Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Силовой Бандерштадт

Силовой Бандерштадт

За годы украинской гражданской войны мне приходилось слышать две расхожие сентенции, характеризующиеся крайней резкостью заложенных в них суждений. Причём, несмотря на кажущееся различие обоих тезисов, они весьма тесно переплетены между собой.

Первый из них звучит так: радикалы на Украине не представляют собой значительной политической силы. Второй, имеющий форму скорее упрёка, чем утверждения, гласит: если бы граждане Украины, недовольные установившейся в стране праворадикальной диктатурой, захотели, они сами смогли бы свергнуть всю эту постмайданную власть, благо опыт имеется.

Из второго высказывания делается ещё и дополнительный вывод: мол, раз они, те самые граждане, такие пассивные и ничего не предпринимают, то незачем им и помогать (имеется в виду извне, силой российского оружия).

На мой взгляд, парадоксальность озвученных идеологем заключается в том, что они обе верны и ложны одновременно. И ложность заключается в их поверхностности.

Да, даже не обладая статистическими данными, а попросту анализируя то, что происходит на Украине, понимаешь, что все прошедшие после государственного переворота выборы (как в Верховную раду, так и в местные советы), все проходящие в различных городах и по различному поводу акции радикально настроенных молодчиков, все их марши, хоть с факелами, хоть в вышиванках, дают чёткую картину, что людей, которые активно готовы встать под их знамёна, в стране от силы процентов пять.

Ещё пять процентов тем или иным образом поддерживают их идеи и даже при случае не прочь погреть руки на «достижениях» укронациков, но принимать участие в реальных действиях или хотя бы просто проголосовать за современных апологетов украинского интегрального национализма, доверив им городское хозяйство в каком-нибудь условном «Бандерштадте», не спешат.

Итого 10 процентов. Я понимаю, что это грубо, это на глазок, но всё же мне кажется, что я недалёк от истины. Остаётся понять, почему же если они столь малочисленны, то при этом так заметны? Здесь как раз всё просто ― это эффект футбольного стадиона. Активные болельщики, или, говоря на спортивном жаргоне, «фанаты», приходя на матч, организованно размещаются в своих постоянных секторах на одной из трибун. В результате их совокупная численность редко на каком стадионе составляет больше тех самых 10 процентов от общего количества зрителей. Но вот когда они по команде заводящего дружно начинают скандировать или даже петь, слышат их все, в том числе и те, кто смотрит футбольную трансляцию по ТВ.

Как мне кажется, с украинскими праворадикалами ситуация аналогичная, тем более что костяк их боевых отрядов составляют во многом те самые футбольные фанаты. Но всего этого шумного веселья на улицах и площадях украинских городов не случилось, если бы не одно важное, я бы даже сказал, определяющее но: разгул откровенного экстремизма на Украине стал возможен исключительно из-за изначального попустительства, а затем и прямого руководства радикалами со стороны тех, в чьи непосредственные обязанности входит недопущение всей этой вакханалии. Речь, понятно, идёт о правоохранительных органах.

На сегодняшний день ни для кого в Киеве не секрет, что и глава МВД Арсен Аваков, и глава СБУ пан Баканов не просто работают с организациями типа Нацкорпуса или С-14 ― их взаимоотношения давно уже вышли даже за рамки блатного понятия «крышевание». По сути, эти и им подобные неонацистские группировки если и не инкорпорированы официально в силовые структуры нынешней Украины, то как минимум находятся под их полным руководством и неусыпным контролем.

Более того, многие лидеры праворадикалов входят в наблюдательные советы при МВД, СБУ, Генпрокуратуре и Национальной полиции. Причём речь идёт не о каких-нибудь благообразных на вид представителях ультранационалистов, напрямую не запятнанных преступной деятельностью, как это было, скажем, в случае с ирландской партией Sinn Fеin («Шинн Фейн»), которая позволила британскому правительству, не потеряв лица, сесть за стол переговоров с экстремистами из IRA (Ирландская республиканская армия). Нет, среди членов набсоветов люди, обвиняемые украинским правосудием в убийствах, грабежах и насилии. И ничего, такие мелочи на Украине давно уже никого не смущают.

А потому все эти театральные представления в виде нападения радикалов на офис президента на Банковой, 11 или марш любителей СС «Галичина», который якобы проспали и доблестные контрразведчики из СБУ, и их младшие братья из МВД, надо воспринимать через призму вышеописанных фактов. Всё это лишь проявления внутривидовой борьбы в украинской власти.

И несмотря на то что, по моему глубочайшему убеждению, среди постмайданных лидеров, получивших власть на Украине, нет не то что махровых русофобов, там даже и идейными националистами не пахнет ― ничего личного, только бизнес, ― использованием нациков в качестве штурмовых отрядов для решения тактических или даже стратегических задач никто из них не брезгует.

Более того, среди самих ультраправых большинство, во всяком случае в руководстве этого «движа», также принадлежит лишь «идейным борцам за денежные знаки», желательно в свободно конвертируемой валюте. «Нацики по вызову» давно стали обыденностью в украинских политических разборках.

Таким образом, возвращаясь к первому тезису о малочисленности радикалов в незалэжной, необходимо отдавать себе отчёт в том, что украинские правые страшны не сами по себе, они страшны тем, что за их спиной стоит вся репрессивная машина нынешней Украины. И стоит тебе только рыпнуться, как ты моментально окажешься в застенках СБУ, и в лучшем случае тебя, сильно «помятого» и морально подавленного, через пару лет обменяют в ЛДНР, а в худшем ― ты никогда не выйдешь оттуда живым.

И вот теперь переходим ко второму утверждению о гордых и сильных укрогражданах, которые должны сами найти в себе силы и… ну, короче, всё как в старом советском кино из серии «сама, сама, сама».

Я не стану устраивать лекцию о нравственности и вообще скатываться в какие-либо нравоучения в духе «а ты сам смог бы выйти и громко заявить?». Подвиг Зои Космодемьянской потому и Подвиг, что людей, способных на такую преданность идеалам и убеждениям перед лицом страшных пыток и неминуемой гибели, днём с огнём…

Не стану я и утверждать, что на Украине все сплошь жертвы нацистской диктатуры, живущие в условиях фактической оккупации. Напротив, по моим наблюдениям, большинство украинцев вообще не беспокоит царящее в их стране националистическое безобразие.

Их не волнует ущемление прав русскоязычных, не волнуют мовные законы, они в целом одобряют водную блокаду Крыма и экономическую блокаду Донбасса. Они вполне уверены, что в ЛДНР живут и воюют сплошь террористы, которые сами себя обстреливают, а воины ВСУ ― белые и пушистые и никого не убивают, и так далее, не говоря уже о том, что в их сознании во всём виноват Путин, а не, скажем, Зеленский.

И даже возмущённые высокими тарифами и откровенным грабежом со стороны собственных властей, понукаемых Западом, маленькие украинцы охотно поддаются официальной пропаганде и списывают это на издержки бесконечной войны с «агрессором».

Я презираю этих людей, и у меня никогда не поднялась бы рука выступить в их защиту, потому что я искренне считаю каждого из них соучастником происходящих преступлений, ровно так же, как соучастниками были молчаливые и добропорядочные немецкие бюргеры, преспокойно себе жившие при нацистах и не желавшие даже задуматься, куда это пропадают их соседи-евреи.

Но и тогда, в 30-х годах прошлого столетия, среди граждан Третьего рейха были те, кто укрывал евреев, кто так или иначе помогал союзникам уничтожить военную машину нацистов, кто даже молчаливым сопротивлением отказывался покориться коричневой чуме.

Есть такие и на нынешней Украине, и прошедшее празднование Дня Победы стало тому очередным доказательством. Люди, простые жители Киева, Одессы, Харькова, как могли продемонстрировали нынешним хозяевам Украины, что они не сдались, что они не исчезли, что они здесь, живы и продолжают не принимать новую майданную религию, отстаивая веру своих предков. Это не просто красивый оборот речи, в случае с канонической Украинской православной церковью это буквально так.

Могут ли они поднять бунт и опрокинуть нынешнюю власть? Не знаю, думаю, что нет. В этот раз, в отличие от зимы 2014 года, ни один «гуманист» на Западе даже не пикнет, когда тот же Аваков выпустит против восставших своих головорезов и попросту закатает в асфальт любой возможный протест. А, стало быть, требовать от людей, чтобы они с голыми руками лезли под пули, я не могу, не имею морального права. И ставить им это в упрёк не стану. Но и делать вид, что «их там нет», закрывая глаза на очевидное, не буду.

И пусть им не одолеть в одиночку весь этот силовой «Бандерштадт», я верю, что однажды жернова мировой политики повернутся таким образом, что мы сможем помочь им обрести свободу и свою страну. Ведь главное условие для этого они выполнили ― сохранили человеческое достоинство и не изменили себе.

Алексей Белов,специально для alternatio.org

Источник