Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Возрождение конвертоплана Ми-30 выгодно ВДВ и ВМФ РФ

Возрождение конвертоплана Ми-30 выгодно ВДВ и ВМФ РФ

ВВС США и ВКС РФ являются давними прямыми конкурентами, однако у американцев имеется на вооружении летательный аппарат, аналогов которому в России нет. Это конвертоплан, гибрид самолета и вертолета, сочетающий в себе их лучшие черты. Несмотря на массу достоинств, конвертопланы заслужили крайне неоднозначную репутацию из-за повышенной аварийности, дороговизны и сложности в эксплуатации. В 2018 году в нашем оборонном ведомстве задумались о создании отечественного аналога для нужд ВДВ. Насколько оправдано подобное устремление, и где еще могли бы пригодиться подобные гибриды?

Идея «скрестить» самолет и вертолет появилась давно. От первого конвертоплан должен был взять дальность и скорость полета, от второго – возможность взлетать и садиться вертикально. Звучит просто замечательно, разработки в данном направлении велись и в СССР, но создать серийный аппарат под названием V-22 Osprey получилось только у США. И практика их применения показала, что все не так просто, как хотелось бы. Как только его ни называли: и «летающим убийцей», и «пожирателем бюджетных денег». Так нужна ли России своя подобная винтокрылая машина? Давайте разбираться.Конвертоплан действительно имеет массу достоинств. Он взлетает и приземляется по-вертолетному, а также превосходит его по скорости и дальности полета. Однако этот аппарат уступает обычному турбовинтовому самолету по скоростным характеристикам, а вертолету – по грузоподъемности. Взлет осуществляется на двух винтах, а горизонтальный полет начинается за счет поворота гондолы с двигателями. Однако подобная сложная конструкция обусловливает высокую стоимость производства, повышенную сложность управления и аварийность. Американцы потеряли более полутора десятком таких аппаратов, за что те подвергаются жесткой критике, однако ни Корпус морской пехоты, ни ВВС США отказываться от них не собираются. V-22 Osprey оснащен двумя силовыми установками Rolls-Royce T406, которые обеспечивают ему максимальную скорость свыше 500 км/ч, взлетный вес машины свыше 27 тонн и боевой радиус в десантном исполнении — 720 км. Конвертопланы широко используются для доставки грузов, в том числе, на авианосцы и УДК, а также в десантных и спасательных операциях. Особенно приглянулись V-22 Osprey американским морпехам, которые не готовы от них отказываться, несмотря на массу связанных с их эксплуатацией трудностей. Вероятно, это побудило и Минобороны РФ задуматься о необходимости создания подобного аппарата для российских десантников. В 2018 году РИА Новости со ссылкой на собственный источник в ВПК сообщили следующее:ВДВ прорабатывают возможность применения конвертопланов для доставки десантников на поле боя. До конца сентября планируется получить техзадание и открыть опытно-конструкторскую работу по данной машине.
Следует отметить, что подобный проект может возникнуть не на пустом месте. Работа над первым советским конвертопланом Ми-30 стартовала еще в 1972 году, правда, тогда его классифицировали как «винтоплан». Предполагалось, что он сможет заменить вертолет Ми-8. Аппарат смог поднять 3-5 тонн полезной нагрузки или перевезти до 32 человек. Скорость полета Ми-30 оценивалась в 500-600 км/ч, а дальность – в 800 км. Если бы не произошел распад СССР, отечественный конвертоплан мог бы выпускаться в трех версиях: Ми-30С, Ми-30Д и Ми-30Л с грузоподъемностью в 3,2, 2,5 и 0,95 тонны, соответственно, или пассажировместимостью в 21, 11 и 7 человек. Таким образом, определенные наработки у российских оборонщиков уже имеются. Но нужен ли реально нашим военным такой сложный, дорогой и потенциально высокоаварийный летательный аппарат? Давайте попытаемся представить, где возрожденный Ми-30 мог бы найти применение.

ВДВ

Корпусу морской пехоты США V-22 Osprey приглянулись потому, что они позволяют оперативно с высокой маршевой скоростью перебрасывать личный состав на поле боя, удаленное от корабельной группировки с УДК. Подобная винтокрылая машина пригодилась бы и российским десантникам для скрытного проведения специальных операций на большую глубину. Интерес ВДВ к собственному конвертоплану вполне можно понять, но, пожалуй, не меньшую пользу тот сможет принести и на флоте.

ВМФ

Как мы неоднократно сетовали, одной из острейших проблем российского военно-морского флота является отсутствие у него собственного самолета ДРЛОиУ и авианосца для его базирования. Это радикально снижает эффективность действий морской авиации и точность целеуказания для ракетных ударов корабельной группировки. Решить проблему могло бы возрождение советского проекта палубного самолета ДРЛО Як-44, однако для полноценного раскрытия потенциала желательно запускать его при помощи катапульты. Катапультного авианосца у ВМФ РФ нет и пока что не предвидится, а ТАВРК «Адмирал Кузнецов» оснащен только трамплином. Однако появление конвертоплана открывает кое-какие интересные перспективы.Напомним, что в начале 90-х годов англичане оказались примерно перед такой же проблемой со своими легкими противолодочными авианосцами класса «Инвинсибл». Палубные самолёты ДРЛО E-2 Hawkeye американского производства разместить на них было невозможно, поэтому возникла идея сделать из конвертоплана «самолет ДРЛО». Так возник проект V-22 AEW, на который установили специальное радиолокационное оборудование. Впоследствии компания-производитель Bell сама доработала и улучшила характеристики «конвертоплана ДРЛО», некоторые из которых даже превосходили палубный самолет Hawkeye. Для российского военно-морского флота, который располагает всего одним тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов», конвертоплан ДРЛО на базе Ми-30 представляется вполне разумным вариантом. Также подобные летательные аппараты могут разместиться на обоих строящихся в настоящее время в Керчи УДК, радикально повысив разведывательные и боевые возможности корабельной группировки, в составе которой они идут. Еще одно довольно перспективное направление использование конвертопланов – это превращение их в средство поиска и уничтожения субмарин. В США ранее был проработан проект противолодочного конвертоплана SV-22, оснащенного поисково-прицельным комплексом и 4 торпедами Mk.50 на внешней подвеске. У нас в России в настоящее время противолодочная авиация является слабым местом, авиапарк малочислен и устарел. Возрожденный Ми-30 сможет стать переходным звеном в восстановлении морской авиации.Получается, что, несмотря на массу сложностей, конвертопланы могут сослужить хорошую службу и российской «крылатой пехоте», и морской пехоте, и флоту.

Сергей Маржецкий

Источник