Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Логика войны за Украину требует от Кремля создания и признания Новороссии

Логика войны за Украину требует от Кремля создания и признания Новороссии

На фоне откровенных военных приготовлений ВСУ к широкомасштабному наступлению по «карабахскому сценарию» на Донбассе Минобороны РФ столь же открыто стягивает свои войска к северо-восточной и южной границам Украины. При этом высокопоставленные российские чиновники постоянно публично декларируют, что Кремль желал бы избежать прямого участия в войне против Киева. Несмотря на это, явно вырисовываются несколько возможных направлений для контрудара ВС РФ на случай, если ополчение ДНР и ЛНР не устоит. И далеко не все они ограничиваются только Донбассом. Что это, имитация угрозы, или же реальный «план Б», который подготовил Генштаб РФ и уже положил на стол Верховному?

Для начала необходимо определиться, а для чего вообще все это Кремлю нужно? В 2014 году Украина лежала у его ног, а ее Юго-Восток сам готов был присоединиться к Российской Федерации вслед за Крымом. Увы, не пригодилась нам Новороссия, проект которой был свернут под лицемерные лозунги в духе «нам нужна вся Украина». От изначальных Донецкой и Луганской Народных Республик, так и не признанных Москвой, остались «огрызки», уже седьмой год находящиеся под обстрелами ВСУ. Суть Минских соглашений, приказавших долго жить, состояла в том, чтобы вернуть их обратно в состав Украины на условиях Кремля, но из этого так ничего и не вышло. Сегодня в качестве одного из самых реалистичных направлений для контрудара со стороны ополчения и ВС РФ рассматривается портовый город Мариуполь, о чем мы подробно рассказывали ранее. Цель в военном отношении привлекательная, но необходимо задаться вопросом, а что будет дальше, после его освобождения? Поубивать кучу людей с обеих сторон в ходе штурма, чтобы вернуть затем город обратно в состав Украины в рамках «Минска-3»? Давайте разбираться.Прежде чем влезать в полномасштабную войну с Незалежной, надо определиться, какие политические цели мы хотим достичь, какую цену готовы за них заплатить и насколько далеко зайти в результате. При этом нужно учитывать следующие вводные.Во-первых, тотального разгрома и освободительного похода на Киев ждать точно не стоит. Вернее, разгромить ВСУ в поле ВС РФ в состоянии, но что делать, когда украинская армия и Нацгвардия укрепятся в больших городах? Брать их штурмом с соответствующими жертвами среди атакующих, обороняющихся и мирного населения? Разве кто-то допустит, чтобы в 2021 году российская армия сносила артиллерией и авиацией кварталы Киева? Этого просто не будет.Во-вторых, не совсем понятно, что делать со всей занятой российскими войсками территорией. В 2014 году, когда Украина была государством с функционирующими тяжелой промышленностью и сельским хозяйством, отечественные пропагандисты кричали о том, что мы ее не прокормим. А что будет в 2021 году, когда половина работоспособного населения уже разбежалась по соседним странам, а предприятия позакрывались? При этом пророссийские настроения у значительной части украинцев сменились на русофобские. Что, теперь-то мы уже готовы кормить их за счет наших пенсионеров?В-третьих, необходимо учитывать, что за наступление на украинском направлении Россия получит новый, крайне жесткий пакет ограничительных мер, что станет серьезным ударом для отечественной экономики. Итак, мы определили, что в 2021 году нам придется действовать в намного более невыгодных условиях, чем это было в 2014-2015 годах. Означает ли это, что ничего не надо предпринимать? Нет, не означает. Москва должна в случае агрессии предельно жестко поставить Киев на место. За это нам самими придется заплатить высокую цену, но она должна быть не бессмысленной. В случае контрнаступления Россия должна будет решить сразу несколько стратегически важных задач.Прежде всего, это проблема водоснабжения Крыма, острота которой возрастает год от года. До ввода в строй опреснительных заводов придется ждать еще несколько лет, а для федерального бюджета это будет крайне недешевое удовольствие. Более рациональным было бы взять под свой контроль инфраструктуру Северокрымского канала. Экс-советник президента Путина Андрей Илларионов вполне справедливо указал, что приоритетной целью для Минобороны РФ может быть захват так называемой континентальной Тавриды:Задача номер один – установление контроля над руслом Северо-Крымского канала… Для любого генштабиста идеальным выглядит захват плацдарма от Очакова на западе до линии Васильевка – Мелитополь – Молочанский лиман на востоке.
Это позволило бы раз и навсегда закрыть вопрос с водоснабжением региона. В военной операции могли бы участвовать собранные на полуострове российские войска, а также три больших десантных корабля, пригнанных с Балтийского моря, которые позволили бы провести десант. Идем далее. Возможен и еще один российский морской десант, но уже на Азовском море. Из Каспийского моря туда перенаправлены шесть скоростных десантных катера проекта 11770 «Серна», а также три МРК проекта 21631 «Буян-М». Последние могли бы поддерживать высадку с моря ударами крылатыми ракетами «Калибр» одновременно с наступлением ополчения на суше. Целью операция в таком случае будет портовый город Мариуполь, крупнейший металлургический и логистический центр на Украине. Взятие его под контроль ДНР будет тяжким ударом для Киева. Но на этом дело может не ограничиться.Следующим логически шагом было бы соединение континентальной Тавриды с территорией ДНР вдоль побережья Азовского моря. Места степные, открытые, при тотальном доминировании ВКС РФ в воздухе ВСУ тут ловить будет нечего. Взятие под контроль всего азовского побережья сделает это море фактически для России внутренним, а заодно устранит угрозу со стороны Бердянска, где Киев строит военную базу ВМСУ, откуда уже сейчас начались провокации против Керченского моста. Буквально накануне несколько украинских бронекатеров попытались совершить в ночное время очередной «прорыв». В дальнейшем острота этой проблемы будет только возрастать.Наконец, выход ВС РФ на континентальную Тавриду, как справедливо отметил Андрей Илларионов, откроет им дорогу на Херсон и Николаев. По сути дела, Москва сможет отрезать эти портовые города от Черного моря, а также создать предпосылки для падения в них украинского режима. А после может открыться дорога на Одессу и соединение с Приднестровьем. Возникает вопрос, что потом с этим всем делать, что это может дать России? С одной стороны, легкой прогулкой такая экспансия уже не будет, и за нее нам придется заплатить высокую цену в виде усиления санкционного давления Запада. С другой стороны, де-факто это получается куцая версия Новороссии в версии 2021 года, которая позволит решить проблему водоснабжения Крыма, а также надежно связать его с территорией России по суше. Для Киева утрата Юго-Востока означает настоящую экономическую катастрофу, поскольку именно тут находится большая часть промышленных предприятий, а также его морские торговые ворота. Без Новороссии Украина просто нежизнеспособна, потому ее позиции в дальнейших переговорах с Кремлем катастрофически ухудшатся. Москва же сможет получить под свой фактический контроль стратегически важные регионы Юго-Востока, где доля пророссийски настроенного населения все еще относительно велика, по сравнению с остальной страной. Очень важным будет не бросать всех этих людей в большом «Приднестровье», а признать освобожденные территории как независимую Новороссию. Вместе с тем у России появится доступ, например, к Николаевским верфям и предприятиям, производящим силовые установки для флота, что является для нас большой проблемой.Идти на Киев, наверное, уже поздновато. Нечто подобное Берлину 1945 года никто сегодня сделать нам не позволит. Остается только душить враждебный русофобский режим экономическими методами, для чего нужно взять под опосредованный контроль юго-восточные регионы Незалежной и признать появление нового политического субъекта, Новороссии. Оговоримся сразу, что речи о присоединении ее к РФ не идет. Переговоры с Киевом можно вести о трансформации Украины в конфедерацию, куда Новороссия войдет как суверенное, дружественное нам государство, имеющее мощный рычаг экономического давления на Киев. Преобразование остальной Незалежной – это гораздо более сложный и долговременный процесс, который, скорее всего, займет десятилетия.Цена подобной стратегии будет для России достаточно высокой, но она позволит решить сразу несколько важных задач и даст приемлемые пути выхода из украинского тупика, в который Кремль сам себя загнал.

Источник