Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

ГКЧП обещал дать людям мыло, трусы и землю

ГКЧП обещал дать людям мыло, трусы и землю

В эти дни в мире и странах бывшего СССР активно вспоминают о событиях 30-летней давности — попытке коммунистического путча для сохранения советской империи. Данные последних опросов говорят о том, что чем дальше от события, тем сильнее в массовом сознании происходят перемены в оценке самого ГКЧП и советского режима. Все большее количество людей, в том числе и родившихся уже после СССР, «переходят» на сторону заговорщиков.

Многие сейчас твердят, что если бы все пошло по плану ГКЧП и «клуб» геронтократов, уходящей натуры ЦК КПСС, не дрогнул, арестовал главного «бунтаря» Ельцина и его окружение, взял штурмом Белый дом в Москве и победил, то мы бы жили сейчас совсем в другой стране. Подразумевается — процветающей и успешной не только для избранных, но и для всех. Свобода, за которую тогда боролись, оказалась для большинства населения бесполезной — на хлеб ее, говорят, не намажешь. Старые новые коммунисты-капиталисты, мечтающие в своих дворцах о реванше, снова зовут назад, в светлое коммунистическое будущее, превращая заговорщиков антигосударственного путча в героев и спасителей нации. Старшее поколение — уходит, а младшее мало что знает: Зюганов в России и апологеты КПСС в бывших республиках о деталях народной жизни в глубинке СССР предпочитают не распространяться.

В то время я работала журналистом в областной газете на Украине, а после объявления горбачевской перестройки была избрана народным депутатом СССР. Из опыта личного участия в судьбе множества людей, проживавших на не видимых из Кремля окраинах, напомню дифирамбщикам гэкачепистов о реальной жизни советского человека.

К лету 1989 г. в стране «развитого социализма», где по определению ее идеологов никаких забастовок быть в принципе не могло, начались стачки в Кузбассе, мощно перекинувшиеся затем на все шахтерские районы СССР. Об этом известно в деталях. Но меньше или вовсе ничего не известно молодым защитникам ГКЧП о борьбе за выживание в маленьких городках и весях — коммунистических заповедниках.

Например, 27 июля 1989 г. в райцентре Черняхов, что на Житомирщине, рабочие кирпичного завода, доведенные до отчаяния, решились на предупредительную забастовку. Документ с их «требованиями трудового коллектива» красноречивее любых слов. Вот что они писали: «Мы, работники Черняховского кирпичного завода, убеждаемся в том, что в последние годы не улучшаются, а ухудшаются условия нашей работы и жизни. Руководство района не прислушивается к нашим просьбам и пожеланиям. Замалчиваются трудности, требования игнорируются. Мы оказались в безвыходном положении. …Мы не можем высокопроизводительно работать, по-человечески жить и отдыхать».

А вот и требования: «В связи с очень низкой зарплатой увеличить расценки за нормы выработки, которые остались на уровне довоенного времени (то есть до 1941 г.! — А.Я). Повысить уровень механизации работ. Выдавать спецодежду и спецобувь, организовать комнату для стирки. Реконструировать помещение для переодевания и душевые».

Самый впечатляющий пункт: «Увеличить выдачу моющих средств на человека: мыло туалетное — 150 г., мыло хозяйственное — 250 г., паста либо порошок — 300 г. в месяц». А что может свидетельствовать ярче о том, до чего довели людей после почти 70 лет коммунистического эксперимента, чем это: «Коренным образом сменить работу магазина, перевести его на систему ОРС (отдел рабочего снабжения). Обеспечить магазин фондовым мясом, молоком, маслом. Расширить ассортимент круп, макаронных, кондитерских изделий. Регулярно привозить свежие овощи, ягоды, фрукты. Обеспечить всех работающих и пенсионеров сахаром (! — А.Я.). Два раза в месяц присылать автолавку с товарами первой необходимости. Навести порядок с продажей товаров широкого потребления и дефицитных». Кто-нибудь из электората спросит у Зюганова, что значит «фондовые» продукты и «система ОРС»?

Листая свой депутатский дневник, натыкаюсь на такие записи: «28 июня 1990 г. Вчера ездила к избирателям в с. Лещин, колхоз „Здобуток Жовтня“. Как сообщили жители, в магазине пять дней нет хлеба. А если привозят, то 20 булок на все село. Конфет ящик — для всех. Обычная минеральная вода, ситро — дефицит. После работы магазин всегда закрыт. Нет шифера, чтобы накрыть тракторный стан, на фермах текут водопроводные трубы, их надо менять, обращались всюду — бесполезно. Один из механизаторов попросил помочь „достать“ 10 кубов распиловочного материала, бруса, чтобы начать строить хату. Люди просили узнать в Житомирском райисполкоме, кто и сколько получил в районе легковых машин. Привели примеры: Петро Томашевский стоит в очереди на машину с 1988 г., был третьим, стал седьмым. А Петро Витенко уже 20 лет стоит на очереди на получение авто в райпотребсоюзе. Сдал уже 160 центнеров мяса государству, а машину так и не получил. Ну а как же он получит, если „целевые“ авто для передовиков села разбазаривает предоблисполкома? Один только его помощник за счет колхозников трижды обновлял свой парк „Волг“ — в 1986-м, 1987-м и в прошлом году».

Люди тогда просили меня помочь с автолавкой, которую им доставили бы на тракторный стан. Запись в моем дневнике: «10 июля 1990 г. Вот какую автолавку по моей просьбе к властям вывезли для селян с. Лещин из Житомирского райпотребсоюза: плавки — 10 штук, носки шерстяные (по 2 руб. 80 коп.), зимние шапки (это в летнее время!), сорочки мужские, ситро — 40 бутылок, минеральная вода — 40 бутылок, чай — ящик, конфеты „Драже“ — ящик». Это и был спецпаек механизатора во время летней страды.

Недавно в своем архиве нашла депутатский отчет за 1990 г. Специально для мечтающих об СССР: «Добилась от местных властей выделения А. Пантелеймончуку 5 тыс. штук силикатного кирпича, Г. Степанчуку из села Вересы — холодильника „Минск“, К. Деревянко из этого же села с моей помощью включена в списки на получение топлива. Доставлено оно после моей просьбы и пенсионерке Петровской из села Заможнэ. Обеспечила керосином жителей Нового Завода Червоноармейского района. На встрече в Вересах ко мне обратилась Н. Степанчук с просьбой помочь ей приобрести утюг и электропечь. По моему указанию ее записали в райпотребсоюзе в список для первоочередной покупки. А в селе Буймер многодетная семья никак не может допроситься, чтобы ей помогли приобрести стиральную машину, пенсионеры Новосельские — телевизор». Так что вперед, к новым высотам коммунизма?

Тысячами подобных историй и фактов была полна моя журналистская и депутатская жизнь при СССР. Очевидно, что бездарная партийная верхушка в лице ГКЧП, не сумев обеспечить население не то что достойной человека жизнью, но даже и трусами, стала катализатором распада и могильщиком страны. После отмены народными депутатами СССР статьи 6 Конституции о руководящей роли КПСС власть стремительно утекала из ее рук. А намеченное на 22 августа 1991 г. подписание нового Союзного договора с участием Украины забивало последний гвоздь в ее гроб. Именно это, а не борьба за народное счастье, и сподвигло кремлевских геронтократов на свою интерпретацию «Лебединого озера».

Неудавшимся в Москве путчем ловко воспользовались коллеги ГКЧПистов на местах, молниеносно уловив перспективу приватизации «своих» республик. Перекрасившись в демократов, владея всеми партийными газетами и ТВ (а другого тогда не было), они легко выиграли президентские выборы (секретарь КП Украины Леонид Кравчук объявил себя ради новой должности едва ли не «бандеровцем» с восьми лет).

Однако в надежде на лучшую жизнь, перенося лишения, защищая демократические ценности в августе 1991-го, простые люди получили в итоге тотальное разграбление своих стран, коррумпированно-мафиозные государства, нищету, социальную незащищенность и ощущение жизненной катастрофы. Не поэтому ли сегодня и возникают мифы о процветающем СССР и «героях» ГКЧП?

Алла Ярошинская

Источник