Военные специалисты
EnglishРусский

Претендует ли Россия на архипелаг Шпицберген.

Претендует ли Россия на архипелаг Шпицберген.

Задайте прямой вопрос любому официальному лицу нашей высшей власти о претензиях, которые, мол, сохранились в сторону арктического архипелага Шпицберген, и получите однозначный ответ: Россия вообще ни на что не претендует.

Да, по делам видно, вроде ни на что не претендует, судя по тому же Донбассу — дайте нам жить спокойно в Москве, не задирайте нас, и мы вас не будем трогать, а в проблемных регионах хоть трава не расти.

Тем не менее, наш ВВП дал чёткий посыл всему миру ещё перед летней встречей с Байденом, когда на переполненном стадионе заявил в марте, что Россия признаёт возникшие в результате распада СССР “квази-государства” в их нынешних границах, но если правители этих как бы независимых республик продолжат агрессивную политику против Российской Федерации, их государственность будет Москвой прекращена.

Слова были громкими, но их никто не услышал, и множество красных линий, обозначенных Кремлём, было и США, и НАТО, и Украиной, и Грузией, и Молдавией спокойно и нагло преодолено, и ничего они не получили за свою наползающую агрессию. Вон, договорились с Молдавией газ ей поставлять по очень дешёвой цене.

Тем не менее, слова сказали, а значит у нынешних российских элит есть определённые претензии на внешнем фронте.

К той же Норвегии, которая сейчас активно размещает у себя контингенты американских военных и американские стратегические бомбардировщики-носители крылатых ракет с ядерными зарядами.

Дмитрий Медведев, будучи президентом, вроде как “просел” под Запад — дружил с Обамой, закупал военную технику у стран НАТО. Он отдал Норвегии огромный кусок Баренцева моря, величиной с Челябинскую область, который СССР всегда считал нашим.

Мол, Норвегия этого не признавала, мы не могли там ловить рыбу и разрабатывать шельф. Теперь мы тем более не можем, но в другом спорном районе, который ООН утвердила за нами, мы делать это можем.

Объяснения странные, тем более, что Госдума одобряла уступку на тайном заседании — все они знали тогда, что их решение с нехорошим запахом.

Норвегия тогда утвердила этот день как национальный праздник — победили русских.

Тем не менее, другие вопросы с Норвегией всё-таки остаются нерешёнными.

Первый — остров Медвежий, равноудалённый от Норвегии и Шпицбергена. Остров открыли ещё русские моряки, и по результатам Второй мировой войны Сталин требовал передать остров Российской Федерации (СССР, а в нём — РСФСР). Норвегия настаивала на совместном владении, вопрос так и завис, и до сих пор не решён.

Второй — архипелаг Шпицберген. С ним как бы понятно — в тяжёлые 1920-е годы молодая Советская республика согласилась, что Шпицберген будет принадлежать Норвегии, но РСФСР сможет его эксплуатировать и эксплуатировать его акваторию по своему усмотрению.

У России сейчас там город Баренцбург — 500 жителей. Именно, город, а не посёлок. В США города начинаются со 100 жителей. Посёлок от города отличается радикально.

В Баренцбурге работает убыточная угольная шахта, а ещё три городка законсервированы — Пирамида, Грумант и Колсбей.

Либеральные политики и активисты многократно продвигали норвежскую идею, мол, России не выгодны эти поселения и, ради экономии, их следует убрать и совсем уйти со Шпицбергена.

Но, все эти трудные годы, Кремль упорно удерживал российские поселения на Шпицбергене.

Где российские граждане, туда всегда могут прийти российские войска для их защиты.

Потому точку в вопросе о спорном острове Медвежий и огромном архипелаге Шпицберген ставить рано — в связи с глобальным потеплением значение островов меняется, а Россия собралась плотно держать под своим контролем стратегический Северный морской путь. Отсюда все предпосылки к тому, что эскалация в этом регионе Арктики будет стремительно нарастать.

А что вы об этом думаете? Пишите комментарии, подписывайтесь на канал и читайте книги Алексея Наста на Литрес и на множестве других сайтов на просторах бескрайнего Интернета.

Алексей Наст

Источник

Комментарии