Военные специалисты
EnglishРусский

Если отвергнуть демократию, то что взамен?

Если отвергнуть демократию, то что взамен?

Недавно я стал свидетелем довольно забавной и одновременно грустной сцены в одном из московских супермаркетов. Молодой человек в униформе этой торговой сети что-то авторитетно объяснял собравшимся вокруг него коллегам в таких же нарядах. Те молча, с уважением внимали явному лидеру этого сообщества, лишь иногда смущенно улыбаясь. «Демократия — это обман!», — провозглашал молодой человек с видом знатока.

Я взглянул на его слушателей — возражений с их стороны не последовало… Можно было бы, конечно, просто посмеяться над невежеством новоявленного вождя и спросить его, например, где он увидел у нас демократию? Или, еще лучше — задать вопрос, какое отношение демократия, как форма организации политической власти, имеет к социально-трудовым проблемам, с которыми, судя по всему, сталкиваются работники этого супермаркета и которые, вероятно, толкают их в объятия подобных «мессий»…

Времени вступать в идеологическую дискуссию у меня не было, и я поспешил по своим делам. Однако осадок, как говориться, остался.

Конечно, можно было бы рассматривать подобный случай как единичный, но атмосфера, складывающаяся сейчас в нашем обществе, таких надежд не оставляет. К сожалению, описанный случай — как раз достаточно типичный, демонстрирующий тенденцию снижения среди россиян ценности демократии. Вероятнее всего подобные лжепророки, получающие тем большее влияние и авторитет, чем хуже социально-экономическая ситуация в стране, чем меньше что-то зависит от рядовых граждан на производстве и по месту жительства; опирающиеся к тому же на мнение соответствующих телеэкспертов, внушающих российским зрителям уж точно не демократические ценности, будут появляться в нашем обществе то здесь, то там с достаточной регулярностью.

Существующая социология в этом смысле не дает утешительных прогнозов. Так, например, согласно одному из последних исследований политических и ценностных установок россиян, лишь 44% россиян считают себя людьми демократических убеждений. Фактически можно констатировать, что люди определенно демократических взглядов в стране, как минимум, уже несколько лет составляют меньшинство.

Зато количество тех, кто не разделяет демократические убеждения в нашем обществе неуклонно растет, в том числе, за счет тех, кто ранее затруднялся сформулировать свою позицию по этому вопросу. Как говорится, тенденция налицо, что говорит о большей, чем прежде, поляризации общества.

Однако самое интересное это партийная принадлежность респондентов тех, кто сам себя называет левым и социалистом. Встречаются данные, что в «Единой России» таковых чуть ли не каждый десятый. Впрочем то, что правящая партия, как пылесос, втягивает в себя людей всех политических взглядов и оттенков, конечно, не удивляет. Можно иметь какие угодно взгляды, но секрет успешного партийного карьериста известен: не выпячивать их и всегда соглашаться с начальством.

Более удивительно (впрочем, только на первый взгляд) кажется то, что среди членов КПРФ число сторонников левых идей на самом деле меньше половины. Тут в пору задаться вопросом, а каких же тогда взглядов придерживается большинство членов этой «главной оппозиционной силы» страны.

Но если не левых, то каких? Здесь на память приходит анекдот про мужчину, который приходит в роддом и интересуется у доктора, кто у него родился. «Мальчик?», — спрашивает он. «Нет», — отвечает врач. «А кто?», — недоумевает мужчина…

Так вот не будем уподобляться этому «интеллектуалу». Констатируем и ранее известный нам факт — КПРФ не является не левой, ни социалистической партией. Коммунистической, естественно, тоже не является, поскольку коммунизм это безгосударственное общество, а наши коммунисты без государства жизни не видят. Кроме того, согласно марксизму-ленинизму, которым по привычке еще иногда клянутся партийные босы КПРФ, социализм — первая стадия коммунизма, а стало быть, коммунистам по штату положено быть и социалистами. Но, как видим, не срастается это у них…

Но вернемся к тому, с чего начали — к демократии. Если люди отвергают демократию, то что они принимают вместо нее? Это так же очевидно, как и предполагаемый ответ мужчине из упомянутого выше анекдота: если не мальчик, то девочка — без вариантов. Если мы отвергаем демократию, то принимаем ее противоположность — автократию и диктатуру. Да что там «принимаем», уже давно приняли. Другое дело, если так, то стоит ли тогда жаловаться на ущемление избирательных и прочих прав и свобод?

Открытым остается вопрос о том, готово ли то относительное меньшинство сторонников демократии, которое сумело сохраниться в нынешних условиях, бороться за свои ценности и дальше, чтобы когда-нибудь в перспективе стать большинством.

Александр Желенин

Источник

Комментарии