Военные специалисты
EnglishРусский

Может, нам лучше будет жить под властью роботов?

Может, нам лучше будет жить под властью роботов?

Легендарный банкир Ротшильд, который разбогател на шпионских донесениях о передвижении войск под Ватерлоо, отлил на века закон: «Тот, кто владеет информацией, владеет миром». Президент Путин любит повторять фразу, что тот, кто первым создаст искусственный интеллект, будет властелином мира. Однако ни Натану Майеру Ротшильду, ни Владимиру Путину не приходило в голову, что завладеть информацией может робот, который присно и навеки веков станет хозяином нашей планеты.

Когда это произойдет? Артур Кларк — лучший прорицатель в истории человечества, сделал прогноз: «К 2020–2025 годам искусственный интеллект достигнет в своем развитии уровня человеческого мозга. На Земле начнется сосуществование двух форм жизни, причем вторая эволюционирует со скоростью, недоступной биологической форме». Есть основания полагать, что прогноз оправдался, перелом наступил, но мы, пребывая в потоке времени, просто не отдаем себе отчет в произошедшей революции.

Самый свежий скандал — блокировка в Германии популярных YouTube-каналов RT, что вызвало бурю эмоций у российских политиков. Политики всегда негодуют, это обычное состояние, как мышечные спазмы у футболиста. Мне кажется, в сюжете важен иной аспект. Вне зависимости от справедливости наказания, вердикт вынесен искусственным интеллектом. Во многих соцсетях автомату предоставлено, по существу, монопольное право распоряжаться судьбами людей. Большую часть решений о блокировке принимает машина, которая следует слепым алгоритмам и часто доходит до абсурда — к примеру, в Facebook и Instagram в недельный бан отправлялись люди, просто упоминавшие «крамольную» фамилию Хохлов.

Каюсь, я сам пел гимны грядущей цифровизации и говорил, что деловой ужин Билла Гейтса и Стива Джобса имел бы для истории больше значения, чем переговоры на высшем уровне самых влиятельных президентов. Но долго ли еще владельцы IT-гигантов будут сохранять контроль и вправлять мозги искусственному интеллекту? Одно из его непременных качеств — возможность самообучения и саморазвития, что свойственно живым системам. Отец кибернетики Норберт Винер предостерегал: «Человек, конечно, может нажать кнопку и остановить машину. Но, поскольку мы полностью не владеем всеми процессами, происходящими в машине, мы легко можем оказаться в неведении относительно того, когда следует нажать кнопку».

Таким образом, пострадавшие могут успокоить себя тем, что первыми попали под жернова прогресса. В какой-то мере они стати товарищами по несчастью с Дональдом Трампом, которого во время предвыборной кампании, несмотря на десятки миллионов подписчиков, элементарно забанили в социальных сетях. Но если с президентом США решение принимали люди (пусть даже пристрастные), то сейчас с задачей управился холодный робот. Попутно надо сказать, что в YouTube работают 10 тысяч живых цензоров, но что это за публика, каков профессиональный уровень и какие у них этические принципы, никому неведомо, хотя влияние на реальную жизнь у анонимных прокуроров-модераторов, которым не нужны ни адвокаты, ни судебные разбирательства, больше, чем у ООН, МОК и ШОС вместе взятых.

В настоящий момент у правительств, в том числе России, нет возможности противостоять IT-гигантам, которые владеют монопольными правами на социальные сети. После выборов в США об этом говорили такие мировые столпы, как Макрон и Меркель, но лишь обреченно зафиксировали проблему. Недавно член Верховного суда США Томас Кларенс заявил, что цифровые монстры чувствуют себя выше закона и контролируют информационное пространство. Странно, что судью на мыло не отправили. IT-гигантов не тронь, это крупнейшие спонсоры предвыборных кампаний. Правда, есть опасность, что в выгодный момент они переметнутся на другую сторону.

Единственная возможность — создание национальных платформ и социальных сетей, сравнимых с транснациональными гигантами. В России имеются такие проекты, но пока великая Ольга Бузова и непревзойденный Хабиб Нурмагомедов сидят в Instagram, перспектив у них нет. В российском Rutube жизни не больше, чем в скелете замерзшего мамонтенка.

Математическая школа в России сильная, однако для решения масштабных задач квалифицированных программистов катастрофически не хватает. После ареста при невнятных обстоятельствах основателя Group-IB Ильи Сачкова атмосфера в отрасли такая, что грозят открыться кингстоны для утечки умов на Запад. Об этом прямо говорят запуганные коллеги Сачкова, который был одним из лидеров отечественной IT-отрасли. Впрочем, молодых да ранних у нас не любят. Можно припомнить Павла Дурова, которого можно было бы на руках носить. Ан нет, выдавили из страны.

Министерство связи и массовых коммуникаций считает, что российский рынок нуждается в миллионе программистов, а сейчас в отрасли их только пятьсот тысяч. При этом лишь 60% сертифицированы, остальные — самоучки. Российские вузы в год выпускают тридцать тысяч специалистов этого профиля. Для сравнения, в США работает четыре миллиона программистов, в Индии — три миллиона, в Китае — два миллиона. Впрочем, даже в этих странах программист — самая дефицитная профессия. Легче всего в США получить Green Card именно им. Почему-то среди миллионов гастарбайтеров в России программистов не заметно, а в правительстве лоббистов для их заманивания, в отличие от строительной отрасли, не находится.

Может быть, возьмем не числом, а умением? В последние годы в США в среднем публикуется десять тысяч научных работ в области искусственного интеллекта, регистрируется полторы тысячи стартапов, в Израиле — четыре тысячи, в Германии — сто. В России — всего двадцать стартапов и, по данным за 2018 и 2019 годы, ни одной публикации за рубежом. Если формула о властелине мира верна, то пока России сия участь не грозит. А вот унижения от иноземных IT-гигантов мы и дальше будем претерпевать, не имея возможности конвертировать патриотическое негодование в амбициозные технологические проекты.

Только не надо думать, что искусственный интеллект эволюционирует исключительно в границах западной цивилизации. Из Китая пришла новость о разработке технологии, которая позволяет распознавать в разговоре юмор и сарказм. В неумолимом наступлении цифровых технологий юмор оставался последним редутом, который был не подвластен искусственному интеллекту. Теперь робот начнет весело мигать диодами, когда, к примеру, услышит из Раневской — «Если больной очень хочет жить, врачи бессильны». Когда-то академик Колмогоров приводил эту шараду в качестве доступной только человеческой логике.

Фантасты наделяли умных киборгов какими угодно достоинствами, за исключением одного — чувства юмора. В замечательном фильме «Его звали Роберт» обаятельный андроид РБ-235, которому был придан облик его создателя Олега Стриженова, поставил Михаила Пуговкина в тупик таким признанием: «Понятия „шутка“ в моей системе не существует. Оно субъективно». Узурпация юмора — последний удар по надеждам человека сохранить верховенство в этом мире.

Главный результат пандемии COVID — тотальная деградация умственных способностей человека. На этом фоне захват власти искусственным интеллектом может пойти Homo sapiens на пользу. И, конечно, робот может хорошо посмеяться над близоруким человеком, никакими последствиями ему это не грозит.

Сергей Лесков

Источник

Комментарии