Военные специалисты
EnglishРусский

Варшава приказала палить в мигрантов от радости?

Варшава приказала палить в мигрантов от радости?

У лагеря мигрантов, пытающихся попасть из Белоруссии в Польшу, раздаются звуки выстрелов — такое сообщение со ссылкой на белорусский Погранкомитет появилось в СМИ вечером в понедельник, с уточнением, что стрельба ведется с польской стороны. Чуть ранее стало известно, что у польских пограничников объявлена боевая тревога и антитеррористические подразделения переброшены к польско-белорусской границе в район пропускного пункта Брузги.

Этот кризис вызвали сотни нелегальных мигрантов, который днем в понедельник начали штурм проволочных заграждений, установленных поляками на границе с Белоруссией. В Варшаве подозревают, что марш примерно тысячи нелегалов, выдвинувшихся в их сторону из белорусского Гродно, — это провокация, и что власти в Минске используют мигрантов в качестве трансграничного оружия. Промежуточной целью, по мнению ряда польских политиков и чиновников, является чья-нибудь гибель.

Впрочем, есть и другая версия. В соответствии с ней, Александр Лукашенко, фактически закрывший с прошлого года границы Белоруссии для выезда ее граждан без «серьезных оснований» куда бы то ни было, кроме России, добивается теперь полного закрытия своей страны от внешнего мира. Для этого используются мигранты из Ирака и Сирии, которых не просто допускают, а практически организовано доставляют на границы Белоруссии с соседними странами ЕС: Латвией, Литвой и Польшей.

Лукашенко якобы хочет, чтобы государства Евросоюза теперь сами полностью заблокировали границы с Белоруссией — не только для нелегалов, но и для всех, кто пытается въехать в ЕС, пусть даже на законных основаниях. Это, кстати, отрежет и россиян от одного из сухопутных путей в Европу. Но главное, что Белоруссия сама окажется в изоляции со всех сторон, кроме России.

Тут правда, есть некий парадокс: некоторые оппозиционеры в Варшаве считают, что происходящее устраивает не только Лукашенко, но и действующее польское правительство. Правящая в Польше правопопулистская партия «Право и справедливость» ведет себя так, словно она тоже заинтересована в том, чтобы страна оказалась в полной изоляции, и избиратели начали действовать в логике «осажденной крепости». А значит, поддерживали действующее правительство не потому, что оно работает эффективно, а из страха перед вторжением извне (или просто радикальных перемен).

События, заставляющие говорить об этом, происходят буквально одно за другим. Совсем недавно польские власти пошли на жесткое противостояние уже не только с Еврокомиссией, но и вообще со всей правовой системой Европейского Союза. За отказ привести свое законодательство в соответствие с нормами ЕС, поляков лишили части европейских дотаций и обязали платить один миллион евро за каждый день «просрочки». Конкретно — до тех пор, пока судебное законодательство и правовые акты, регулирующие работу СМИ, не будут приведены к общеевропейскому стандарту.

Неформальный лидер оппозиции в Польше — это сейчас, пожалуй, бывший председатель Евросовета Дональд Туск. И нынешний конфликт дает властям возможность свалить все на него, обвинив в сговоре с ЕС с целью прорваться к власти. Попутно на Туска, традиционно симпатизирующего немцам, можно «повесить» и частичное закрытие границы с Германией, которое было введено в связи с тем, что немецкая полиция считает польских коллег неспособными надежно защитить границы от нелегальных мигрантов. Тысячи иракцев и сирийцев, подавших в последнее время прошения о статусе беженца в ФРГ, и которым удалось попасть туда именно из Белоруссии, служат тому доказательством.

Для самой же Польши все это крайне важно еще и с учетом того, что уже в 2022 году в стране пройдут масштабные муниципальные выборы, а годом позже предстоит избрать новый парламент. При этом есть шанс, что правительство до 2023 года не продержится, так что парламентские выборы придется проводить раньше.

В рамках борьбы с внутренней оппозиции власти Польши вспомнили и о старых претензиях к первому посткоммунистическому президенту страны, лидеру профсоюза «Солидарность» Леху Валенсе, историческую роль которого большинство поляков по-прежнему оценивают позитивно. Лидер ныне правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский всегда критиковал Валенсу и относился к числу тех поляков, которые считали справедливыми обвинения против экс-президента в сотрудничестве со спецслужбами Польской народной республики при коммунистах в 1970-е годы.

Теперь бывшего лидера «Солидарности» собираются судить за дачу ложных показаний: он отрицал, что найденные несколько лет назад документы, включая донесения в качестве агента для польских служб безопасности, писал он лично. Графологическая же перспектива, как заявляют власти, показала обратное.

Надо заметить, что внутренняя оппозиция тоже не сидит сложа руки. Недавно стало известно, что тридцатилетняя полька стала первой задокументированной жертвой радикально консервативного законодательства об абортах, продавленного через Конституционный суд партией Ярослава Качиньского. По версии оппозиции, она умерла из-за того, что врачи выжидали, боясь делать аборт даже в откровенно критической ситуации, поскольку им за это грозило уголовное преследование. Результатом скандала стали масштабные акции протеста по всей Польше.

Действительно, нынешним польским властям (как и Александру Лукашенко), в принципе, выгодно, чтобы страна, фигурально выражаясь, оказалась в кольце фронтов. Это позволит им укрепить позиции накануне двухлетнего избирательного марафона. Так что применение белорусскими властями живого «миграционного оружия» отчасти оказалось для правящей в Польше партии тем самым «несчастьем, которое помогает» — при потенциальном отсутствии счастья электорального.

Польша раньше практически не принимала беженцев, (кроме, разве что, белорусов и украинцев), и страх перед нелегалами может снова отдать власть там в руки правопопулистов. Такой вот сложился неожиданный белорусско-польский тандем.

Иван Преображенский

Источник