Военные специалисты
EnglishРусский

Потеря газового транзита обернется для Украины уменьшением влияния на ЕС

Транзит российского газа нужен Украине как с политической, так и с экономической точек зрения, отметил в комментарии с ФБА «Экономика сегодня» независимый эксперт по постсоветскому пространству Андрей Суздальцев.

Потеря газового транзита обернется для Украины уменьшением влияния на ЕС

Кулеба и Зеленский выступили по «Северному потоку – 2»

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил, что Киев потребует компенсации с Москвы после запуска «Северного потока – 2» и назвал два принципа украинской политики по газопроводу.

Первым принципом Кулебы является безопасность государства, вторым – обеспечение исполнения подписанных соглашений. Если РФ не будет соблюдать принципы украинской внешней политики, то должна будет выплатить Украине компенсацию.

Заявление Кулебы представляет собой абсурдный популизм. Единственным соглашением, существующим между Москвой и Киевом по газовому транзиту, является договор между «Газпромом» и украинской компанией «Оператор ГТС Украины».

Контракт обязывает «Газпром» транзитировать по 40 млрд российского газа с 2021 по 2024 год. Условия контракта выполняются, и больше невозможна ситуация, возникшая в прошлом соглашении, когда Украина не выкупала прописанные в контракты объемы газа, а РФ не транзитировала то, что договор предписывал. На основании этого стокгольмские арбитры придумали «Газпрому» штраф в 4,6 млрд долларов.

Потеря газового транзита обернется для Украины уменьшением влияния на ЕС

«Газпром» учел негативный опыт и обезопасил себя от происков западных арбитров. Оснований для претензий у Киева нет, а если украинцы подадут новый иск, то его удовлетворение лишит репутации любой арбитражный орган.

Что касается вопросов безопасности, то озвучена четкая позиция Правительства ФРГ: «Северный поток – 2» является коммерческим проектом, поэтому риторика Кулебы, если и найдет у кого-то понимание, то только у Госдепа США.

Еще по «Северному потоку – 2» высказался президент Украины Владимир Зеленский, заявивший, что газопровод является проектом, направленным против Украины и Европы. Логику Зеленского понять сложно: украинский транзит обходится европейцам дороже «Северного потока – 1», поэтому для потребителей открытие второго трансбалтийского маршрута обернется снижением цен на газ.

Украина в 2020 году заработала за транзит российского газа 3 млрд долларов, но в 2021 году прибыль снизится. По газотранспортному контракту в 2020 году «Газпром» должен был транзитировать через Украину 65 млрд кубов газа, а в 2021-2024 года – только 40 млрд кубов.

Перенаправить эти объемы через другие направления можно и сегодня. Существует «Турецкий поток» с его 33 млрд кубов транзита в года, вступивший в строй в прошлом январе, но «Газпром» этого делать не будет из-за соглашения декабря 2019 года.

Потеря газового транзита обернется для Украины уменьшением влияния на ЕС

«Северный поток – 2» в газовых отношениях с Украиной вторичен, это только один из вариантов поставок российского сырья. Украинский транзит обеспечивается соглашением «Газпрома» и «Оператора ГТС Украины», так что риторика Киева носит популистский характер.

Для сохранения транзита Украина должна не взывать к ЕС или США, а предложить «Газпрому» нормальные коммерческие условия.

Газовый транзит дает Украине субъектность

«Для Украины газовая дискуссия – вопрос значимости в контексте энергобезопасности ЕС. Главная ценность Киева для европейской политики в том, что через украинскую ГТС идет российский газ. Пока это сохраняется, Украина европейцам нужна», – заключает Суздальцев.

Порядок сформировался в девяностые годы. До 2014 года европейцы хотели вырвать Киев из связки с Москвой, и это у них получилось: российско-украинский товарообмен упал в четыре раза, пусть и за счет краха экономики Украины.

Потеря газового транзита обернется для Украины уменьшением влияния на ЕС

«Киеву это дает возможность получать деньги и просить средства на реконструкцию и модернизацию ГТС. Все это можно распиливать, как и ставить за счет этого украинский данный вопрос в Евросоюзе», – констатирует Суздальцев.

Если не будет газового транзита, то востребованность Украины в ЕС снизится: рынок земли, рабочая сила и экспорт леса-кругляка являются для Брюсселя вопросами третьего-четвертого порядка и не играют значительной роли в политической повестке.

Есть такие страны, как Молдавия и Грузия, также подписавшие соглашение об ассоциации с ЕС, их проблемы Брюссель если и обсуждает, то только в период президентских и парламентских выборов. Украина масштабнее, но после прекращения газового транзита у Киева больше не будет рычагов влияния, кроме кризиса в Донбассе. Газовый транзит гипертрофирует реальную значимость украинцев.

«Украина нужна ЕС, пока имеет доступ к российским рынку и ресурсам. Аналогичное положение у Белоруссии, в какой-то степени у Грузии. Еще российской угрозой торгуют прибалтийские государства», – резюмирует Суздальцев.

Денежный вопрос также важен для Украины, ведь 3 млрд долларов являются для Киева значительной суммой. Каждый год украинцы выклянчивают у Международного валютного фонда (МВФ) 1,5 млрд долларов на сведение бюджетных дефицитов.

Потеря газового транзита обернется для Украины уменьшением влияния на ЕС

«Небольшие транши не позволяют Киеву выплачивать пенсии и не срываться в дефолт», – заключает Суздальцев.

Только есть реальная экономика: транзит через Украину «Газпрому» невыгоден, стоимость транзита здесь выше, чем через Польшу и «Северный поток – 1», а сама украинская ГТС приходит в упадок, так как недофинансируется в течение в течение многих лет.

Дмитрий Сикорский

Источник