Военные специалисты
EnglishРусский

Путин forever

Наши либералы и свидомые украинцы в дискуссиях с нами, россиянами-государственниками, в качестве последнего аргумента почти всегда используют Путина. Дескать, мы, ведомые стадным чувством (говорят либералы) или страхом (украинцы), голосуем за него, вместо того чтобы весело менять президентов каждые шесть лет.

Путин forever

На самом деле ни стадное чувство, ни тем более страх тут ни при чем. Выбираем мы его вот уже четыре раза по другой причине. С украинцами спорить проще, ибо они никогда не могут объяснить, как так получается, что их гастарбайтеры едут в разваливающуюся «рашку», а россиян в их процветающую нэньку на работу не заманишь. Да и вообще куда бы то ни было. С либералами чуть сложнее, поскольку они живут в тех же городах, ходят по тем же улицам и бывают в тех же магазинах, что и мы сами. И жаркие интернет-баталии крутятся вокруг такой темы: они видят проблемы, в мы вроде бы нет. И ведь это действительно так. Проблемы мы, конечно, видим, но относимся к ним терпимее, что ли. А почему?Мы по-разному относимся к новостям. Их вечное «лучше бы пенсионерам раздали» — это суть наших разногласий.Дело в том, что они исходят из примитивной, но порой действенной мысли: на нас никто не собирается нападать, поэтому все доходы нужно направлять не на оборону, а на улучшение жизни населения. Согласитесь, не очень стойкие умы могут заколебаться, так как никто не против новой машины и дома с бассейном. Однако либерал впадает в легкий ступор, если его спросить: так ты что, против конкуренции? Ибо всякий либерал — это почти либертарианец, свято верящий в невидимую руку рынка и законы капитализма. Он никогда не против конкуренции, а наоборот, ярый ее сторонник.Но тогда получается, что, например, те же США никак не могут любить Россию или Китай, поскольку проигрывают нам конкурентную борьбу: Китаю — тотальную, а нам — локальную, за европейский рынок газа. И, как известно даже либералам, американцы вставляют палки в колеса «Северному потоку – 2», используя исключительно политические, а совсем не капиталистические методы конкуренции. Так же политически они давят на китайцев. Причем, гораздо сильнее, чем на нас, — дело может дойти до войны. Борьбу за глобальные рынки, как правило, сопровождают реки крови.Поэтому мы, государственники, выбирая между улучшением жизни и расходами на оборону, всегда отдаем предпочтение вооружению. А либерально настроенные сограждане, искренне верящие в добрые намерения сияющего града на холме, не допускают мысли о том, что Америка может на нас напасть. Разница между нами в том, что они уверены, будто страна стоит перед выбором между «плохо» и «хорошо», а мы, умные, понимаем, что речь идет о жизни и смерти. Вооруженный до зубов капитализм довольно жесток и не остановится ни перед чем, что за последнюю четверть века неоднократно демонстрировал всему миру. В периоды кризиса никто не хочет менять главу государства, Россия не единственная. Например, американцы четыре раза выбирали Рузвельта — его правление пришлось сначала на Великую депрессию, а потом на Вторую мировую войну. Так что ничего удивительного, что страна голосует за Путина — мы ощущаем, что живем в предвоенное время.А либералы о грядущей, вполне вероятной войне не думают и опасности не чувствуют. «Никому мы не нужны», — любят они повторять с сарказмом. Разумеется, не нужны. Как не нужны афганцы, сирийцы, ливийцы и далее по списку. Нужно всегда не население, а что-то другое — полезные ископаемые или даже удачное географическое расположение территории. Так что пусть Путин правит подольше. Нам наши полезные ископаемые и самим не лишние.

Источник