Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Без принуждения вакцинация не пойдет

Без принуждения вакцинация не пойдет

В далекую эпоху, когда на планете царил золотой век и мир еще не знал о чудище под именем COVID, философ Николай Бердяев, словно вещий пророк, разглядел причины, по которым русский человек будет бежать от избавительной вакцинации. В 1916 году Бердяев писал: «Россия — страна бытовой свободы, неведомой народам Запада, закрепощенным мещанскими нормами. Только в России нет давящей власти буржуазных условностей».

Попутно возникает вопрос, каким образом этот недисциплинированный народ, где процветает свобода духа и рождаются любезные философу странники, создал империю с могущественной государственностью? Но это другая тема. А по существу актуальной проблемы о медленных темпах вакцинации в России сто лет назад было предугадано, что благие призывы власти придут в противоречие со свято оберегаемой бытовой свободой русского человека. Чистая диалектика: наши преимущества обернулись нашей проблемой.

В России, которая зарегистрировала собственную вакцину Sputnik V первой в мире, полностью вакцинировано лишь 15% граждан, в то время как в США — 49%, в Германии — 60%, в Великобритании — 54%. Печальной иллюстрацией служит то, что летом 2021 года Россия вышла в мировые лидеры по смертности и заболеваемости, чего нельзя было предположить еще полгода назад, когда мы чуть ли не били в литавры, восхваляя мудрую стратегию властей по борьбе со зловредным вирусом.

Не хочу претендовать на лавры Кассандры, но сразу, когда была объявлена кампания по добровольной вакцинации, я говорил о том, что без элементов принуждения дело не пойдет. Это на Западе бюргеру сказали сидеть дома — сидит, сказали ходить в маске — ходит, сказали уколоться — уколется. Как с презрением говорил Бердяев, мещанские нормы. У нас отсутствие политических и экономических свобод компенсируется русским бытом, единственной областью, в которую не вторгается грозоподобная власть. А в итоге англичанин-мудрец снимает ковидные ограничения, а в России опять пустые трибуны и запрещенные концерты.

Но вот у нас отменили QR-коды. За три недели, пока они висели над душой, в Москве число привитых граждан возросло вдвое. Да еще администрация в учреждениях села сотрудникам на уши. Как в СССР — явка на первомайскую демонстрацию добровольная, никакого принуждения, но лучше не испытывать судьбу. В итоге — темпы вакцинации, которым позавидовали бы в царстве бюргеров. Плохо все-таки наша власть знает свой народ. Тысячи жизней были бы спасены, если бы сразу ввели добровольно-принудительный режим.

Но цифры избыточной смертности уже мало кого пугают. Да и власть склоняется к тому, что кому суждено умереть, тот умрет. Как у Пушкина в «Пире во время чумы»: «Итак, я предлагаю выпить в его память с веселым звоном рюмок, с восклицанием, как будто б был он жив». Глава ВОЗ Тедрос Гебреисус пугает мир еще более страшными штаммами. И что? Штаммы наступают легионами, и человеку необходимо научиться сосуществовать с ковидом, как с прочими болезнями. Человек живет, пока он мыслит. Вирус — пока мутирует. Пусть конца-краю новым штаммам не видно. Без паники, просто наступает новая эпоха, которая изменит нашу жизнь не меньше, чем эпоха Великих географических открытий.

Почему быстро отменены QR-коды, если они принесли ошеломительные результаты и ковиддиссиденты стаями побежали на прививку? Полагаю, потому что здоровье уже не является, как в первые месяцы пандемии, доминантой власти. Наш Резервный фонд остается священной коровой, а госдолг не вырос, как произошло во время пандемии в развитых странах, где значительно более щедро, чем в России, распределяли выплаты среди населения. Среди прочих аргументов может быть и то, что эти развитые страны поддерживают друг друга, а нам только санкции в колеса суют.

Но даже самым сердобольным политикам экономика диктует суровые законы, и планета возвращается к привычной жизни. После падения в 2020 году мирового ВВП пришло прозрение: слабая экономика открывает зеленую улицу эпидемии. Чем сильнее экономика, тем больше ресурсов для здравоохранения и тем выше шансы на итоговую победу.

В 2021 году экономика пошла вскачь, наверстывая падение 2020 года. По прогнозам в лидерах Китай, где ожидается рост в 8,5%. Далее Индия — 8,3%, что удивительно, ведь мир с ужасом внимал сообщениям о грудах трупов и опустошении после дельта-штамма. На Западе самый большой подъем ожидается в США — 6,8%. В России Всемирный банк предвидит рост ВВП на 4%. Впрочем, неизвестно, как макроэкономика скажется на личных доходах, которые в России снижаются при любых экономических ветрах и вопреки сладким посулам национальных проектов.

Человечество выходит из кризиса, вызванного коронавирусом, не дожидаясь победы над ним. COVID за полтора года унес четыре с лишним миллиона жизней и продолжает скорбный путь. Для сравнения: в Первой мировой войне за четыре года погибло десять миллионов человек (не считая пропавших без вести). Больных во многих странах не меньше, чем в период острого пика. В Калифорнии уровень смертности в июле вырос на 26%. А лекарства от заразы как не было, так и нет. Происхождение по-прежнему сокрыто мраком. Зреют новые штаммы. Детективы в этом случае просят подмогу, но политики, забыв о недавних высоких лозунгах, меняют стратегию.

А это значит, что карантин оказался не столько медицинской, сколько политической и социальной проблемой. Широкая публика узнает правду о кризисе не скорее, чем будет раскрыта загадка убийства Джона Кеннеди. Неизвестность каскадом порождает конспирологические теории о мировом заговоре элит, которые вырабатывают алгоритмы управления обществом. Последнее обстоятельство не меняет того непреложного факта, что вакцинирование резко снижает вероятность тяжелых осложнений и прививка является актом гражданской зрелости.

Экономика идет в гору, хотя больницы переполнены. На этом фоне развитые страны склоняются к введению иммунных паспортов, которые открывают перед гражданами с хорошим здоровьем преференции в доступе к общественным благам. Дискриминация по медицинским критериям в информационную эпоху станет тотальной и более жесткой, чем гендерная, классовая или расовая.

Дискриминация, очевидно, коснется и тех граждан, которые привились вакциной, не получившей признания в странах, где принимаются политические решения. В таком случае, можно предсказать, что неизбежно возникнет движение, подобное современному BLM. Не знаю, перед кем, но точно бухнемся на колени. Будем просить прощения за то, что во время ковидной чумы теряли здравый смысл, а иногда человеческий облик.

Сергей Лесков

Источник