Военные специалисты
EnglishРусский

Режим не ищет для России безопасности

Режим не ищет для России безопасности

Свежепринятой «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» сильно не везет с отзывами. Интеллектуалы с сарказмом цитируют ультраконсервативные, конспирологические и просто странные пассажи этого документа. Подшучивают над своеобразными его выражениями, вроде «информационно-телекоммуникационная сеть „Интернет“», выдающими, что авторы «Стратегии» интернетом не пользуются. Ругают даже стиль — как будто составители новоиспекаемых законов и прочих казенных актов пишут грамотнее.

Но давайте посмотрим с другой стороны. Все-таки в глазах начальства это та «окончательная бумага», в которой прописано место России под солнцем. Где разъясняется, как организовать безопасную и неплохую жизнь в кольце других народов и держав.

Вот тут и начинается интересное. В «Стратегии» есть только Россия и Запад. Всех остальных жителей Земли, а это 85% ее населения, словно не существует. И стержневой сюжет «окончательной бумаги» совсем не о том, как бы России поудобнее устроиться среди прочих обитателей планеты, а только про то, как Запад ей пакостит.

«Страны теряющие безусловное лидерство, пытаются диктовать другим членам международного сообщества свои правила». «Российская Федерация доказала способность противостоять внешнему санкционному давлению». «В условиях стагнации и рецессии ведущих экономик мира все большее распространение получает практика использования… протекционистских мер и санкций».

Таких пассажей там десятки. С упоминанием Соединенных Штатов и НАТО или с намеком на них. Но больше — ни о ком.

«Мировая экономика переживает период глубокой рецессии…» Понятно, что это фантазия. Мировая экономика в 2021-м собирается вырасти примерно на 5%. Однако в «Стратегии»-то речь идет не обо всем мире, а только о Западе. Представления, будто он всегда «загнивает», являются базовыми для нашего руководящего круга. Это само по себе ошибка (в 2021-м ВВП еврозоны вырастет на 4%, а ВВП США — на 6–7%), но ошибка, так сказать, систематическая.

А вот игнорирование незападных экономических гигантов выглядит в таком документе, как этот, не только странным, но и дерзким.

Три самых больших экономики планеты — американская, китайская (ожидаемый рост в этом году — 8–9%) и индийская (больше 8%). В реальном мире стагнацией сейчас и не пахнет. Предполагаемый подъем отечественного ВВП (на 3–4% в 2021-м) по нашей мерке неплох, но явно более скромен. Размер российской экономики — одна сороковая мировой, и эта доля не растет.

К тому же такие державы, как Китай (1,45 млрд жителей) и Индия (1,4 млрд), каждая в отдельности превосходят по населению все западные страны, вместе взятые, и примерно в 10 раз больше России. Что же до военных трат, то каким способом их ни подсчитывай, у США и КНР они в несколько раз больше наших, у Индии примерно такие же. А поднимающиеся незападные державы среднего, т. е. примерно такого, как у нас, калибра можно и не перечислять. Их уже почти десяток.

Вот та реальная планета, о правилах безопасного поведения на которой должна была бы рассказать «Стратегия». Но там совсем о другом.

«Все более актуальной становится проблема морального лидерства…»

Речь, понятно о духовном превосходстве нашего режима над политкорректными американо-европейцами. Однако согласятся ли с этим, допустим, в Индии, политический класс которой считает свою страну «моральной сверхдержавой»? А Индия ведь становится все сильнее, и возможностей разъяснять другим преимущества своей духовности у нее будет все больше.

«Повышение роли России в мировом гуманитарном, культурном, научном и образовательном пространстве…»

Реалистично ли звучит это пожелание применительно к турецкому, индонезийскому или иранскому пространству? А что если они заняты повышением собственной роли? И часто с успехом.

«Предпринимаются попытки искажения мировой истории, пересмотра взглядов на роль и место России в ней».

«Стратегия» возмущается Западом и молчит о Китае. Хотя, отталкиваясь от тамошних суперторжеств по случаю столетия КПК и прозвучавших на них исторических заявлений, было бы к месту порассуждать о том, во всех ли пунктах пекинское видение истории и своего в ней места совпадает с московским. Спорить или приспосабливаться? Соотношение сил подсказывает второй вариант.

И еще одна незапланированная российско-китайская шероховатость, притом принципиального характера: «Продолжается работа по снижению зависимости от импорта в ключевых отраслях экономики…»

Составители «Стратегии» полагают, что «импортозамещение» — это такая штука, которая нацелена только на Европу и США. Но ведь незападный читатель, в первую очередь китайский, может понять буквально. И спросить: а как же быть с гордостью двусторонних отношений — огромным и весьма поощряемым импортом из Китая? Его что, хотят перекрыть? Ну конечно нет. Даже и в мыслях подобного не держат. Просто на той планете, на которой наше начальство борется с Западом, оно не замечает больше никого.

Или, если уж быть совсем точным, почти не замечает. Китаю с Индией уделено несколько слов в 7-м подпункте 95-го пункта «Стратегии». Сказано, что «партнерство и взаимодействие» с ними можно использовать для «создания в Азиатско-Тихоокеанском регионе надежных механизмов обеспечения региональной стабильности и безопасности на внеблоковой основе». Как будто речь идет не о мировых гигантах, а о скромных местных игроках, пригодных для использования в каких-то туманно сформулированных локальных целях. Не потому, что их не чтят. Наоборот, перед ними заискивают. Но для них нет подходящих ролей в манихейской картине мира нашего руководящего слоя.

Антизападная идеология, которая превратилась для Кремля в светскую религию, полностью оторвалась от действительности и стала непригодной для решения любых задач, даже сугубо охранительных. Самовзвинчивание и наращивание рисков — «Стратегия» только про это, а вовсе не про безопасность.

Сергей Шелин

Источник