постоянно продавались в магазине “Турист” (ныне его нет). Но главное, их можно было и не покупать, на ул. Подбельского работал прокат турснаряжения (сейчас его нет. впрочем не уверен). Уверен, что тру подпоручики заявят, что это байдарки не той системы.Чего реально тогда не было, так это возможности купить красивое, фирменное, заграничное. Зато сейчас она есть. А спелеоклуба нет. Совпадение?

Понятное дело, сейчас появилось много альтернатив традиционному походному туризму. Тот же автотуризм стал гораздо доступнее и удобнее. Да и путешествовать, при желании, теперь можно по всему миру, а не только по родным горам и тайге.

Олег Макаренко

Источник