Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

История про черного кобеля: почему Навального не стоит считать политиком

История про черного кобеля: почему Навального не стоит считать политиком

ЕСПЧ потребовал от российских властей освободить Навального. Решение было принято в соответствии с правилом регламента суда о применении обеспечительных мер. Минюст России увидел в этом требовании попытку «грубого вмешательства» и политический подтекст, а также заявил, что выполнено оно не будет. Дмитрий Лекух напоминает Евросуду о том, почему Алексея Навального не стоит рассматривать как политическую фигуру и «жертву режима».

На самом деле, если смотреть классические определения, то Алексей Навальный — не как личность, разумеется, а как сценический персонаж — это не про «политику» в академическом смысле этого слова, извините за невольную тавтологию, от слова «совсем». 

Тут все просто: к тому, что в ученых словарях специально обученными людьми определяется как «политическая деятельность», Алексей Анатольевич имеет примерно такое же отношение, как какой-нибудь очередной сектантский идол к традиционным религиозным практикам.

Не надо ничего выдумывать, достаточно посмотреть на биографию персонажа и на задачи, в том числе репутационные, которые он ставил перед собою. Чего, собственно, хотел добиться в этой жизни и какие вопросы решить на всех этапах, так сказать, большого жизненного пути.

За всю свою «политическую деятельность» Алексей если и «страдал», то исключительно по «административке» или от соратников, которые его время от времени изгоняли: то из «Яблока», то еще откуда.

А вот с деятельностью чисто хозяйственной случилось немного хуже: Навальный был дважды осужден именно за совершение экономических преступлений, скажем так, «с некоторыми элементами коррупции». Сначала на 16 только доказанных миллионов рублей пострадала Кировская область.

И если «политика» тут хоть как-то звучала, то исключительно как способ достижения фигурантом должности помощника местного губернатора Никиты Белых. Который и сам позже, справедливости ради, присел по схожему делу — правда, уже в Москве.

Причем следует отметить, что должность свою будущий «берлинский пациент» получил именно по «демократической линии». Но если его тогдашнюю почти коллегу по региональной «элите» Марию Гайдар, к примеру, плохо или хорошо интересовала все же политика (скорее «плохо», конечно, ибо должность при одесском лузере Михаиле Саакашвили трудно отнести к очевидным карьерным достижениям), то «пациент» и в славном городе Кирове отметился исключительно «по баблу».

Дальше — больше. Пересказывать подробности довольно скучного и по сути, и по форме и абсолютно, если хотите, «стандартного» для правоохранителей дела по иску французской компании «Ив Роше» мы здесь, пожалуй, вообще не будем.

Отметим только, что «политической составляющей» тут не разглядели даже априори излишне внимательные арбитры из ЕСПЧ: можно сколько угодно спорить о законности такой «коммерции», за которую братья Навальные получили условный и реальный сроки (угадайте, кто какой), но одно совершенно очевидно: это дело опять-таки ни про какую не высокую «политику», а только про деньги.

И это совершенно неудивительно — как мы писали выше, все в этой жизни зависит исключительно от задач.

Поэтому давайте просто констатируем очевидное: политика в жизни Алексея Навального, безусловно, присутствует, но исключительно в качестве технологии, средства для достижения цели наиболее доступными методами. А вот в качестве цели выступает классическое бабло.

Более того, Навального даже «политическим рейдером» не назовешь: есть разные типы рейдерства, но все они сводятся к одному — к захвату власти на объекте, в фирме, компании или каком-либо «подразделении».

В действиях Алексея Навального на любом этапе: что во времена «Яблока» и СПС, что во времена «советничества» у Белых, что во время деятельности ФБК (организация признана в России иностранным агентом), да даже во время выборов мэра — никогда не было цели захвата в том или ином виде любой власти. Он прекрасно понимал, что ее ему никто не отдаст, и к ней отнюдь не стремился: ну какой «вместо Собянина» не смешите меня, мой друг.

Вся деятельность «берлинского пациента» как в области корпоративных войн и всевозможных «сливов», так и в области околополитического шантажа производится исключительно с целью извлечения прибыли за счет продажи «политических акций самому эмитенту по завышенному курсу» (с) и имеет предельно четкое определение — greenmail.

Гринмейлеры, кстати, действуют ровно теми же методами, что и «революционеры»-рейдеры, их иногда поэтому путают. Но если целью рейдера является захват фирмы-цели, то целью гринмейлера — лишь получение платежей. 

Черного кобеля ни одной «политической щелочью» не отбелить добела. В больших политических комбинациях Навальный по природе своей не может играть никакой самостоятельной роли — только выступать в качестве удобного инструмента для вполне себе серьезных дядь с вполне амбициозными планами. А с инструментами, особенно выходящими из строя, не принято особенно церемониться.

Источник