Военные специалисты
EnglishРусский

Зачем крупнейшей сухопутной державе России нужны авианосцы

Зачем крупнейшей сухопутной державе России нужны авианосцы

Generals are always fighting the last war (генералы всегда готовятся к прошлой войне). Эта английская поговорка первой приходит на ум, когда приходится в который уже раз слышать утверждение о том, что «Россия – это великая сухопутная держава», и потому ей особо не нужен ни военно-морской флот, ни, тем паче, «эти ваши авианосцы». Давайте попытаемся разобрать этот глупый и опасный миф о нашей исключительной «сухопутности».

Мы не напрасно начали со старой поговорки, которую использовал в своей книге «Вторая мировая война» британский премьер-министр Уинстон Черчилль, описывая военные приготовления министерства обороны Соединенного Королевства. Стереотипность и инерционность мышления в стремительно меняющемся мире может сыграть очень злую шутку. Это касается, в том числе, и россиян. Наша страна прошла страшную Вторую мировую войну, которую СССР вел против Третьего рейха и его европейских союзников на суше. Главным источником опасности в наши дни считается военный блок НАТО, также находящийся на Западе. Видимо, подсознательно мы ожидаем оттуда нового «блицкрига», танковых клиньев и иностранную речь в окопах под Москвой. Но та эпоха столкновения многомиллионных армий уже давно канула в Лету. С какими же угрозами может реально столкнуться современная Российская Федерация?Первое, что приходит на ум, это война за Украину. В ней ВС РФ столкнутся с ВСУ и, возможно, воинскими контингентами НАТО. Но она будет идти на суше, и флот для нее не понадобится, разве что, для морской блокады Одессы и других портов. Независимо от ее исхода (освобождение Киева либо неудача), боевые действия на территорию России с Незалежной явно не перекинутся. Второй, намного менее реалистичный сценарий, предполагает локальное столкновение РФ и Североатлантического альянса из-за Калининградской области. Нашему Балтийскому флоту, оснащенному «Калибрами», будет отведена «почетная» роль нанести удар всеми крылатыми ракетами и гордо погибнуть. Еще один сценарий, вероятность которого отлична от нуля, допускает столкновение с Морскими силами самообороны Японии из-за Курильских островов. Здесь главная роль будет отведена нашему Тихоокеанскому флоту и морской авиации, и прогнозы для них не самые утешительные, о чем мы подробно рассказывали ранее. Таким образом, имеется как минимум 3 потенциальных вооруженных конфликта, в 2 из которых так или иначе будет задействован военно-морской флот «великой сухопутной державы». Но это все «ерунда», поскольку ни одна из этих гипотетических войн с Украиной, блоком НАТО или Японией не угрожает самому существованию России. Есть еще одна, 4-я по счету, угроза, которая исходит от Соединенных Штатов Америки, самая страшная.

Скрытая угроза

Когда-то СССР был самой большой страной в мире, занимая 1/6 часть суши. После его распада Российская Федерация потеряла многие территории, но по-прежнему остается самой большой — примерно 1/8 часть. Однако все это смешно по сравнению с площадью Мирового океана, который занимает 71% площади поверхности планеты. И на этом Мировом океане безраздельно правят ВМС США с их 11 АУГ, но, что еще опаснее, они также доминируют и под водой.Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Со времен «Холодной войны» главным фактором, сдерживающим США и СССР от взаимного уничтожения, был ядерный паритет. Он обеспечивался за счет так называемой «ядерной триады», представленной стратегической авиацией, морскими стратегическими силами и ракетными войсками стратегического назначения. Суть такого разделения состоит в том, чтобы обеспечить гарантированный ответный удар даже в случае уничтожения какого-то из ее компонентов. И вот тут начинается самое сложное.С одной стороны, МБР шахтного базирования максимально защищены, а комплексы мобильного базирования имеют преимущество за счет возможности скрытной оперативной переброски. Стратегические бомбардировщики, оснащенные ядерным оружием, представляют эффективную «длинную руку» ВКС РФ. С другой стороны, они же и являются наиболее уязвимыми компонентам «триады». Местонахождение шахт с МБР для потенциального противника секретом не является, за перемещениями «Ярсов» и «Тополей» можно следить со спутников и самолетов-разведчиков, а «стратеги» базируются всего на трех аэродромах. В случае нанесения Пентагоном успешного превентивного удара США могут значительно ослабить «вес» ответно-встречного ядерного удара возмездия.В связи с этим самым важным компонентом «ядерной триады» является морская часть, представленная атомными подводными лодками, оснащенными баллистическими ракетами (ПЛАРБ). Те способны длительное время скрытно находиться и перемещаться под водой. Удар даже одной АПЛ типа «Огайо» способен стереть с лица Земли десятки населенных пунктов и убить миллионы людей. Осознание этого факта сделало подводные ракетные крейсера стратегического назначения (РПКСН), наверное, самым страшным оружием современности. Но, увы, возможности России и США в их использовании существенно отличаются.

Они против нас

Если Минобороны РФ имеет возможности оперативно контролировать перемещение стратегической авиации США и запуски межконтинентальных ракет шахтного базирования, то морская компонента американской «триады» представляет для него самую большую проблему. Примерно половина ядерного арсенала базируется на 14 ПЛАРБ типа «Огайо». В перспективе их должны заменить более совершенные атомные субмарины проекта «Колумбия». На борту они несут МБР Trident II, которые способны поражать даже хорошо защищенные шахты российских баллистических ракет и командные бункеры. Успешный превентивный удар американских АПЛ по позициям российских РВСН и аэродромам «стратегов» может радикально снизить эффективность ответно-встречного ядерного удара. Про российские РПКСН мы еще отдельно поговорим. Разумеется, это не означает, что уже пора сдаваться. С АПЛ можно и нужно бороться, отыскивая их под водой и уничтожая, вот только чем? Противолодочная авиация у нас устаревшая и немногочисленная, а морская ракетоносная вообще ликвидирована как класс. Бороться при помощи своего надводного и подводного флота? Можно, вот только дальнобойность МБР Trident II позволяет субмаринам типа «Огайо» производить развертывание чуть ли не у побережья США. Это значит, что ВМФ РФ надо идти в дальнюю морскую зону, чтобы там брать под контроль район возможного боевого развертывания американской АПЛ. А чем? Кораблей дальней морской и океанской зоны у нас кот наплакал, а специализированных больших противолодочных кораблей (БПК) проектов 1155 и 1155.1 всего восемь штук на Северный и Тихоокеанский флоты. И ведь просто так одних их не отправишь. Противовоздушная защита на них слабенькая, необходимо формировать корабельную ударную группировку. А сколько эта КУГ просуществует против ударов палубной авиации АУГ ВМС США? Это будет всего несколько ракетных атак, пока на наших кораблях не закончится боезапас к зениткам, а потом все. И самое обидное, что шансы огрызнуться невелики. Как мы ранее подробно разбирали, без своего самолета ДРЛОиУ не получится первыми увидеть приближение противника, его атаку и дать целеуказание «Цирконам» и «Калибрам».Какой можно сделать вывод? Проницательный читатель, наверное, уже догадывается: в дальнюю морскую зону, где царят АУГ ВМС США, российские корабли можно отправлять только с собственным авианосцем в составе, который и разведку осуществлять будет, и давать целеуказание «Цирконам», что позволит раскрыть их ударный потенциал, и прикрывать группировку своей истребительной авиацией, обеспечивая ей боевую устойчивость, и помогать в поиске АПЛ, запустив противолодочные вертолеты. К слову, движение ВМФ СССР к авианосцам и началось с проекта 1123 «Кондор». Этот крейсер-вертолетоносец создавался как раз для борьбы с субмаринами противника в дальней морской зоне. Его преемниками стали тяжелые авианесущие крейсера (ТАВРК), последним их которых в нашем флоте является «Адмирал Кузнецов».

Мы против них

Установив, что без авиационной поддержки в дальней морской зоне, где действуют АУГ противника, делать вообще нечего, перейдем к тому, как мы сами должны ответить на боевое развертывание иностранных АПЛ, что может свидетельствовать о подготовке США к войне. Очевидно, что главной задачей будет вывести наши РПКСН в районы боевого патрулирования, чтобы они не были глупо уничтожены прямо на базе у причала вместе со всеми своими МБР. По открытым сведениям, на боевом дежурстве одновременно находится 2-3 РПКСН. Но что они реально могут?Главным преимуществом АПЛ считается их скрытность. Увы, сегодня технологии поиска подводных лодок достигли такого уровня, что более «вундерваффе» они уже не являются. США, блок НАТО в целом и Япония обладают мощнейшими силами противолодочной борьбы. Это означает, что смертельная игра в прятки одинокого РПКСН с большой долей вероятности закончится его обнаружением и уничтожением. Не нужно лишних иллюзий. Подлодка – это мощнейшее оружие, но не абсолютное. Свой потенциал она может полностью раскрыть только при условии надежного прикрытия надводным флотом.И что мы видим? Наши корабли, пытаясь защитить район боевого развертывания РПКСН, столкнутся ровно с той же проблемой, что и при попытке поохотиться на «Огайо» где-то в дальней морской зоне. Там их будут поджидать АУГ ВМС США, палубная авиация которой не оставит никакого шанса на выполнение поставленной задачи. Здесь вновь не хватает одного ключевого элемента — авианосца в составе российской КУГ, который поднимет в воздух самолет ДРЛОиУ и будет следить за всеми перемещениями и действиями АУГ, даст целеуказание по ней «Калибрам» и «Цирконам», а также «Кинжалам», которые с берега доставят ракетоносцы Ту-22М3, прикроет бомбардировщик и наши корабли от атак истребителей противника силами палубной авиации. Все эти расклады, в отличие от нынешних горе-экспертов и членов «антиавианосной секты», прекрасно понимали советские адмиралы, что нашло отражение в задачах, поставленных перед ТАВРК «адмирал Кузнецов» и АТАВРК «Ульяновск»: 1) обеспечение безопасности атомных подводных ракетных крейсеров стратегического назначения в районах боевого патрулирования;2) противовоздушная оборона корабля и (или) группы кораблей, сопровождаемых им;3) поиск и уничтожение подводных лодок противника в составе противолодочной группы;4) обнаружение, наведение и уничтожение надводных сил противника;5) обеспечение высадки морского десанта.Вы по-прежнему считаете, что России, нашей «великой сухопутной державе», авианосцы не нужны?

Сергей Маржецкий

Источник