Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Без труб и барабанов

Без труб и барабанов

О возможном начале «маленькой победоносной войны» где-то юго- или северо-западнее Российской Федерации сегодня не говорит только ленивый. Так, на днях профессор American Enterprise Institute, специалист по России Леон Арон, заявил, что российские власти в нынешнем году на фоне экономической стагнации, пандемии и массовых протестов, прошедших в январе–феврале, для поднятия своих рейтингов могут начать гибридную войну в странах Балтии — по типу той, что предпринималась ими в 2014 году в Крыму и на востоке Украины.

В свою очередь, представители «русского мира» как в самой России, так и в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, уверяют, что о такой войне мечтает действующий президент Украины Владимир Зеленский (но они, понятное дело, этого не допустят).

Вообще, информационный шум, поднятый в России некоторое время назад на тему намерений Украины начать войну, то ли против «республик Донбасса», то ли с целью возврата Крыма, был настолько громким, что, как и семь лет назад, в 2014 году, стало не по себе. Это ведь обычное дело: если кто-то хочет начать войну, то, как правило, обосновывает это агрессивными намерениями противника…

Для того, чтобы разобраться, кто и где на самом деле собирается развязать новую войну, нужно задаться традиционным вопросом: кому она может быть выгодна?

Ориентирующиеся на Кремль СМИ уверяют, что такая война может сыграть на руку президенту Украины Владимиру Зеленскому. Дескать, с помощью «маленькой победоносной войны» он может попытаться поднять свои низкие рейтинги. Однако при ближайшем рассмотрении эта версия не выглядит убедительной. С рейтингами у Зеленского сейчас все не так плохо, как многим кажется.

Согласно результатам мартовского опроса Киевского международного института социологии, Зеленскому доверяют 44,5% украинцев, что совсем неплохо для действующего главы демократического государства с весьма пестрой политической палитрой, к тому же в середине срока полномочий. Для сравнения: у идущей на втором месте в этом рейтинге, бывшего премьера Юлии Тимошенко всего 30,7% поддержки, у одного из лидеров «Оппозиционной платформы» Юрия Бойко, занимающего третью строчку — 26,2%, а у бывшего президента Петра Порошенко — 24,6%.

Таким образом, вопреки инсинуациям пропагандистов, Владимир Зеленский на сегодня остается самым популярным украинским политиком. Уже не говоря о том, что до окончания его президентского срока еще три года, так что пробовать поднимать рейтинг (как видим, и без того неплохой) при помощи военной авантюры против значительно более сильного противника никакого резона у него нет.

А вот в самой России ситуация прямо противоположная. Всего через пять месяцев в стране должны состояться парламентские выборы. И это на фоне катастрофических демографических показателей (за прошлый год страна не досчиталась около 700 тысяч человек, а в первом месяце текущего 2021 года естественная убыль в России составила уже более 113 тысяч человек), массового обнищания по причине усиливающейся инфляции, роста безработицы и, в итоге, протестных настроений в обществе — что показали массовые выступления россиян в январе–феврале.

Все это сказывается и на падении рейтинга правящей «Единой России», фактическим гарантом электоральных побед которой выступает Владимир Путин. Достаточно напомнить, что по данным «Левада-центра» (признан в РФ иностранным агентом) рейтинг ЕР опустился до своих самых низких за последние пять лет показателей — 27%.

В этих условиях идея пресловутой «маленькой победоносной войны» в Кремле вполне может быть действительно снова востребована. Не исключено, что тот информационный шум в российских СМИ, о котором было сказано выше, был попыткой вброса подобных идей в массовое сознание накануне выборов в Госдуму. Благо, память о «духоподъемном» 2014 годе в головах многих вельмож, окружающих московский престол, все еще жива и у кого-то из них вполне могло возникнуть желание «повторить»…

Однако проблема в том, что вернуться в 2014-й уже невозможно. Окружающий Россию мир изменился. В том числе, в значительной мере, вследствие тех действий, которые ее правитель и его присные предприняли семь лет назад.

Зададимся вопросом: против кого из ближайших соседей может быть предпринята очередная «духоподъемная» акция Кремля?

Вариант с появлением говорящих по-русски «вежливых людей» в камуфляже без опознавательных знаков в Прибалтике, о чем написал американский профессор Леон Арон, представляется мне сегодня наименее вероятным. Во-первых, потому что статью 5 устава НАТО («нападение на одного из членов Альянса будет рассматриваться как нападение на всех его членов») никто не отменял.

Во-вторых, потому что основные члены этого военно-политического объединения — Соединенные Штаты, Великобритания, Франция, Турция и даже Германия — настроены по отношению к Кремлю сегодня гораздо более решительно и никаких попыток «понять Россию», «учитывать ее интересы» предпринимать больше не собираются. Просто потому что они ее, и в первую очередь, ее лидера, уже поняли. Что самым недвусмысленным образом обозначил президент США Джо Байден, соответствующим образом охарактеризовав своего кремлевского визави.

Практически одновременно с Байденом выступил британский премьер Борис Джонсон, который в новой концепции внешней и оборонной политики своей страны объявил Россию самой серьезной угрозой безопасности в Европе.

Так что целью очередной «маленькой победоносной войны» может стать все та же Украина. Однако активизация со стороны Кремля или близких ему структур военно-политических прожектов, типа «пробивания» сухопутного коридора в Крым или присоединения ЛДНР, сегодня также представляются маловероятными. Потому что как бы ни хорохорились записные представители «русского мира», те, кто просчитывают сегодня в Кремле и российском Генштабе подобного рода варианты, полагаю, отдают себе отчет, что это означало бы полномасштабную войну. Но к этому Москва сегодня не готова по ряду причин.

Причина первая состоит в возросшей за прошедшие годы мощи украинских вооруженных сил. Достаточно сказать, что на начало 2014 года в ВСУ числилось 168 тысяч человек, в том числе около 125 тысяч военнослужащих. Сегодня украинская армия насчитывает 225 тысяч человек. В стране имеется миллион резервистов, из которых 150 тысяч — участники боевых действий 2014–2015 годов. Вооружена украинская армия сегодня не в пример лучше, чем в то время. Достаточно вспомнить, что «наш» Дональд Трамп начал поставки американского летального оружия в эту страну, включая и переносные противотанковые ракетные комплексы Javelin, и много чего еще. Появляются сведения про поставки на Украину турецких ударных беспилотников, успешно уничтожавших военную технику российского производства в сирийском Идлибе, Ливии и Карабахе.

Однако не менее важно, что сегодня, в отличие от 2014 года, украинские солдаты гораздо более мотивированы. Это семь лет назад они не очень понимали, что происходит, и от того были в значительной степени дезориентированы. Однако после гибели за эти годы 14 тысяч соотечественников, потери части территории, и ликвидации на Украине рупоров российской пропаганды они гораздо лучше теперь знают, где их враг. Начнись сегодня широкомасштабные боевые действия, украинские военные колебаться, как в 2014 году не станут.

Конечно, российская армия превосходит украинскую по численности, однако возможный масштаб потерь в случае начала полноценной войны точно будет неприемлемым для российского руководства, тем более, в год парламентских выборов. «Маленькой» эта война точно не будет. И под большим вопросом, окажется ли она «победоносной».

Нужно учесть и еще один момент. Российский верховный главнокомандующий на самом деле человек расчетливый и осторожный. До сих пор вверенные ему вооруженные силы никогда не начинали боевых действий, если не было уверенности в их подавляющем превосходстве над противником. А в случае с Украиной (и, тем более, прикрытой «натовским зонтиком» Прибалтикой) такой уверенности нет.

Ну и, конечно, масштабная война против Украины, да еще за несколько месяцев до выборов, совсем не вдохновит российского избирателя. Да и пропагандистско-информационные ресурсы Кремля для ее обоснования практически тоже исчерпаны. Войны же в Сирии или где-нибудь в Африке российскому электорату вообще непонятны и не очень-то интересны.

Подводя итог сказанному, резюмируем, что вариант решения накопившихся в Росси проблем путем вооруженной экспансии сегодня выглядит крайне маловероятно. Нужно быть полным безумцем, чтобы решиться на это.

Александр Желенин

Источник