Военные специалисты
EnglishРусский

Что предпримет Европа после зимнего газового кризиса

Что предпримет Европа после зимнего газового кризиса

В Европе продолжает свое развитие крупнейший за последние годы энергетический кризис. Из-за дефицита газа уже начали закрываться некоторые предприятия, цены на электричество и горячую воду для потребителей растут. Европейские ПХГ наполовину пусты, и все это происходит на фоне начала отопительного сезона. Старому свету этой зимой придется несладко. Но что будет потом, когда кризис завершится и вернется весеннее тепло? Какие выводы будут сделаны из происшедшего?

Несомненно, руководство ЕС свои выводы сделает, и они могут оказаться весьма радикальными. Давайте попытаемся уже сейчас представить, как может измениться энергетический рынок уже в 2022 году.

Кто виноват?

Прежде всего, явно будут искать главного виновного, и на его роль, увы, идеально, по мнению западного мира, подходит «Газпром». Российский монополист даже особо и не скрывает, что поддерживает искусственный дефицит в Европе для того, чтобы быстрее продавить разрешение на запуск «Северного потока-2». Ситуация действительно не вполне однозначная.С одной стороны, госкорпорация действует строго в рамках действующих контрактов, ничего не нарушая с точки зрения буквы закона. Более того, в том, что Европа, усиленно ставившая препоны на пути реализации российско-германского трубопровода, в итоге сама оказалась без газа, есть некая «кармическая» справедливость. С другой стороны, действия, вернее, бездействие «Газпрома» по своей сути является применением газопровода в качестве инструмента экономического и политического давления на Брюссель, то есть, тем самым «энергетическим оружием», про опасность которого столько кричали американские политики и их союзники в ЕС. Быть может, тактически Москва и сможет добиться своего, запустив «Северный поток-2», но стратегически от такого подхода он только проиграет. Не забудут нам и не простят подобного геополитического давления на «цивилизованный» Запад. Для «Газпрома» в самом лучшем случае это означает, что Евросоюз будет настаивать на либерализации поставок газа по новой трубопроводной сети. В частности, 50% мощностей «Северного потока-2» могут уйти к «Роснефти», о чем мы подробно рассказывали ранее.

Уход от спота к форварду?

Вероятнее всего, руководство ЕС пересмотрит свое отношение к нынешней системе ценообразования на газ. Напомним, что с 60-х годов прошлого века в Старом свете действовала модель, основанная на долгосрочных экспортных газовых контрактах (ДСЭГК). Цена на «голубое топливо» индексировалась в зависимости от биржевой стоимости нефти, солярки или угля. Применялась формула «бери или плати», удобная именно для поставщиков. Однако большие изменения внес кризис 2008-2009 годов, когда реальные рыночные цены оказались ниже тех, что были в долгосрочных контрактах. Импортеры начали настаивать на рыночных ценах, определяемых на биржах. Стоимость «голубого топлива» формируется и меняется в зависимости от массы факторов: погоды, наполненности ПХГ и т.д. В 2020-м году пандемия коронавируса уронила биржевые котировки до аномально низких значений, а в 2021-м тысяча кубометров газа на хабах ставит исторические рекорды. Итак, какие выводы могут сделать из происшедшего европейские власти? Во-первых, будет разумным перейти от спотовых контрактов, действующих всего месяц, на долгосрочные форвардные контракты, которые распространяются на сезон, а то и на целый год. Законтрактовав определенные, просчитанные заранее, объемы поставок, потребители смогут подстраховаться, даже если потеряют на разнице в цене.Во-вторых, возможно, что европейские партнеры решат увеличить долю долгосрочных контрактов на поставки газа по трубопроводной системе.

«СПГ-пром»?

Также не исключено, что европейский энергетический кризис вынудит Вашингтон принять радикальные шаги для обеспечения энергобезопасности своего союзника в Старом свете в лице НАТО. Можно даже не сомневаться, что вскоре начнется активная информационная кампания против «Газпрома», которого обвинят в использовании поставок газа как геополитического оружия. Американские политики будут говорить, что они, дескать, предупреждали «кузенов», но те их не послушали, и вот как нехорошо получилось. Взамен российскому газу США давно пытаются пристроить свой СПГ. Да вот проблема: частные компании сами решают, куда его продавать. Вот стало в Юго-Восточной Азии выгоднее, они туда и направили свои танкеры. И что тут поделаешь? Единственным решением будет перевод этого вопроса из экономической в политическую плоскость. Власти США при желании могут взять под свой контроль весь экспорт газа, установив монополию для государственной корпорации, сделав свой аналог «Газпрома». Такое не приветствуется, но в этом нет ничего невозможного, если так решит Дядя Сэм. Подробнее мы о некоторых сценариях создания американского «СПГ-Прома» уже рассказывали ранее. Таким образом, по итогам завершения газового кризиса в ЕС просматриваются следующие тенденции: большая централизация энергетического рынка на Западе при попытке навязать более либеральную модель России как крупнейшему экспортеру.

Сергей Маржецкий

Источник