Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Зачем бывшим французским колониям новая французская валюта?

Зачем бывшим французским колониям новая французская валюта?

«Макроновская Франция оставляет африканцам крохи, а часто вместо них − просто бедность»

Париж и восемь стран Западной Африки из числа бывших французских колоний (Кот-д’Ивуар, Того, Бенин, Мали, Нигер, Буркина-Фасо, Сенегал и Гвинея-Бисау) намерены к 2027 году отказаться от африканского франка (Cfa) в качестве единой валюты для западно-африканских государств и перейти на новую валюту − эко.

Африканский франк был введён в 1945 г. как инструмент контроля над денежно-финансовой системой французских владений, стремившихся к независимости. Став самостоятельными юридически, они остались в прежней экономической зависимости от Франции.

Конвертируемость африканского франка обеспечивается Казначейством Франции, 50% золотовалютных резервов бывшие колонии должны размещать в Банке Франции. Эмиссионными органами выступают Эмиссионный институт заморских департаментов Франции, Эмиссионный институт заморских территорий Франции, а также Центральный банк государств Западной Африки и Банк государств Центральной Африки, чью деятельность контролируют французские советники.

Это позволяет Парижу управлять финансовой и денежно-кредитной политикой бывших колоний. Отказ от франка ничего не изменит. Новая валюта эко − лишь более гибкий инструмент подчинения африканской экономики интересам Франции. Банк Франции останется гарантом её конвертируемости, её курс к евро будет фиксированным. Париж сохранит монетарный контроль над 965 тыс. кв. милями африканской территории с населением 180 млн. человек.

В 1994 г. Франция вопреки протестам африканских стран обесценила африканский франк на 50%. С принятием Францией евро в 1999 г. произошло то же самое. Всё это даёт возможность французскому капиталу скупать африканские ресурсы чуть ли не по бросовым ценам.

В Париже чутко улавливают политическую моду на раскаяние в преступлениях колониализма. Называя африканский франк наследием колониализма, а его замену на эко − вкладом в развитие постколониальной Африки, Париж не собирается полностью отказываться от своего колониального прошлого. «Колонизация привела к насилию и человеческим жертвам. Но я не хочу ни каяться, ни репрессировать прошлое… Историки могут помочь нам взглянуть в лицо нашей истории и примирить нас с нашими южными партнёрами», − заявил президент Макрон в интервью Le Monde.

Франция конкурирует за влияние на Чёрном континенте с Великобританией, Италией, США, Китаем. Британцам удалось отколоть от Франции Руанду, приведя к власти англоязычных политиков. Итальянцы спешат закрепиться в Эфиопии, Эритрее, Сомали, Ливии, Джибути, Буркина-Фасо с экстраполяцией своего присутствия на Аравийский полуостров через Красное море и в направлении Индийского океана.

Дипломатические успехи Италии означают с точки зрения Франции вероятность образования пространства экономического и политического контроля Рима от Алжира до Кении, которое будет политически отделять франкоговорящую Северную Африку от Западной и Центральной. После крушения ливийской государственности в Риме называют франкоязычные Нигер и Чад «южной границей Европы» и готовы определять её политическое будущее.

В этом раскладе Африка нужна Франции как кладовая полезных ископаемых. Обеспечивая ликвидность эко, Париж получит приоритетное право на  покупку золота, бокситов, вольфрама, марганца, тантала, нефти, алмазов. Районы дислокации французских войск в Нигере, Мали и Центрально-Африканской Республике (ЦАР) удивительно точно совпадают с залежами урановых руд и других земельных ресурсов. Нигер занимает 9-е место в мире по запасам урана; в ЦАР залежи этого сырья оцениваются в 200 тыс. тонн; Мали на третьем месте в Африке по запасам золота.

В структуре энергобаланса Франции 75% составляет ядерная энергетика. Она обеспечивает конкурентоспособность французской промышленности и заодно наделяет Францию статусом тихоокеанской державы с правом участия в мировой политике, поскольку наличие в Полинезии и Новой Каледонии инфраструктуры для ядерных испытаний даёт Франции повод для постоянного присутствия в Индийско-Тихоокеанском регионе (ИТР).

В 2020 г. Франция подписала соглашение с Австралией и Индией о взаимном доступе к военной логистической инфраструктуре. Геополитическая ось Париж − Канберра − Дели обеспечит Франции согласование её интересов с интересами региональных держав. А доступ к урановому сырью в Африке позволяет Франции развивать ядерные технологии, не выпуская из рук Полинезию и Новую Каледонию, контроль над которыми превращает Париж в потенциального участника гонки за лидерство между США и Китаем.

Многие экономические активы бывших африканских колоний Франции принадлежат французским миллиардерам, самые известные их них Мартин Буйюг (Martin Bouyugues) и Винсент Боллоре (Vincent Bolloré). Бывший президент Мали Альфа Умар Конаре по этому поводу сказал: «Африканцы живут в странах, которые являются собственностью французов. Макроновская Франция оставляет африканцам крохи, а часто вместо них − просто бедность».

Фото: REUTERS/Feisal Omar

Владислав ГУЛЕВИЧ

Источник