Военные специалисты
EnglishРусский

Удастся ли России отказаться от нефти и газа

Удастся ли России отказаться от нефти и газа

Россия начинает трансформироваться вслед за стремительно меняющимся миром. Премьер-министр Михаил Мишустин назначил «десницу Путина» вице-премьера Андрея Белоусова куратором процесса национального энергоперехода. Удастся ли нашей стране своевременно построить углеродно-нейтральную экономику, и какими путями для этого стоит пойти?

Понятное дело, что все это происходит не от хорошей жизни. Российский бюджет критически зависит от экспорта углеводородов и прочего сырья, а в Европе и Китае, главных наших рынках сбыта, поставили целью довести потребление ископаемого топлива до нуля уже к 2050 и 2060 годам соответственно. Это совсем скоро, время пролетит, не успеешь и глазом моргнуть, а снижение потребления начнется намного раньше и будет только нарастать.

Все серьезно

Логика ЕС, США и КНР понятна: они переводят свою экономику на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), сокращая эмиссию углерода в атмосферу. Однако при это возрастают издержки европейских, американских и китайских производителей, которые вынуждены использовать более дорогую «зеленую» энергию. Чтобы ликвидировать эту несправедливость, Брюссель, Вашингтон и Пекин готовы ввести так называемый «углеродный налог» – дополнительные платежи, которые должны сделать иностранные экспортеры за право доступа на эти рынки сбыта своей продукции, имеющий высокий «углеродный след» при ее производстве. Таким образом, они по идее должны сравняться в уровне расходов с конкурентами, лишившись необоснованного преимущества. К сожалению, в число этих экспортеров попадает и Россия наравне с такими странами, как Украина, Алжир, Белоруссия, Албания, Турция, Египет и Марокко. Углеродный след будет высчитываться как по прямым выбросам (категория scope 1), так и по косвенным (категория scope 2), под которыми понимаются выбросы углерода при производстве электроэнергии, тепла, комплектующих и сырья на конкретном предприятии. Желающим сбывать свою продукцию на европейском, американском и китайском рынках придется покупать специальные сертификаты на выбросы. На первом этапе от дополнительного финансового бремени пострадают российские производители цемента, железа и стали, алюминия, удобрений и электроэнергии. Что гораздо неприятнее, в дальнейшем под «углеродный налог» подпадет экспорт нефти и газа, а также продуктов их переработки. С учетом того, что федеральный бюджет у нас критически зависит от экспорта углеводородного сырья, для России «зеленая инициатива» представляет серьезнейшую угрозу. И ведь ничего не поделаешь, придется как-то приспосабливаться. Но как?

Национальный энергопереход

Следует отметить, что подготовка к трансформации началась уже некоторое время назад. Федеральные власти поспешно формировали профильные комитеты и проводили совещания в закрытом режиме. О том, насколько дело серьезно, может свидетельствовать назначение куратором проекта «десницы Путина» Андрея Белоусова, который одновременно отвечает за «раскулачивание» российских олигархов.Вице-премьер образно сравнил происходящие в мире процессы с промышленной революцией ХVIII-XIX веков и научно-технической революцией второй половины XX века. По его словам, основными направлениями деятельности правительства будут: обеспечение технологической модернизации производства, мотивирование бизнеса к переходу на более экологичное производства, а также практическое воплощение «зеленых» климатических инициатив в хозяйственную деятельность. Звучит хорошо, но несколько обобщенно. Давайте попытаемся самостоятельно представить, что необходимо сделать для того, чтобы наша страна успешно пошла в ногу со временем, а не осталась навсегда в числе догоняющих аутсайдеров.Прежде всего, хочется сказать пару слов о возобновляемых источниках энергии. Сама по себе идея перестать зависеть от ископаемого топлива, запасы которого ограничены, хороша, поэтому развитие ВИЭ стоит только поддержать. Вопрос лишь в том, какова будет доля «зеленой» энергетики в общем энергобалансе. Недавние события в Техасе показали, что альтернативные источники энергоснабжения имеют весьма существенные риски: лопасти ветрогенераторов могут обледенеть и перестать крутиться, а то и вовсе быть поваленными ураганными ветрами, солнечные панели может засыпать снегом или повредить песком и т.д. Это означает, что нельзя делать ставку исключительно на «зеленую» энергетику, подменяя ею традиционную. Они должны между собой взаимодействовать, а ВИЭ – не заменять, но дополнять.Также нам необходимо определиться, для чего конкретно России нужна «зеленая» энергетика: стать действительно углеродно-нейтральной страной или просто сохранить свою долю на зарубежных рынках? Если властям нужно удержаться на экспортных рынках, тогда нужно уже сейчас начинать строить ветропарки, ставить солнечные панели, биогазовые установки и прочие источники ВИЭ, чтобы получить достаточное количество «зеленых» киловатт для использования их в промышленном производстве и при добыче и транспортировке природных ресурсов. Эту энергию возможно использовать как напрямую, так и опосредованно, применив в процессе выработки «зеленого водорода», который также будет задействован в создании углеродно-нейтральной продукции. В принципе, ничего фантастического тут нет, надо брать и делать, раз уже таковы новые правила игры. Если же мы хотим сделать по-настоящему углеродно-нейтральной всю нашу экономику, то задача становится несравненно сложнее. С одной стороны, придется последовательно отказываться от угольной генерации с переходом к газовой, а также к атомной энергетике. Дело правильно и хорошее, но для получения убедительного результата надо проводить масштабную газификацию своей страны, строить АЭС в России, а не за рубежом. Нужно что-то делать в плане постепенного отказа от транспорта с ДВС. Но на что их тогда менять, на электромобили, которые являются тупиковой ветвью эволюции, или же переходить на газ в качестве топлива для автомобилей? Скорее, второе. С другой стороны, было бы неплохо навести порядок в нашем лесном хозяйстве, где ежегодно выгорают миллионы гектаров тайги, выбрасывая в атмосферу облака углекислого газа. Для этого необходимо восстановить федеральную службу Лесной охраны, придав ей соответствующие полномочия, материально-техническую базу и финансирование, а также начать процесс возрождения выгоревших лесов. Восстанавливая «легкие планеты», Россия внесет свой существенный вклад в борьбу с глобальным потеплением.

Сергей Маржецкий

Источник

Комментарии